Новости

19.03.2014 00:20
Рубрика: Культура

Мультикультурализм: угроза или залог стабильности

Решение подавляющего большинства крымчан получить автономию в рамках Российской Федерации, а не Украины никого не могло оставить равнодушным. Ни тех, кто пел мне в телефонную трубку строки из знаменитого "Севастопольского вальса" К. Листова и Г. Рублёва: "Мы вернулись домой в Севастополь родной...", ни тех, кто, стараясь освободиться от эмоций, пытался просчитать, что кроме прибавления двух с лишним миллионов новых россиян принесет России появление в ее Конституции (и в реальности) еще одного субъекта Федерации. Субъекта, который уж точно потребует прав не меньших, чем Татарстан.

Я не экономист и не специалист по конституционному законодательству, поэтому позволю себе затронуть лишь те аспекты вхождения (или возвращения) Крыма в лоно России, которые касаются социокультурных проблем, возникающих в этом процессе, существенных для всех регионов нашей страны, для всего федеративного устройства в целом. В нашем Отечестве административно-территориальное деление конституционно сопряжено с национальным многообразием. Но такой национальности, как "крымчанин", не существует. Это скорее связанное с историей и географией понятие, социально-поэтический образ, если угодно. Но так или иначе в Российской Федерации впервые в ее истории появится республика, в которой в большинстве своем проживают этнические русские. (Отсюда такое страстное и искреннее тяготение крымчан к России.) В то же время в Крыму проживают и украинцы, которые в большинстве своем тоже высказались вовсе не за присоединение к Украине. Они тоже связывают свою судьбу с Москвой. Вряд ли при этом они захотят утратить свою национальную идентичность, язык, культуру, уклад жизни. В новой республике проживают также и крымские татары, число которых увеличивается с каждым годом. У них, как известно, есть свои избранные органы, которые принимают решения от имени всего крымско-татарского народа. А поскольку сегодня в Крыму и украинская, и татарская общины составляют более чем по десять процентов от общего населения полуострова, то они имеют право на использование своих языков в местном самоуправлении, общем образовании, культуре и СМИ. Как всегда на приморском Юге, зaдесь живут еще множество этносов, которые кроме родного говорят и на русском, и на украинском языках.

Замечу, что для нашей страны в этом нет ничего необычного: помимо Дагестана есть и другие республики в составе РФ, где на региональном уровне существует три и более -язычее. В Татарии, Башкирии. И в Крыму, который должен будет адаптировать свою систему просвещения, украинские образовательные стандарты к российским аналогам, а затем и вовсе перейти на наши школьные программы и учебники, важно будет не забыть, что каждый народ, живущий здесь, должен получить право на сохранение своей культуры и языка, как бы кто ни голосовал на выборах.

Нельзя забывать, что именно отмена украинского закона об языках, впопыхах осуществленная Верховной радой, просто подняла на дыбы восточную и южную части Украины. Стала той искрой, из которой возгорелось пламя крымского самоопределения. Это еще одно доказательство того, что культура, язык вовсе не абстракция, не общее понятие, но та глубоко личная, индивидуальная ценность, которая связывает отдельную личность с народом, с нацией. И потому попытки эту ценность ущемить, а то и вовсе разрушить, приводят к массовым протестам, к потрясениям, способным изменять исторический вектор развития. Надо понимать, что ущемление культурных прав сегодня оказывается не менее чувствительным и взрывоопасным, чем наступление на экономические или политические права граждан.

Начиная с 1992 года руководство Украины взяло курс на украинизацию страны. Тот педантично-аптекарский подход к соотношению украинского и русского языков, украинской и русской культуры, которым отличались советские времена, был начисто отброшен. Но попытка построить монокультурное общество в многонациональной стране, какой является Украина, изначально была обречена на неудачу. Понятно, что кессонная болезнь, болезнь, подстерегающая водолазов, слишком резко поднявшихся из океанской глубины на поверхность воды, в том или ином виде подстерегала все новые государства на территории бывшего СССР, когда голову кружил свежий ветер неведомой независимости. Все наперегонки стали строить свои национальные государства, самоутверждение которых шло не только через политические и экономические атрибуты государственности, но через утверждение (и насаждение) языка и культуры титульной нации. Процесс объяснимый, но опасный.

Россия как страна изначально многонациональная, несмотря на то что этнические русские, а тем более этнические славяне в результате распада СССР составили в ней абсолютное большинство, была исключением. Она создавалась как федерация, ориентируясь на принципы национально-территориального административного деления, берущие начало в 20-х годах прошлого века. Это может кого-то радовать, кого-то огорчать, но это именно так, что с моей точки зрения только на благо нашей стране. Именно поэтому те взрывы радикального национализма, которые в новейшей истории сотрясали и Россию, не смогли ее разрушить.

Опыт не только ХХ, но уже и ХХI века показывает, что культурное многообразие - благо для государства. Разумеется, если этим благом распоряжаются люди, умеющие рассчитывать не на один шаг вперед.

Культура Общество История