Новости

11.03.2014 00:47
Рубрика: Экономика

Заказ под лупой

С начала года в России работает контрактная система, и серьезных сбоев в ее работе не наблюдается. Минэкономразвития ежедневно получает статистику по количеству обращений и может отслеживать уровень тревожности рынка.

Так вот, число обращений резко упало. Если сразу после Нового года их было около 15 тыс. в день, то сейчас уже около 8 тыс., рассказал "РГБ" заместитель министра экономического развития РФ Евгений Елин.

- Много ли сбоев было зафиксировано?

- Технические проблемы были в конце 2013 года. Сейчас мало закупок, потому что сотрудники закупочных подразделений - люди опытные, и они провели массированные закупки еще по 94-му закону. Сбои были потому, что больше чем в 20 раз увеличилось число обращений на сайт с попыткой разместить заказы. Сайт не справлялся, поэтому были приняты экстренные меры: работа продолжалась круглосуточно и без выходных. В результате все нормализовалось. Все, кто хотел, разместили извещения в конце года.

- Готовы ли к новой системе госзакупок контрактные службы заказчиков?

- Сам закупочный этап сложнее не стал, появилось лишь обязательное планирование. По-хорошему, эта операция не новая. Эффективные хозяйственники и раньше планировали свои закупки. Кроме того, если планированием должен заниматься непосредственно сам заказчик, то закупку может проводить контрактная служба либо другое уполномоченное ведомство. К примеру, комитет по здравоохранению региона планирует закупку лекарств, а уполномоченный орган субъекта уже непосредственно закупает. Если каждый будет делать свою работу согласно должностным обязанностям, это не приведет к увеличению штатов.

- Когда создадите единый каталог товаров?

- Каталог мы вводим с 2017 года. Рассчитываем, что к этому времени каталог охватит если не все 100%, то основной объем закупаемых заказчиками товаров, работ, услуг. Это упростит работу заказчиков и контрактных служб. Когда вам не надо будет выдумывать название, а вы будете просто обращаться к меню и выбирать стандартный вид закупок. С точки зрения потребителей, поставщиков, становится понятно, как им искать. Ведь недобросовестный заказчик выдумывает различные сложные названия и тем самым "прячет" заказ: бензин называли прозрачной горючей жидкостью для заправки машин, использовали готические шрифты, латиницу. А здесь поставщик будет понимать, по каким ключевым словам он должен искать интересующие его позиции. Причем по-другому этот вид товаров или услуг назваться уже не сможет. Наконец, с точки зрения властей, каталоги станут элементом нормирования.

- Как будет внедряться механизм нормирования в отношении предметов роскоши?

- В полном объеме нормирование можно будет завершить только после создания каталога: нормировать можно что-то конкретное. Положение о нормировании мы сейчас прорабатываем. К середине года мы выдадим основные требования по нормированию. При этом понимаем, что оно, скорее всего, будет не столько в денежном виде, сколько в натуральном. Наиболее часто встречающийся вопрос - это дорогие или дешевые машины. До того, как перейти к ценам, надо будет определить, какие есть категории госслужащих, какие у них задачи стоят, для чего им нужен этот транспорт. Важно понять, как он будет использоваться: в горных условиях, в условиях бездорожья либо в городских условиях. В зависимости от этих категорий будет определяться класс автомобиля, мощность двигателя и другие параметры. А цены будут уже производной величиной. Так можно, в частности, уйти от инфляционных вопросов, чтобы не приходилось каждый год эти суммы пересматривать. Например, на автомобиль для чиновника должны быть установлены такие параметры, которые действительно необходимы для выполнения его служебных обязанностей. Установление предельных цен не решит проблему роскоши и покупки товара с избыточными свойствами. Так, мы находили закупки чиновниками автомобилей с детскими креслами и холодильниками для напитков. Можно предположить, что автомобиль предполагалось использовать не только в служебных целях, при этом его стоимость вписывалась в установленный лимит финансирования.

- Как Россия взаимодействует с Белоруссией и Казахстаном в сфере госзакупок?

- С Белоруссией взаимный доступ к системам госзакупок работает с 2013 года. Бизнес участвует пока не очень активно. В наших закупках в прошлом году приняли участие 118 белорусских организаций, российских компаний, работавших с Белоруссией, было 14. Так немного, потому что происходит, во-первых, естественное освоение рынка, а для этого необходимо время. Во-вторых, рынок РФ намного крупнее, чем белорусский, поэтому у российских производителей много возможностей на отечественном рынке. Третий фактор - это взаиморасчеты в валюте наших стран.

- Когда Казахстан станет третьим участником системы госзакупок?

- Законодательных вопросов уже нет, остались технологические вопросы, которые пока не решены. Вопрос связан с признанием электронных подписей. Существуют два пути, по которым можно пойти. С Белоруссией мы обменялись средствами криптозащиты. В перспективе надо выходить на систему ДТС ("доверенной третьей стороны"), речь идет об удостоверяющем центре, обеспечивающем признание подписей. Но чтобы создать ДТС, нам надо менять закон об электронной подписи. Пока этого не сделано, с Казахстаном мы, наверное, пойдем по тому же пути, что и с Белоруссией. Основная идея - как получать подтверждение электронной подписи, выданной казахстанской стороной, то есть ее подлинность, и, соответственно, как они убедятся в достоверности электронной подписи, выданной российскими участниками. Мы считаем, что криптография в этом году заработает. При этом хочу отметить, что не существует проблем выхода российских компаний на рынок Казахстана и Белоруссии, так же как нет проблем с входом на российский рынок.

- Как идет обкатка механизмов общественного контроля в сфере госзакупок?

- Уже есть положительные примеры. Общественный контроль - это в первую очередь общественное обсуждение крупных сделок. Для федеральных закупок порядок такого обсуждения мы отработали в 2012-2013 годах. С 1 января 2014 года общественное обсуждение закупок свыше 1 млрд рублей стало обязательным для всех заказчиков. При этом регионы вправе снизить планку. Ряд крупных закупок - например, закупки хладреагентов более чем на 10 млрд руб. - уже был отменен, то есть система работает. Вообще, общественные обсуждения были и до этого. Отличие сейчас в том, что, во-первых, обсуждение начинается раньше - на этапе планирования. Во-вторых, появилась возможность отмены закупок по результатам обсуждения. В-третьих, появился обязательный очный этап, и притом сформулировано, где он должен проходить. Потому что были прецеденты, когда очный этап практически на полярной станции объявляли, - вот как хочешь, так и добирайся. Сейчас все должно происходить по месту нахождения заказчика. При этом обсуждение касается не только технических вопросов - есть возможность вообще поставить под сомнение необходимость строительства дороги, например. Такую возможность дает как раз обсуждение на этапе планирования, когда заказчик ставит в план, что нужна дорога такая-то и там-то. Дальше общественность уже может обсудить, точно ли она там нужна. Но мы этим не ограничиваемся и в ближайшее время планируем организовать экспертный совет. Вести работу совета предполагаем публично, через интернет-портал. Его деятельность будет направлена, в том числе на оценку хода внедрения контрактной системы (не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов, муниципальных образований). Мы говорим не только о контрактной системе, но и о закупках госкомпаний по 223-ФЗ.

- Экспертный совет будет и за тем, и за другим следить?

- Да, за тем, как внедряется контрактная система и изменения в области закупок госкомпаний и субъектов естественных монополий. Совет будет оценивать события, связанные с процедурой закупок. Но при определенном условии мы не рассматриваем события, которые возникли из-за человеческого фактора, из-за нарушения законодательства. То есть мы не являемся надзорным органом. Для этого "контролеров" вполне достаточно: есть ФАС, Росфиннадзор, прокуратура. Экспертный совет будет оценивать те факты, которые либо привели к негативным последствиям, либо могут привести. При этом не важно, от кого мы получаем информацию - от населения или от профессиональных участников. Экспертный совет должен дать оценку и найти решение: установить, скажем, что какая-то система недостаточно отрегулирована, и предложить, как ее можно отрегулировать и в какие сроки. На основании этого уже принимается решение, что делать на практике - порядки выпустить, внести изменения в законы.

- Расскажите подробнее о планах в сфере регулирования закупок на год.

- Мы разбили свои действия на "пять закупочных ударов". Один мы уже сделали в конце прошлого года, когда был принят 396-й федеральный закон, вносивший изменения в 46 законодательных актов. Еще несколько "ударов" осталось. Ближайший касается перевода всех закупок в электронную форму. Это будет сделано в ближайшее время, соответствующие поправки оформим отдельным пакетом (речь идет об объеме рынка в 6 трлн руб.). Туда же планируем "погрузить" изменения по электронным площадкам, расширяющие их полномочия: они будут не только закупками заниматься, но и приватизацией, и банкротствами. В первом квартале речь также пойдет о решении проблем малобюджетных заказчиков. Мы договорились о том, что для заказчиков с годовым объемом закупок до 2 млн рублей будут сняты ограничения на закупки у единственного поставщика (в случае если каждая закупка не превышает 100 тыс. руб.). Свыше 2 млн руб. - возникает 5%-ный барьер. Также предлагаем сократить расчеты с МСП до 30 дней, ввести соответствующие обязательства через закон. У ведомств, правда, есть возражения. Но мы считаем, что таким образом обеспечим ритмичность исполнения бюджета. Смысл новеллы состоит в следующем: сегодня малое предприятие выполнило свою работу, закрыло заказы, а ему говорят, что заплатим мы тебе только в декабре, в конце года. Мы хотим ввести законодательно, что если контракт исполнен в срок, то в течение 30 дней, будьте добры, рассчитайтесь. Очередной "удар" намечен на второй квартал - по 223-му закону введем исчерпывающий перечень конкурентных процедур, чтобы заказчики под хитрым названием процедуры не завуалировали закупку у единого поставщика. Напомню, сейчас процедуры в нормативных актах по 223-му закону утверждают сами заказчики. В результате был, например, такой способ закупки, как закупка "на основании устойчивых хозяйственных связей". Фактически - это единственный поставщик, вот с ним и есть "устойчивая хозяйственная связь". Такого больше не будет. Мы нормируем виды и способы закупок, из которых можно будет выбирать. Также введем определение "электронных закупок" - обмен sms либо письмами по e-mail такой закупкой считаться не будет. Установим право учредителя ГУПа или автономного учреждения утверждать типовые правила закупок подведомственному заказчику. Еще одной удобной вещью для холдингов станет возможность присоединения дочерней компании к материнской в части порядка проведения закупок. То есть собственные типовые правила закупок не надо будет утверждать. Еще один пакет - это изменения в Кодекс об административных нарушениях. Мы ввели много норм, сознательно не предусмотрев за их выполнение санкции. Это было сделано для того, чтобы дать возможность людям спокойно войти в новый ритм и не грозить им сразу штрафами. Мы говорили, что в первый год никого штрафовать не будем, и законодательной для этого не будет возможности. Но тем не менее отсутствие ответственности - это не навсегда, поэтому в IV квартале будем вносить в КоАП изменения. Что-то заработает уже с 2015 года, может быть, что-то будет позже. Дальше, в 2015 году, приступим к единой системе аттестации специалистов.

- Возьметесь за персонал?

- Да, определим, какой должен быть персонал в уполномоченных органах по закупкам, как он должен быть аттестован. Рассмотрим возможность привлечения экспертов и проведения экспертиз. Наконец, основной "хит" связан с "дорожными" картами, с малым бизнесом. В ближайшее время будут выходить изменения, связанные с обязательствами выполнять квоту по закупкам у малого бизнеса. Конечно, мы понимаем риски, которые несем: не хотелось бы стимулировать возникновение "прокладок", посредников, которые просто будут договариваться и пропускать через подставные закупки малые компании. Наша конечная цель - получить малые предприятия, которые работают в производственной области. Поэтому мы предусматриваем определенные нормативы. Допустим, если к 2015 году объем закупок у малых предприятий должен быть 25%, то 10% из них должны быть участниками программы партнерства. А в программы входят только те, кто производит. Не кто перепродает, а кто аккредитован, аттестован, у кого есть производственные мощности. Притом это может быть не обязательно товар, это может быть услуга. Если я клумбы сажаю, у меня в любом случае должна быть техника, у меня должен быть склад, у меня должны быть люди, которые это делают. Это мы будем вводить в "дорожную карту" по расширению доступа МСП к закупкам.

Подготовил Алексей Ашихмин, "Интерфакс"