Новости

17.03.2014 00:35
Рубрика: В мире

С виски и нефтью - на свободу

Как Шотландия готовится проголосовать за свою независимость
На референдум, который пройдет 18 сентября, вынесен единственный вопрос "Должна ли Шотландия быть независимой страной?" Да или нет? Сегодня каждый третий шотландец готов проголосовать за независимость от Англии, большинство из них - мужчины. Женщины, как догадываются социологи, меньше склонны к такому риску.

Мои давние друзья Мила и Эндрю два вечера подряд собирали на пати своих знакомых. Разговор то и дело переходил с шотландской на крымскую тему. Кто-то пошутил, что в сегодняшних британских газетах можно верить только кулинарным рецептам - хоть там не врут. Информационная атака на Россию похожа на канонаду. У заграничного большинства сейчас одна точка зрения - Обамы. Оказывается, есть люди, которые думают по-другому.

День Эндрю начинает с выпуска новостей ВВС, CNN, "Аль-Джазиры" и Russia Today. Он меня спрашивает, почему у сильной России такой недостаточной пиар на Западе? История русского Крыма, Севастополя, Ялты с исторической встречей Сталина, Черчилля и Рузвельта, а главное, право автономии войти в состав России по итогам референдума должны быть понятны миру.

Почему Запад так легко поддержал итоги референдума в Косово, против которого противилась Сербия, а к Крыму иное отношение? Тут мои шотландские друзья мужественно напомнили историю: русский царь был уверен, что христианские европейские страны выступят вместе с ним против Османской империи, но они объединились с мусульманами в Крымской войне. Это что-то вековое, непроходящее - не любить большую Россию.

Слушайте, а зачем Шотландии надо отделяться? Вы и так замечательно живете? Тут и секрет: кто хорошо живет, имеет большие деньги, большой бизнес, хранит верность сильному английскому фунту (ну и королеве), тот будет голосовать против.

А почему тогда многие за? Потому что это референдум скорее классовый, чем национальный. Трудовая Шотландия пострадала больше других регионов от закрытия шахт и заводов. Консерваторов перестали любить и избирать. Местный парламент сейчас фактически однопартийный - Шотландская национальная партия во главе с Алексом Сэлмондом получила все, в том числе право на референдум.

В законности референдума тут никто не сомневается.

Наш Генконсул в Эдинбурге Андрей Прицепов в то же время был удивлен, когда в беседе вице-премьер отказалась говорить о референдуме крымском, ибо он незаконный. " Неужели для одних существует право белое, а для других черное?" Сколько еще таких вопросов придется задать нашим дипломатам, увы...

Я же тут хочу добавить света: За сутки он вместе с вице-консулом Тимофеем Куницким организовал для "Российской газеты" практически невозможные на пятницу контакты. С депутатом Роем Гибсоном, который объяснил, как шотландцы хотят создать более равноправное, честное и здоровое общество. Потому что у них есть все - нефть, газ, возобновляемая энергия, экологически чистая еда и не менее чистое виски. Есть пять университетов, которые известны всему миру.

В Эдинбургском университете (с ним тесно связано имя и первого президента Российской академии наук Екатерины Дашковой), Дрю Скотт, содиректор института Европы, который консультирует правительство по всем правовым проблемам референдума и его последствиям, политолог Никола МакИвен, которая знает "всю температуру по больнице", убедили меня в том, что в шотландской дискуссии нет никакого этнического компонента. Тут возразить нечего: в заброшенных кварталах Глазго можно лишь случайно встретить расписанные стены "Англичане, go home!"

В Шотландии сильны антиядерные традиции, и многие возражают против нахождения здесь ядерного флота королевства. Люди хотят большей социальной защиты и надеются, что независимость снизит налоги и повысит пенсии.

Огромная правовая и информационная машина движется к сентябрю.

Как изменятся настроения к осени, предсказать трудно. Эмоции на таких плебисцитах часто бьют аргументы. Как пошутил кто-то из моих новых знакомых: все безальтернативные аргументы, включая английскую гильотину для шотландской королевы Марии Стюарт, уже давно исчерпаны историей.

Действительно, сотни веков шотландцы и англичане воевали. Казнили друг друга во имя свободы. Самая известная шотландская победа была одержана в Голливуде, в знаменитом фильме "Храброе сердце" с Мелом Гибсоном. В начале 18 века Шотландия потеряла свой суверенитет, объединившись с Англией. При этом Эдинбург всегда настаивал перед Лондоном на своей автономии. В 1999 году опять появился свой парламент. Ну а своя церковь тут была еще со времен Генриха VIII, который просто разозлился на Папу Римского, который не дал ему очередной развод.

Если все понятно в сильно атеистической стране с религией, то пока мало кто понимает, что будет с валютой. Кэмерон грозится отлучить независимых от английского фунта, а куда идти? Не в Еврозону же...

Кстати, один из сильных доводов, почему шотландцы ждут референдум, - несогласие с диктатом Евросоюза. "Наш фермер получает инструкцию из Брюсселя, какой трактор ему надо покупать. В 80 случаях из ста он этого просто не понимает. У Шотландии должна быть и другая миграционная политика, чем у Лондона, который сегодня заселил все континенты". Мой собеседник Майкл предполагает, что по этой причине многие пойдут голосовать за независимость Шотландии.

Пусть пятимиллионная Шотландия сама решит свою судьбу (кстати, право голоса на этом референдуме дано с 16 лет). А всем остальным надо выбор уважить. Выбор на трезвую голову, несмотря на то, что каждую секунду шотландское виски приносит в общий бюджет 135 фунтов.

Как пошутили мы, прощаясь, с Николой МакИвен: с такими запасами нефти, как в Шотландии, и виски можно смело идти на референдум.

Между Приштиной и Севастополем

Ровно 10 лет назад - 17 марта - в северном Косово начались беспорядки и погромы, во время которых значительная часть славянского населения этого края была изгнана с нажитых мест, при этом дома многих сербов были сожжены и разграблены. А спустя четыре года парламент Косово в одностороннем порядке объявил о независимости Приштины, и это решение, несмотря на протесты Белграда и вопреки нормам международного права и резолюции ООН номер 1244, мгновенно было поддержано США и большинством европейских стран.

Россия, как известно, не признала независимость Косово и не имеет дипломатических отношений с Приштиной. Именно поэтому россиянам, желающим попасть на территорию оторванного от Сербии региона, требуется получение косовской визы в одной из третьих стран. Впрочем, чтобы оказаться в северной части Косова и косовской Митровице - административном центре сербской автономии в составе самопровозглашенной республики - никакая виза не потребуется, убеждает на ломаном английском водитель белградского такси. "300 километров дороги, 250 евро - и вы с комфортом будете доставлены в Косово", - поясняет обрадовавшийся легкому заработку таксист по имени Зоран. И это при том, что уже почти два года КПП на границе северного Косово находятся в совместном управлении Белграда и Приштины, а сербские и косовские таможенники работают в нескольких метрах друг от друга.

Хотя ведущие политики в Белграде пытаются затушевать проведенные в соответствии с прошлогодним Брюссельским соглашением разделительные линии между Сербией и северным Косово и называют их "административными", произошедшая де-факто демаркация все больше и больше напоминает настоящую границу, наподобие той, что Сербия имеет, например, с Венгрией. Митровица представляет из себя разрезанный надвое рекой Ибар и медленно сходящей на нет, но все еще чувствующейся межнациональной рознью город, где к югу от Ибара живут более 60 тысяч албанцев, а к северу - примерно в шесть раз меньше сербов.

В беседе Марко Якшичем, одним из лидеров косовских сербов и председателем союза сербских поселений в Косово и Метохии, спрашиваю, как уживаются в Косово представители двух национальностей? "Мы стараемся не встречаться с албанцами и практически не посещаем южную часть Митровицы", - говорит собеседник.

Кроме того, по словам обосновавшегося и не собирающегося ни при каких обстоятельствах покидать косовскую Митровицу бывшего депутата сербской скупщины Якшича, подавляющее большинство жителей сербских анклавов в границах Косово не ездят в Приштину и подконтрольную ей территорию самопровозглашенной республики по соображениям безопасности.

"Лично у меня есть только сербские документы, поэтому меня могут арестовать в любой момент. Албанцы заставляют получать косовские документы, паспорта и водительские права. Сербов всячески ущемляют и выдавливают с этой территории", - рассказал Марко Якшич, который связывает свои надежды больше с позицией Москвы, чем с проевропейскими властями в Белграде. И напоминает о том, как 25 тысяч косовских сербов в прошлом году обратились с прошением о предоставлении гражданства РФ. Как сообщили "Российской газете" в белградской канцелярии по делам Косово и Метохии, в настоящее время на территории самопровозглашенной проживает около 107 тысяч сербов. Впрочем, жители самой южной и пока еще сербской провинции уверены: эта цифра слишком оптимистична, а настоящее число существенно ниже.

Столица самопровозглашенной республики Косово - Приштина сегодня представляет из себя гудящий город, где активно строятся дома, магазины и многочисленные автосалоны. Местный албанец Бесмир, торгующий бэушными мобильными телефонами с лотка, установленного прямо на красный ящик из под кока-колы, поясняет: если раньше по городу в массе своей колесили дряхлые автомобили начала девяностых годов, то теперь здесь все больше и больше новые дорогих немецких авто.

На вопрос "откуда дровишки?" следует уклончивый ответ, что при желании в Косово можно "очень неплохо заработать". По словам того же Бесмира, многие здесь не особо стараются скрывать, что их основной заработок в Косово связан с криминалом. Ранее многочисленные эксперты неоднократно указывали, что речь в основном идет о перевозке наркотиков в Европу и с перепродажей угнанных авто.

В Приштине строящиеся новые здания соседствуют с горами мусора, а европейские по внешнему виду районы - с явно восточными улочками. Гордость местных албанцев - университетский корпус с модерновым зданием библиотеки. Напротив виднеется остов сербской православной церкви с позолоченым крестом на куполе и заваленным колючей проволокой входом.

Видимо, в благодарность за 78 дней натовских бомбардировок бывшей Югославии и стремительное признание независимости со стороны США в косовской столице еще несколько лет назад установили статую американского экс-президента Билла Клинтона. Семиметровый и выкрашенный в бронзовый цвет Билл сжимает в руке папку, на которой выбиты цифры 24.03.1999 - именно в этот день 15 лет назад бывшая Югославия и весь остальной мир узнали, что на практике означает западная "гуманитарная интервенция". Кстати, видимо, по чистому совпадению, именно по ее итогам в Косово появилась крупнейшая в Европе американская военная база "Кэмп Бондстил". Что там происходит - загадка, ведь местных албанцев не подпускают к объекту на пушечный выстрел.

Баста по-каталонски

Настоящий признак дружбы и открытости каталонцев - приглашение в свой дом на обед или ужин. Если вы такое приглашение получили, не ждите от хозяев разносолов и гор всякой снеди. Вино, хлеб с помидорами и паэлья, вот и все, на что можете рассчитывать. Зато вам поведают о самом сокровенном, о семейных тайнах. Расскажут обо всем на свете, не стесняясь в выражениях и жестах. Вот на такую трапезу я попал как раз в день, когда в далеком Крыму проводился референдум.

Откровения папы Луиса

- На осень у вас запланирован референдум о независимости Каталонии, - беру быка за рога. - Действительно ли все каталонцы хотят отделиться от Испании?

Номинальный глава семейства (надо учесть, что у каталонцев почти всегда реальная хозяйка дома и семьи - бабушка), глотнув вина, не спеша замечает: "Видишь ли...", - но тут Луиса, что называется, прорвало...

- Да, референдума хотим! Он реально нужен! Мы, каталонцы, младшие братья испанцев, давным-давно выросли из одежд, которые для нас сшил Мадрид. За это, конечно, ему спасибо, но и мы в долгу не остались - рассчитались сполна и не хотим платить более. Где это видано - даем Мадриду в три раза больше денег, чем получаем! Хотя очень нуждаемся в инвестициях, у нас дела идут - супер... Мы растем... А испанцы на наши кровные строят железные дороги там, где будут ездить пять пассажиров в неделю! И, сделав красноречивый жест рукой у горла, громко произнес: "Баста!".

После такого эмоционального вступления я уже, грешным делом, был готов отказаться от дальнейшего разговора, как, на мое счастье, тушить пожар подоспела супруга Луиса, Патрисия.

- Луис, дорогой! Ты чего это разошелся? Побереги-ка лучше эмоции для футбольного матча с "Реалом". Референдум как референдум - ничего особенного. Всей семьей, как ни в чем не бывало, пойдем проголосуем, потом мясо на морском берегу пожарим. Правда, дети?

На это сидевшие рядом и притихшие от папиного спича сыновья Бель и Жорди, восемнадцати и десяти лет соответственно, одобрительно закивали. А младший еще добавил: "В дни желания независимости мороженое поедается неограниченно!".

- Ладно-ладно, - заметно успокоившись, произнес супруг, - Тысяча извинений. Это моя обычная манера вести разговор. Референдум для нас, - продолжил он, - эдакая отправная точка. Мы добиваемся независимости более трехсот лет. И ноябрьское голосование в этом году - первый серьезный, хоть и неофициальный, шаг вперед!

- А что на это скажет остальная Испания? - подливаю я масло в огонь.

- Понимаю, конечно, что нас Мадрид не отпустит. Что ж, на нет и суда нет. Расстраиваться и плакать не будем. В душе нам глубоко наплевать на официальный Мадрид. Если будет запрет, мы вынесем урны на улицы, и полиция ничего нам не сделает, пусть весь мир увидит, как мы голосуем!

- За такое самоуправство вас по головке не погладят, - не унимаюсь я.

- Не думаю. Ведь мы не хотим войны и ссор между народами, которые живут в Испании. Мы хотим справедливости и самостоятельно решать свою судьбу без указки сверху.

Откровения мамы Патрисии

- Я родила двух сыновей, - продолжила она, - и у меня нет ни сил, ни времени почти ни на что... На референдуме, надеюсь, удастся встретиться с подругами - в очереди в магазине не успеваем ничего обсудить. Спокойно посидим за чашкой кофе, пообщаемся, косточки перемоем.

У нас это уже не первое голосование. Вон, подруги из района Маресме до сих пор вспоминают, как отлично провели время во время первого референдума в сентябре 2009 года. Затем праздник-голосование пришел в декабре 2009 г. - веселились и крепили единство нации во всех 166 муниципалитетах по всей автономии. Потом и в феврале 2010 года снова слились воедино в кофейно-винном порыве - за независимость...

Откровение старшего сына Беля

- Очень хочу получить независимость, в первую очередь от родителей, - смачно поедая десерт, декларирует свою гражданскую позицию Бель. - Ждать, когда исполнится 21 год, слишком долго. Пойду с друзьями на референдум обязательно. Мы в университете все за независимость. Гулять до утра будем.

Последние новости