Новости

27.02.2014 14:00
Рубрика: Общество

Проект 0917

Как перестраивали "Аврору" тридцать лет назад
Через несколько месяцев крейсер "Аврора" покинет Петроградскую набережную и отправится на реставрацию.

О ремонте корабля говорят уже три года, постоянно называя разные сроки и суммы затрат. Изначально речь шла о семи миллиардах рублей. Комиссия по ремонту крейсера огласила сумму в 3,5 миллиарда. Судно отправят в док Северной верфи не раньше сентября, до этого "Аврора" успеет принять участие в мероприятиях, посвященных началу Первой мировой войны.

- Главное, чтобы во время ремонта "Аврору" не загубили, - беспокоится петербургский пенсионер Борис Бочков. Он был заместителем главного конструктора масштабной реконструкции крейсера в 1984-1987 годах. Тогда судно фактически отстроили заново.

Корабль мечты

- "Аврора" для меня всегда была чем-то значимым, - Борис Васильевич перебирает папки с пожелтевшими документами. Сметы, схемы, отчеты. - В 1949 году, когда я устроился на работу в Северное проектно-конструкторское бюро, крейсер уже стоял на приколе возле Нахимовского училища. Тогда множество мальчишек остались сиротами, и, чтобы их как-то пристроить, набор курсантов в училище был увеличен. Всех нужно было где-то селить, учить. Тогда вспомнили про "Аврору". Крейсер привезли на Петроградскую набережную и начали перестраивать, большая часть оборудования была снята. Каюты переделали под учебные классы, кубрики - под жилые помещения…

После всех этих перестановок корабль стал весить меньше, и, чтобы обеспечить его устойчивость, дно судна забетонировали. В 1956 году на крейсере открыли филиал музея, и нахимовцы там больше не занимались. Да в этом и не было необходимости: количество учащихся к тому времени сильно сократилось.

Реставрации или капитального ремонта не было, но, когда на "Аврору" стали пускать посетителей, на крейсере установили пушки. Правда, Борис Васильевич, который всю жизнь проектировал боевые корабли, мог сразу сказать: орудия не родные.

- Некоторые пушки были сухопутными. Это видно. Морские пушки делают выше, чтобы они нормально могли стрелять во время качки, - объясняет Борис Бочков. - Но у "Авроры" и не было такой цели. Ее последний крупный поход был завершен в 1930 году. Больше крейсер в военных целях не эксплуатировали, так как уже на тот момент судно было в очень плохом состоянии.

Успеть спасти

Шел 1980 год. Не так давно страна отметила 60-летие Октябрьской революции. В таких мероприятиях крейсер "Аврора" всегда принимал непосредственное участие. Но следующий юбилей мог пройти без него. Еще несколько лет бездействия - и корабль разрушится. Об этом на одном из партсобраний заявил командир судна Юрий Федоров.

- Капитан заметил, что на судно поступает вода, - вспоминает Борис Васильевич. - Несмотря на обшивку и забетонированное дно, воды набиралось столько, что ее уже не могли откачивать в штатном режиме.

К сообщению капитана отнеслись серьезно. Собралась комиссия, которая исследовала состояние корабля. Выводы оказались неутешительными. Надводная часть крейсера, которую каждый день наблюдали петербуржцы, сохранилась нормально. Но вот то, что было под ватерлинией…

- Когда "Аврору" только строили, старались предусмотреть все. Например, ниже ватерлинии корпус был оббит деревом. К тому моменту серьезную угрозу для кораблей стали представлять подводные лодки. Потенциального противника они находили в первую очередь по шуму. Деревянная обшивка позволяла сделать передвижение судна более тихим, - объясняет Борис Бочков. - А, чтобы предотвратить налипание ракушек, сверху корпус был обшит медными листами. Но так как капитального ремонта крейсер никогда не видел, то дерево сгнило, обшивка отошла.

Конструкторы предложили три варианта по спасению крейсера: вытащить его из воды и установить на бетонном постаменте, поставить в сухой док либо оставить в воде, заменив нижнюю часть судна. Был выбран последний путь, и началась трехлетняя реставрация "Авроры", которая во всех архивах значится как "Проект 0917".

В точности как было

Работы проводились на базе Северной верфи, только там был сухой док. Первым делом всю надводную часть судна распилили на четыре секции и перенесли в цеха. Нижнюю стали делать заново.

- Для подводной части использовалась обшивка толщиной 28 миллиметров, - говорит конструктор. - Даже без дополнительного покрытия она может не гнить 200 лет. Но мы для надежности еще нанесли краску горячим способом. Технология примерно такая же, какую применяют при изготовлении эмалированных кастрюль. Они могут служить вечно, главное, чтобы сколов не было.

Деревом подводную часть не обшивали, но для палубы реставраторам понадобился тик. Дерево это растет в Юго-Восточной Азии, и когда конструкторы отправили запрос на его закупку в Совмин, то получили отказ. Один из главных символов СССР должен быть построен только из отечественных материалов. На реставрации "Авроры" было задействовало более 90 предприятий со всего Союза, конструкторам давали практически неограниченную смету. С одним лишь условием - никакого импорта.

Бочков составил десятки рапортов, доказывая, что дуб или сосна уступают тику по прочности, в условиях ленинградского климата такая палуба быстро придет в негодность, и все усилия реставраторов пойдут насмарку. В конце концов добро все-таки было получено, и в Ленинград пришла целая партия тика-кругляка. Но на этом деревянная эпопея не закончилась. Тик содержит кремний, а потому, если обрабатывать его на стандартных станках, то они просто сломаются. Бочков снова отправился в Совмин просить, чтобы закупили партию тикового бруса толщиной 60 миллиметров. В высоких кабинетах кричали, топали ногами, грозили потерей партбилета, но конструктор стоял на своем: только так можно восстановить историческую достоверность.

Борис Васильевич занимался непосредственно реконструкцией крейсера. Проектом было предусмотрено, что все коммунальное снабжение будет проходить через берег. За Нахимовским училищем появилась небольшая котельная. Ее закупили у финнов. В Совмине поморщились, но пошли на такую меру. Также через берег организовали электро- и водоснабжение, телефонную связь и даже канализацию. Все коммуникации проходят через мостик, по которому каждый день на крейсер поднимаются экскурсии. Но так как крейсером занимались специалисты, проектировавшие военные корабли, то они оставили "Авроре" возможность для маневра. В отдельном помещении была организована мини-котельная, установлено оборудование для водоснабжения, дизель-генератор. Мощность была рассчитана на 10 дней автономного существования крейсера. Также корабль мог выдержать ветер до 30 метров в секунду.

Найти те самые пушки, которые были установлены на "Авроре" изначально, не представлялось возможным. Тогда имеющиеся сухопутные орудия отправили на доработку в Кронштадт. В соответствие с исторической действительностью было приведено и баковое орудие. Но если по части оружия чертежи еще сохранились, то восстанавливать внутреннее убранство пришлось по фотографиям. Изучив снимки из кают-компании, специалисты Ломоносовского фарфорового завода изготовили такой же сервиз. Мебель заказывали в Ужгороде. В кают-компании имелись нестандартные стулья-кресла с латунными наконечниками на ножках. Казалось бы, мелочь, но эти детали создавали особый стиль.

Реконструкция длились три с половиной года. Наконец "Аврора" вернулась на прежнее место на Петроградскую набережную. Как новенькая. Борис Васильевич получил за работу орден Трудового Красного Знамени.

Тем временем

Борису Васильевичу 85 лет, и он почти не выходит из дома. "Аврору" не видел уже давно. Но бывший конструктор пристально следит за всеми новостями, связанными с крейсером. В особенности за планами по его скорому ремонту.

- Когда мы сдавали крейсер комиссии, то составили записку, что раз в десять лет на судне должен быть косметический ремонт. С тех пор прошло 26 лет, но "Аврора" ни разу не покидала набережную, - вздыхает Бочков. - Правда, когда заходит речь о планах на реконструкцию, меня берет злость. Например, с высоких трибун заявляется, что на крейсере установят сигнализацию. Но пожарные датчики стоят еще с той, нашей реконструкции! Каждое помещение поставлено на сигнализацию, имеется сложная система вентиляции, кондиционирования. Конечно, когда военный объект передали гражданским, тем, кто ни разу не ходил в море и не знает, как обращаться с кораблем, могли какие-то детали выйти из строя, тем более что 26 лет прошло, но поводов для кардинальной переделки судна я не вижу.

Реконструкция крейсера в 1980-х обошлась в 30 миллионов рублей. Учитывая бартеры, тесные связи между предприятиями, директивный характер работ и многое другое, сложно перенести эти суммы на сегодняшний день. Да и всенародной стройкой, объединяющей всю страну, нынешнему ремонту уже не стать.