Новости

Создать с нуля технологическую компанию в России по-прежнему непросто, однако у начинающих предпринимателей появляется все больше возможностей как с точки зрения привлечения капитала в проект, так и с точки зрения его менторской, консультационной поддержки. Причем если первое способны обеспечить и государство, и частный бизнес, то второе - прерогатива предпринимателей. Часто именно нехватка знаний о том, как делать бизнес, становится основной проблемой российских стартаперов, отметили участники дискуссии "Предпринимательский ландшафт: роль государства и финансовых институтов" на Всемирном конгрессе предпринимателей.

Как правило, у начинающих предпринимателей отсутствует маркетинговое, рыночно ориентированное мышление. Связано это с тем, что в основном владельцами и руководителями технологических компаний становятся люди технического склада. Придумывая продукт и выходя с ним на рынок, они не представляют, как будут его продавать, а знают только, что продукт "крутой". Но "круто" - это не всегда то, что нужно потребителю, говорит генеральный директор группы компаний InfoWatch Наталья Касперская.

- У меня есть очень упрямые программисты в одной компании, куда я проинвестировала, - рассказала Касперская. - Они говорят, мол, мы классный продукт пишем, дай еще денег. А я говорю, ребят, давайте вы будете зарабатывать. Нет, мы еще пока не готовы зарабатывать, потому что нам нужно сделать великий продукт, это будет волшебная ракета, которая будет летать до звезд и будет совершенно фантастической. И вот они ее делают, делают, делают, понятно, что у инвестора рано или поздно терпение кончится - ракеты все нет, и все это больше напоминает трехколесную телегу.

По словам эксперта, нам надо формировать предпринимательскую культуру и правильно ориентировать предпринимателей на то, что делать. Крупные игроки рынка готовы помогать начинающим предпринимателям, в которых инвестируют, и в основном это помощь в маркетинге и продвижении, построении продаж, поисках рынков сбыта и позиционировании. С точки зрения инвесторов, стартапы часто не обладают достаточным интеллектуальным качеством. А стартаперы, в свою очередь, считают, что инвесторы не способны оценить их потенциал и гениальную идею. Тем не менее для развития рынка нужны и те и другие, поэтому нужно искать компромиссы.

Сейчас у нас рынок покупателя, прошли те времена, когда банкир сидел и к нему стояла очередь из предпринимателей, желающих получить финансирование. Ситуация меняется - очень много предложений, очень много условий, банки между собой конкурируют

- Как ни странно, это одна из тех областей, в которых государство оказывается довольно эффективным медиатором, - отметил гендиректор, председатель правления РВК Игорь Агамирзян. - Я думаю, что без усилий со стороны государства в этой области вряд ли бы у нас развитие венчурного рынка шло такими темпами. В очень значительной степени это явилось результатом, немного отложенным, того внимания, которое было привлечено на уровне первых лиц к этой теме в 2008-2010 гг. Была поднята такая пиар-маркетинговая волна, которая привела к росту заинтересованности и количества людей, вовлеченных в это.

Новая для России тема - это венчурное долговое финансирование, которая сейчас активно обсуждается. Не секрет, что стартапы не имеют материальных активов и практически не могут рассчитывать на заемное финансирование в банке. Тем не менее потенциал у таких компаний настолько большой, что на этом вырастает своя венчурная кредитная банковская экосистема. "В Кремниевой долине есть знаменитый Silicon Valley Bank, который сегодня работает уже как универсальный банк, обслуживающий технологические компании и стартапы. Но вообще-то он начинал лет 30 назад со специального фонда заемного инвестирования в венчурные проекты", - рассказал Игорь Агамирзян. Особенность такой деятельности заключается, в частности, в том, что там можно ждать очень высокой маржинальности на успешных проектах. Кредитная ставка для финансирования венчурного проекта не очень принципиальна: если проект успешный, то он по любой ставке кредит вернет. А если неуспешный, то не вернет вообще.

- Слово "стартап" звучит для банка очень страшно, уровень риска совершенно другой, - подтвердил вице-президент "Промсвязьбанка" Кирилл Тихонов. - Если мы имеем дело с обычным кредитованием на развитие бизнеса, банки в России уже научились их выдавать и успешно это делают. Сейчас у нас рынок покупателя, то есть прошли те времена, когда банкир сидел и к нему стояла очередь из предпринимателей, желающих получить финансирование. Ситуация меняется - очень много предложений, очень много условий, банки между собой конкурируют. Но есть одна проблема: если у вас действующий, растущий бизнес, у вас высокие шансы получить финансирование. А если у вас начало бизнеса, стартап, то шансы минимальны.

По словам Тихонова, банк решил попробовать новый инструмент, создав собственный венчурный фонд. Финансированием абсолютно нулевых стартапов он не занимается, но в то же время готов финансировать проекты на самом начальном этапе развития. Технически финансирование предоставляется через выдачу кредита по льготной ставке, однако фонд входит также в капитал стартапа, то есть схема комбинированная. Доля в компании становится ликвидным обеспечением, залогом, которого у стартапа нет. Игорь Агамирзян отметил, что стимулировать развитие нового банковского продукта могло бы расширение механизма госгарантий - сегодня он доступен только для больших проектов, а на стартапы ранней стадии не распространяется. С этим согласился и Кирилл Тихонов.

- Сейчас есть хорошая практика сотрудничества с гарантийными фондами поддержки МСБ, могу сказать, что механизм очень эффективно работает, - отметил банкир. - Если говорить о действующем бизнесе, фонд готов на 50% разделить риски с банком. Что касается стартапа, здесь банк по сути 100% рисков берет на себя, на свой капитал. Конечно, мы бы с большим энтузиазмом восприняли идею разделить эти риски с госфондом. Другой вопрос, насколько государство готово делать такие проекты, потому что есть риск потерять эти деньги.

По словам Тихонова, после того как инструмент какое-то время поработает и будет собрана статистика по проектам и рискам по ним, можно будет продвигать инициативу дальше, в частности, на уровне минэкономразвития. "Нас очень эта тема интересует, мы считаем, что рынок дорос до той стадии, когда необходимы новые финансовые инструменты", - заключил Игорь Агамирзян.

Экономика Финансы Инвестиции