Новости

14.03.2014 13:33
Рубрика: Культура

Дипломатия культуры

Состоится ли перекрестный год России и Польши?
В России разворачивается перекрестный год с Британией, а в Польше уже начинается подготовка к следующему, 2015 году, который станет перекрестным для Польши и России. Организатором с польской стороны выступает Институт Адама Мицкевича, крупнейшее национальное учреждение, презентующее польскую культуру в мире.
 
Павел Поторочин. Фото: Мачей Беджицкий/ FORUM
 

Недавний визит в Москву директора Института, философа Павла Поторочина состоялся в рамках гастролей варшавского Национального театра в программе "Золотой Маски". Но особую актуальность приобрели сегодня перспективы перекрестного Года.

Вы полагаете, перекрестный Год России и Польши, учитывая сложившуюся политическую ситуацию, состоится при любых обстоятельствах?

Павел Поторочин: Вообще, я считаю, что каждый год должен был бы быть обменным для российско-польской культуры, поскольку с обеих сторон существует к этому огромный интерес. И ни польские, ни российские деятели культуры, зрители, творцы не нуждаются ни в каких правительственных декретах, чтобы испытывать этот интерес. Мы только что привозили из Варшавы в Москву спектакль Константина Богомолова "Лед": попробовали бы вы купить билет на этот проект! То же самое было два года назад, когда мы привозили на "Золотую маску" спектакли Кристиана Люпы и Кшиштофа Варликовского. Нам, профессионалам культуры, достаточно просто не мешать, и мы сами этот обмен прекрасно устроим. А политику не надо вмешивать в культуру. Мы все знаем, по каким разным тропинкам ходит политика. И, если на нее ориентироваться, у государств вообще не останется возможностей для диалога.

Вы находитесь на первом этапе подготовки перекрестного Года. Что считаете в первую очередь необходимым показать в России?

Павел Поторочин: С моей точки зрения, мы должны показать наши специфические польские черты и то, что в этих чертах у нас общее с россиянами. Сходство есть: назову хотя бы три черты - гордость, гостеприимство, чувство юмора. Что касается особенностей современного польского облика, то этот облик сформировался в последние 20 лет. Я бы так его охарактеризовал: гордость без гонора, свобода без анархии, серьезность без напыщенности, юмор без хохота.

Это коммуникативные девизы?

Павел Поторочин: Да, мы хотели бы, чтобы российские партнеры воспринимали нас именно так. Польша - не идеальная страна, но у нее существует свой неповторимый культурный облик. И это очень важно. Наш институт Адама Мицкевича, хотя и является правительственным агентством, не занимается массовой пропагандой. Мы, можно сказать, занимаемся "культурной дипломатией". И в отличие от традиционной дипломатии, которая существует, чтобы разрешать проблемы, культурная дипломатия призвана говорить только правду. Независимо от того, сложная это правда, неудобная или вызывающая смех. Есть причины, почему мы приняли такую аксиологическую стратегию. Во-первых, еще Аристотель говорил, что только правда прекрасна. Кроме того, у публики, независимо от того, где она собирается - в Берлине, в Нью-Йорке или в Москве, - существует стойкий иммунитет на пропаганду. И если люди чувствуют даже семя этой пропаганды - в книге, в кино, по телевизору - они выключают телевизор, откладывают книгу, уходят с киносеанса. Пропаганда никого не интересует. Людей интересует правда.

Исходя из этих позиций, что вы планируете представить в программе перекрестного Года?

Павел Поторочин: Мы будем представлять наше музыкальное, театральное, визуальное искусство, польскую поэзию. Конечно, понятие культуры охватывает и другие сегменты: компьютерные игры, альтернативную музыку, джаз, архитектуру, кухню, дизайн, моду. Культура сегодня - это почти все. Но Институт Мицкевича не возит за рубеж то, что нравится нам. Мы приглашаем российских коллег - кураторов, музейщиков, директоров - в Польшу и даем им возможность выбрать то, что они считают интересным показать в России. Таким же образом мы надеемся построить контакты польских кураторов с российской стороной. Мы сами должны создавать взаимоотношения между учреждениями, между кураторами, людьми культуры. Потому что международное сотрудничество в культуре питает не политика, а личные взаимоотношения, питает то, что мы видим друг у друга, что вызывает наш интерес.

Когда вы делали проект I, Culture для стран Евросоюза, вы провели за 100 дней 400 мероприятий в разных странах. В каком объеме планируете представить программу Года в России?

Павел Поторочин: Пока мы планируем провести в России 150 -200 презентаций в течение 14-16 месяцев.

Определились уже конкретные персоналии: скажем, российско-польский композитор Мечислав Вайнберг, постановки опер которого стали крупными музыкальными событиями в Европе?

Павел Поторочин: Вайнберг - выдающийся композитор, и в этическом, и в познавательном смысле в ХХ веке именно он объединяет польскую и российскую культуру. И наш институт сделал многое для продвижения его творчества, начиная с постановок опер "Пассажирка" и "Портрет" на фестивале в Брегенце в 2010 году. Позже "Пассажирку" Вайнберга поставили в Большом театре Варшавы. В июле эту оперу покажут в Линкольн центре в Нью-Йорке. В 2016 году - в Тель-Авиве. Какого города на этой карте не достает?

Москвы, конечно.

Павел Поторочин: Да! При том, что это единственная опера про Аушвиц, который, как мы знаем, освободила Советская армия. В 2015 году исполнится 70 лет со дня освобождения Аушвица, и у нас есть моральный долг отметить эту дату в Москве. Именно этот проект должен стать "якорем" нашей культурной программы, поскольку ничего больше в такой же степени не отражает наше общее переживание. У нас также существуют прекрасные взаимоотношения с "Золотой маской". В рамках "Маски" мы планируем сделать большой проект польского театра.

Кстати, следующий год в Польше будет объявлен годом Тадеуша Кантора. В России до сих пор нет ни одной книги о нем на русском языке.

Павел Поторочный: Спасибо, что вы это сказали. Думаю, что с Кантором нам удастся достичь того же, что мы смогли сделать в Год Витольда Лютославского. И дело не в том, сколько раз были исполнены его сочинения. Главное, что музыка Лютославского вернулась в большие концертные залы, в большие оркестры. Сэр Симон Рэттл, глава Берлинских филармоников сказал мне: "Не знаю, как вы этого добились, но сегодня стало стыдно не играть Лютославского". Это был фантастический проект: только с Берлинскими филармониками мы сделали 24 концерта в разных странах мира. А маэстро Гергиев исполнял музыку Лютославского с Лондонским симфоническим оркестром, с оркестром Мариинского театра. Мы сотрудничаем с Гергиевым уже 8 лет. Вместе делали постановку "Короля Рогера" Кароля Шимановского в Мариинском театре, показывали ее в Эдинбурге. Это и есть настоящий культурный обмен, когда люди из разных стран мира, люди разных традиций и культур производят вместе что-то новое. Так что, возвращаясь к Кантору, скажу, что 2015 год будет поводом осознать, насколько мировой современный театр обязан Кантору. Сегодня, если вы опросите 50 самых выдающих мировых режиссеров, то все они скажут: Кантор был моим мастером. Потому что Кантор - это один из реформаторов театра. На родине Станиславского нет нужды объяснять, что это значит. И еще скажу: некоторые вещи мы должны делать совместно. Того же Вайнберга, которому мы - и поляки, и россияне - должны. Я уверен, что его "Пассажирка" оставит глубочайший след в нашем общем мышлении.

Справка "РГ"

Институт Адама Мицкевича основан в Варшаве в 2000 году Министерством культуры и Министерством иностранных дел Польши. За 14 лет Институт провел более 4000 мероприятий, в числе которых Год Польши в Израиле и в Великобритании, Зарубежная культурная программа Президентства Польши в ЕС. С 2011 года развивает программу для молодых музыкантов из Польши с и стран СНГ CULTURE Orchestra, программу Polska Music и др. В России постоянно сотрудничает с "Золотой маской", Мариинским театром, ГМИИ им. А.С. Пушкина и др.

Культура Культурный обмен В мире Европа Польша Год культуры в России Лучшие интервью
Добавьте RG.RU 
в избранные источники