Новости

27.02.2014 08:13
Рубрика: Экономика

Кочевья не манят

Молодежь на Севере традиционному образу жизни предпочитает безработицу
Власти Якутии ищут решения, которые помогли бы жителям тундры приспособиться к современным условиям.

На первый взгляд, оленеводство не может быть неприбыльным. Для оленей не надо заготавливать корма, нет нужды строить дорогостоящие сооружения. Достаточно своевременно перегонять стада на новые пастбища и охранять от хищников. Однако на деле все очень непросто.

В конце прошлого века поголовье домашних оленей в Якутии приближалось к 400 тысячам. Сейчас их менее 180 тысяч, и в течение трех лет число животных стабильно сокращается. О рентабельности речи не идет - надо выводить отрасль на товарное производство. А делать это некому.

По нормативам, чтобы оленеводы могли посменно и качественно пасти стада, в каждой бригаде должны работать 13 человек. В Якутии, по данным регионального минсельхоза, действуют 194 бригады, объединяющие чуть более двух тысяч работников. То есть за каждым стадом следят в среднем десять человек, а много и таких коллективов, в которых работают по пять-шесть пастухов. Они физически не в состоянии уследить за всем, поэтому приплод с каждым годом все меньше, а потери растут.

В 2013-м на свет появились (и выжили) 38,2 тысячи оленят. А непроизводительный отход в стадах составил 45,6 тысячи животных. Четвертая часть поголовья пошла на корм волкам, погибла из-за болезней либо была просто утеряна.

Недавно ситуацию в отрасли рассматривали депутаты парламента Якутии. Главный экономист фактории "Томпо" из Томпонского района Мария Иванова рассказала им, что за пять лет поголовье оленей на предприятии сократилось почти наполовину. Работать некому.

- За три года уволились 35 человек, в бригадах остались по три-четыре пастуха, - отметила Иванова.

Оленеводов не устраивает заработная плата. На руки они получают по девять тысяч рублей, в то время как средний заработок по району составляет 45 тысяч.

Поднять людям зарплату такие предприятия не могут, потому что нет достаточного объема продукции. Большая часть тех денег, которые получают в Якутии оленеводы, выплачивается из регионального бюджета. В прошлом году на эти цели правительство республики направило более 300 миллионов рублей.

Местные власти готовы увеличить ассигнования. Глава аграрного ведомства Якутии Иван Слепцов предложил руководителям районов и сельхозпредприятий сделать это на условиях софинансирования.

- По 11 тысяч будет платить государство, по пять тысяч - муниципальные бюджеты и по четыре - хозяйствующие субъекты. Таким образом, мы доведем зар­плату оленеводов до 20 тысяч, - отметил он.

При острой нехватке оленеводов уровень безработицы в арктических районах составил в прошлом году 20,2 процента

Разумеется, это предложение положительно восприняли те, кто сейчас работает в оленеводческих бригадах. Но привлечет ли такая мера в отрасль новых людей? Оленеводство - весьма своеобразная сфера производства. Она требует ведения кочевого образа жизни. Однако молодежь все неохотнее идет на кочевья, в чумы, предпочитая оседать в населенных пунктах, даже если там нет возможности для трудоустройства. По данным регионального Центра стратегических исследований, при острой нехватке оленеводов уровень безработицы в арктических районах составил в прошлом году 20,2 процента. Безработным является каждый пятый.

Депутат парламента Якутии Иван Андреев считает, что надо в принципе пересматривать отношение к кочевникам.

- Мы оленеводство и традиционный образ жизни коренного жителя Севера смешали с производством, - отмечает он. - Этого нельзя делать ни в коем случае. Мы их тащим в рыночные отношения. С таким подходом мы потеряем не только оленей, но и людей - целые этносы. Нужно менять всю концепцию. В ней должна быть повышена роль государства, ведь образ жизни - это не производство.

Определенным подтверждением правоты депутата можно считать ситуацию, которая сложилась в отрасли несколько лет назад. Развитие оленеводства в Якутии было включено в федеральную программу. Благодаря увеличившемуся притоку денег, повышенному контролю и вводу моратория на забой оленей удалось выровнять положение и даже существенно нарастить поголовье. Однако финансирование программы завершилось, контроль ослаб, и показатели вновь поползли вниз. Массированная поддержка этой сферы деятельности как производства привела лишь к временному успеху.

По большому счету, речь сегодня приходится вести не об отрасли, а о судьбе цивилизации северных кочевников, которая чувствует себя в современных условиях все более неуютно. Стремление молодежи к оседлому образу жизни столь велико, что привычные стимулы уже перестают работать. К примеру, по словам главы Момского района Петра Черемкина, выпускникам школ, пожелавшим пойти в оленеводческие бригады, муниципалитет решил выдавать по 30 тысяч рублей подъемных, а после трех лет работы оплачивать половину стоимости учебы в вузе. За три года на такие условия согласился всего один человек.

Минсельхоз республики по определению рассматривает оленеводство как отрасль и предлагает соответствующие шаги для ее поддержки на условиях отдачи в виде товара. В их числе - повышение зарплаты, стимулирование предприятий и общин, показывающих тенденцию к развитию, обеспечение их техникой, средствам связи и другими вещами, без которых не обойтись. Однако в жизни этого недостаточно для того, чтобы вернуть интерес молодежи к кочевьям.

Сейчас в Якутии готовят программу развития арктических территорий. Возможно, какие-то креативные решения будут найдены при работе с этим документом.

Экономика АПК Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Якутия
Добавьте RG.RU 
в избранные источники