Новости

25.03.2014 00:26
Рубрика: Культура

Взять Кобзаря домой

Как наш корреспондент записывался в московскую библиотеку украинской литературы
Чуть-чуть переиначив слова Эразма Роттердамского, можно сказать: мой дом находится там, где моя библиотека. Прокладываю маршрут до украинского дома в Москве - библиотеки украинской литературы.

Она приютилась на Трифоновской улице, в нескольких минутах пешей прогулки от метро "Рижская". В Большой зал библиотеки не пускают: вечером здесь состоится литературно-музыкальный вечер, приуроченный к юбилею Шевченко и Лермонтова (оба родились в 1814 году). Зато открыт другой вход. Молодая девушка, Наталья Николаевна, встречает вопросом:

- Хотите записаться? Подождите, сейчас оформлю женщину.

- Галина Викторовна, а вы знаете украинский? - спрашиваю в очереди у читательницы, подсмотрев ее имя-отчество в формуляре.

- Понимаю бегло устную речь. Но когда ее слышу, у меня вот здесь, - Галина Викторовна подносит руку к сердцу, - что-то трепещет. У меня дедушка был украинец. Наверное, поэтому так воспринимаю этот мелодичный язык. И вот узнала, что есть библиотека украинской литературы в Москве.

Устраиваюсь в читальном зале. Беру несколько книг - сборники русской поэзии в украинском переводе. "Мiй друже, вiр: зiйде вона,/ Зоря знадливо свободи,..." Листаю дальше: "I нудно, i сумно, i нiкому руку подать/ В годину душевно скрути..." Со школы набившие оскомину строчки обретают новую музыкальность. Перед дверьми кабинета директора долистываю до Есенина: "На щастя, Джиме, лапу дай менi./ Тако лапи я не бачив зроду./ Давай зави м разом в темнинi,/ Вночi на добру, лагiдну погоду./ На щастя, Джиме, лапу дай менi".

Вдохновленный, захожу в кабинет. Стол Натальи Григорьевны Шариной завален документами и бумагами. На стене карта Украины, под ней небольшой глобус - не Украины, мира. Его венчает пара ленточек желто-синего цвета.

- У нас 6950 читателей. Посещение библиотеки по итогам года более 26 тысяч человек, - рапортует Наталья Григорьевна. - Фонд на 87% состоит из изданий на украинском языке. Около 10% - на русском. Больше половины читателей люди взрослого поколения. Можно найти формуляры и с 1928 годом рождения. Другая половина читателей - более молодая, начиная с 20 лет и до 50 - связана с Украиной какими-то делами, работой, исследованиями.

26 тысяч человек приходят в библиотеку украинской литературы в Москве.

Взрослые берут книги и для детей. В секторе детской литературы потрясающие современные издания: разукрашки, книги на батарейках.

- Одно время украинская воскресная школа приютилась у нас. И однажды ко мне подошла девочка, класс пятый: "Наталья Григорьевна, что я вам хочу сказать! Гарри Поттер на украинском гораздо смешливее!"

Понять, зачем читатели приходят в библиотеку, несложно. Москва - огромнейший город с невероятно напряженным ритмом и темпом - быстро ассимилирует. Место для разговоров о корнях остается только на кухне. В столице украинская диаспора насчитывает 300 тысяч человек. Они берут краеведческую литературу, писателей из той области, где они жили: Запорожья, Львовской области...

- У нас много клубов, есть клуб любителей граммофонов - и много пластинок на украинском языке. Украинскую песню не зря сравнивают в мелодичности с итальянской. Я учила украинский по песням, заразила всех домашних, подруг. Приходят люди, вспоминают: "Так моя мама запевала, бабушка". Конечно, они ищут здесь свою национальную идентичность. Спорят, где земля лучше, где картошка. Когда проходят вечера, на столах рушники.

Украинцы спорят о языке, критикуют суржик.

- Но по-доброму, - говорит Шарина. - Или обсуждают Гоголя: не предал ли он Украину, когда жил в Петербурге? Современные украинские книги обсуждают. Вот книга Оксаны Забужко "Полевые исследования украинского секса". Название смущает. Но на самом деле ее героиня пишет пьесы на украинском, и ей важно, чтобы они ставились и смотрелись. Если пьеса не будет издана на английском и русском, то она не состоится как сценарист и драматург. Там такие интересные, глубокие размышления.

Наталья Шарина считает, что для того, чтобы понять жителей Украины, нужно читать украинские книги. Не обязательно Шевченко - можно Лесю Украинку. Но обязательно что-нибудь из современной литературы, исторические книги, воспоминания. Ей кажется, что существует генетическая память, и она рассказывает, как в пятом классе, когда ее семья жила на Дальнем Востоке, ее все время тянуло в Прибалтику.

- Когда мы стали говорить с мамой, узнала, что моя бабушка эстонка, из тех высланных. Но мне ведь никто не говорил!

Теперь я понял, что мне напоминали мимика и жесты директора библиотеки: передо мною обаятельная прибалтийская женщина, "дальняя родственница" Ингеборги Дапкунайте.

Недавно библиотека издала свое исследование, посвященное отцу Михаила Булгакова - "Литературные труды Афанасия Булгакова".

- Прежде нас никто эту тему не изучал. Хотя сам Булгаков в завещании просил найти в Киево-Могилянской академии список книг, который составлял его отец.

Сейчас символом общности становится Шевченко, в России его особенно вспоминали в год его 200-летия.

- Открыли после реставрации памятник Шевченко. Я видела по телевизору сюжет, там было человек 15. У меня сердце сжалось, сколько бы людей мы могли пригласить на Кутузовский проспект.

В библиотеке чаще всего берут Лесю Украинку, Тараса Шевченко, Василия Стуса, Ивана Франко, Олеся Гончара.

Эхо политических событий слышно и здесь.

- Говорят, Украина обижается, когда ее называют младшим братом, - пожимает плечами Шарина. - У меня есть старшая сестра, она называет меня "младшей". Как на это можно обижаться, если это говорится с любовью?!

Культура Литература Филиалы РГ Столица ЦФО Москва РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники