Новости

17.03.2014 17:35
Рубрика: Общество

За год в России на учет взяты 69 тысяч сирот

Термин "деинституционализация" для отечественных профессионалов, занимающихся сиротами, звучит как обозначение наиболее надежного пути в решении, если не всех, то очень многих тяжелых сиротских проблем.

Практический смысл его прост: сделать так, чтобы дети, оставшиеся без родителей, оказывались в замещающих семьях, а не росли бы в казенных институциях - детдомах, интернатах, домах ребенка. Со всеми из этого вытекающими для их  сегодняшней и будущей жизни последствиями, - начиная с депривационного синдрома госпитализма, возникающего практически у всех малышей из дома ребенка и заканчивая совершенной неприспособленностью к самостоятельной жизни выпускников детдомов и интернатов и тяжелой статистикой их самоубийств и совершаемых преступлений, - таких последствий очень много.

Для России, где, как сообщила участникам международной конференции начальник отдела департамента Минобрнауки РФ Ирина Романова, только за один прошлый год в России было выявлено 68,8 тысяч новых сирот, а 40 тысяч родителей были лишены прав. Поэтому не менее, чем деинституциализация, для нас сегодня важно создать эффективно работающую систему профилактики социального сиротства - сиротства при живых родителях. Потому и место проведения конференции, на которую, кроме отечественных специалистов, съехались эксперты из США, Великобритании, Франции, Болгарии, Белоруссии и Украины, выбрано не случайно. Москва - первый российский регион, который разработал и применил инновационную форму работы - социальный патронат над детьми из неблагополучных семей.

Когда ребенка не спешат отобрать у нерадивых родителей и определить его в казенное заведение. Вместо этого специалисты, в помощи которых нуждаются дети или, что бывает гораздо чаще, их родители, - получают право войти в проблемную семью, чтобы помочь ей наладить жизнь. Москва одной из первых занялась и перестройкой в многофункциональные центры содействия семейному воспитанию давно устаревшей сети сиротских казенных учреждений.

Основная задача, которую, по заказу московского департамента соцзащиты населения, ставили перед конференцией ее организаторы - АНО Центр развития социальных проектов,  - познакомиться с опытом зарубежных коллег и, оценив возможности его применения в Москве,  взять на вооружение все самое лучшее. А еще - поделиться и собственным опытом, заодно проверив его в дискуссиях с иностранными экспертами.

А как у них?

В США, Великобритании и Западной Европе решать проблему  деинституционализации детей-сирот начали много лет назад. Постепенно вся социальная система защиты детства была изменена. Были созданы стандарты услуг для детей, их биологических и замещающих семей, активно формировалось общественное мнение, которое ориентировали исключительно на семейное воспитание любого ребенка, независимо от его проблем и проблем его родной семьи. Слово "сирота" (orphans) исчезло из официальных документов. Появились такие определения, как "children looked after by local authorities" т.е. "дети, о которых заботятся местные власти" (или просто - "children looked after" - Великобритания) или "children in саrе" ("дети под заботой" - США). В эту категорию стали включать любых детей, о которых должно заботиться государство и общество, в т.ч. детей в условиях замещающей заботы, детей с ограниченными возможностями здоровья, а также беженцев из других стран и тех, кто пережил плохое обращение и насилие.

В странах Западной Европы воспитание детей проводится в семейных  группах не более 5-10 человек. В США  основной формой воспитания сирот является фостерная семья, в воспитывается  около 400 тысяч детей, лишившихся родительской опеки.

Другим огромным достижением деинституционализации стала ориентация системы защиты детства на поддержку биологической семьи - та самая система профилактики социального сиротства. Даже если кровные родители по каким-либо причинам не могут самостоятельно воспитывать детей, то в рамках "foster саге" (фостерная семья) им оказывается необходимая помощь, которая может включать в себя как помощь по ведению домашнего хозяйства и воспитанию детей, так и психологические и медицинские услуги. Например, в Западной Европе и США распространена практика, когда дети остаются дома с фостерным воспитателем, а родителей на время лечения и реабилитации помещают в медицинские учреждения. И, где бы ни оказался ребенок, - под опекой, в фостерной семье, интернате - поддержка его связи с биологической родней является обязательной и закреплена на законодательном уровне.

В западных странах и США приняты три основные формы жизнеустройства детей-сирот: фостерная семья (foster care) - как временное содержание ребенка  в семейных  условиях семьи; родственная опека, которая там называется  kidship, и усыновление - как наилучшая форма семейного устройства; организации типа home group или детская деревня (Сегодня у России есть шесть таких Детских деревень-SOS). Определение ребенка в казенное учреждение в этих странах остается  крайней мерой и связано, в основном, с его грубыми нарушениями поведения  или проблемами в эмоциональном развитии, которые не позволяют ему адаптироваться в замещающей семье.  В США более половины детей, воспитывающихся в фостерных семьях, усыновляются этими  семьями. Но пока ребенок проживает в такой замещающей семье, максимально поддерживаются и поощряются его контакты с родными родителями, братьями и сестрами, а соцслужбы делают все, чтобы ребенок мог вернуться в родной дом. В США, например, федеральное законодательство отводит на это 15 месяцев с регулярной проверкой раз в шесть месяцев прогресса в судебном порядке. В Великобритании около 85 процентов детей после фостерной семьи возвращаются в родные семьи.