Новости

25.03.2014 00:20
Рубрика: Общество

Дневник полковника Клуге

В редакции "РГ" оказались уникальные свидетельства Первой мировой войны
В редакцию пришло письмо.

Неизвестная Ольга Пронина из Австралии, прочитав публикацию "РГ" "Царская война" (17 декабря 2013 года), решила поделиться с нами воспоминаниями своего отца - полковника Генерального штаба Константина Клуге. В большом желтом пакете оказалось несколько страниц репринтного текста угловатым понятным почерком со строгим соблюдением правил употребления дореволюционных "еров" и "ятей" - дневник участника Первой мировой войны. "Это написал мой отец в 1957 году, - сообщала дочка полковника. - Надеюсь, что Вам этот будет интересно. Мой отец был ранен и лечился в Царском Селе в лазарете. Государыня и дочери за ним ухаживали". Последняя фраза сопроводительной записки была особенно трогательной своим старинным оборотом речи, который уже никто сейчас не употребляет. "Я почти слепая и могу писать только таким пером", - заканчивала Ольга Пронина, извиняясь за плохой почерк.

Мы решили опубликовать отрывки из дневника Константина Ивановича Клуге, посвященные одному из эпизодов Первой мировой войны. За командование 3-м батальоном 304-го Новгород-Северского полка в бою 25 сентября 1915 года Клуге был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Свои записи полковник делал по памяти, будучи довольно пожилым человеком. Впрочем, даже если какие-то мелочи он и перепутал, аромат времени, почти толстовские нюансы психологии воюющих, скромность и неамбициозность самого автора - дневник Клуге передает отлично. Мало того редакционные корректоры отметили удивительную грамотность полковника - в записках нет ни ошибок, ни исправлений, ни помарок. Со свойственной военному аккуратностью Константин Иванович предваряет военные страницы дневника своей личной историей, из которой ясно, что родился он 30 мая 1884 года в городе Санкт-Петербург в семье литовского гражданина Ивана Ивановича Клуге и Ольги Константиновны (урожденной Овчинниковой). Окончил сначала реальное училище в Кишиневе (Бессарабия), а потом Киевское военное училище, офицерскую электротехническую школу и Академию Генштаба. Участвовал "в Первой великой войне ("Первая мировая" - изобретение советских историков после Второй мировой. - Ред.) и в Гражданской в частях адмирала Колчака". Окончил военную службу в чине полковника.

"... На первой же лесной поляне произошел короткий штыковой бой, противник остановился и стал спешно отступать...

Наши роты преследовали его и не дали ему задержаться. Мы заняли эти окопы и стали укрепляться, а части противника спустились с холма в сторону леса. Я послал донесение своему командиру бригады, что задачу я выполнил. В ответ получил приказание отойти и присоединиться к частям его бригады, которые установили новый фронт в 3-х верстах позади, как предполагалось раньше, и меня предупреждали, что какие-то неприятельские кавалерийские части противника появились слева и сзади у меня.

Оценив обстановку и приняв во внимание, что наш отход не может быть произведен незаметно (нужно было пройти некоторое открытое пространство), я ответил, что исполню приказание, но только к вечеру, а что появление слева и сзади меня частей противника меня не беспокоит, т. к. за мною густой лес, который я пройду всегда незамеченным. Вот это вышеизложенное и было принято во внимание при представлении меня к ордену Св. Георгия 4-й степени - "Восстановление потерянной позиции".

Продолжаю о том, что случилось дальше. Вечером я, как обычно, послал разведчиков в сторону противника, которые, вернувшись, сообщили, что слышали какой-то большой шум и передвижение у противника. И я решил, взяв на себя ответственность, т. к. не было времени сговориться с начальником бригады, я решил узнать боем, что делает противник, и приказал его атаковать. К моему удивлению, противник вновь не выдержал и стал поспешно отступать, а роты моего батальона, преследуя его, стали втягиваться по просекам в лес... В лесу шла ружейная стрельба с нашей и с противоположной стороны, мало причинявшей вреда, очевидно, больше для морального действия. Чуть брезжил рассвет. Мы вышли на опушку. Лесная полоса кончилась. Впереди открытая долина, вдали большое озеро и католический костел с высокой колокольней на берегу.


Страница из дневника Константина Клуге. Фото: Из личного архива

Из леса, из которого только что мы вышли, стали появляться то наши части, то части противника. Все перепуталось ночью: то появится неприятельский разъезд, короткая перестрелка и опять скрывается вновь в лесу, то появится наша походная кухня.

Я послал вновь ординарца (верхового) к моему начальнику бригады и получил на этот раз приказание оставаться на месте, т. к. весь фронт противника отходит. Солдат-ординарец, которого я послал, сообщил лишь, что командир бригады стал его расспрашивать и когда узнал, что перед нами видно очень большое озеро и костел, то по карте обнаружилось, что это озеро Нара... с костелом на берегу. Когда части бригады, к которой я был временно прикомандирован, заняли свои позиции, я был отослан к своему полку. Вернулся после выздоровления командир батальона, кот. я заменял, а меня послали за 10 верст в тыл обучать унтер-офицерскую учебную команду, т. к. после боев роты наши поредели и особенно ощущался недостаток в унтер-офицерах. Так прошло около месяца. Я стал уже забывать о происшедшем. Все казалось таким простым и обычным. Тем более что я был в нашем полку из запаса, что-то вроде "золушки". Большее внимание было обращено на коренных офицеров Абхазского полка, из которого был выделен и сформирован наш второочередной 304-й Новгород-Северский полк, и я, конечно, не был бы в числе награжденных. Да и совсем я об этом не думал, служил, как знал и как мог.

На деле же получилось иначе. Налицо было, как говорилось, "его Величество случай". Я был выделен с батальоном из полка на участки чужой бригады.

Однажды окончив вечером занятия в своей учебной команде и взяв с собой конного ординарца, я поехал версты 3-4 в нашу нестроевую роту нашего полка, расположенную недалеко. Подъезжаю. Ворота раскрыты, много верховых лошадей. В воротах адъютант полка берет меня под руку и ведет в избу. Там все старшие офицеры полка с командиром во главе. Ведут меня и сажают в красный угол. Говорят: "Ты наш первый Георгиевский кавалер ... в дивизии, вот телеграмма из армии о твоем награждении".