Новости

В Магдагачинском районе Приамурья целый поселок живет без... электричества. Здравый смысл не может объяснить этот факт. А сердце и разум отказываются понимать, почему глава района запрещает жителям возлагать венки в День защитника Отечества.

Апрельские тезисы

От райцентра Магдагачи до поселка Апрельский мы ехали часа два. Шаткий мост через речку Ольга висит безжизненной плетью, его смыло прошлогодним наводнением. Затаив дыхание, проползаем по еще замерзшей реке.

Мужик в телогрейке и бабенка в куцей куртке сноровисто складывают дрова в аккуратную поленницу. Здороваемся. Татьяна Субботина и Сергей Катков живут в Апрельском с рождения и помнят еще времена, когда здесь жизнь шумела ярмаркой.

- Не поверите, у нас населения было пять тысяч человек. Все работали на прииске. А сейчас тут не жизнь, а мука, в прошлом году полгода жили без света, и сейчас последний раз лампочка у меня в доме горела на восьмое марта. Как подарок, - говорит Татьяна.

Электричество для Апрельского вырабатывает дизелек, но в последние годы его сердце больше молчит, чем стучит. Причина - нет денег на солярку.

Абсурдность ситуации придает то, что ровно в девяти километрах от поселка расположена обогатительная фабрика одного из крупнейших в России предприятий по добыче золота группы компаний "Петропавловск". Всего девять километров электролинии, и в доме солдата-победителя Сергея Ероша будет гореть свет.

91-летний фронтовой десантник, который май 1945 года встретил под Берлином, уже несколько лет живет во тьме.

- Знаешь, мне кажется, что я с ума скоро сойду. Ну, сам посуди, с 6 вечера свечку зажигаю. Порой ночь не сплю, думку думаю, зачем мы победили в той войне? Чтобы я жил как в могиле? - машет он рукой. Дед Сергей отворачивается в окно, часто-часто моргает глазами, пряча слезы.

Его призвали на Ленинградский фронт летом 1942 года девятнадцатилетним пацаном. Был ранен и дважды контужен. Прошел многими дорогами военного ада. - Я шустрый был и ловкий как черт, - говорит Сергей Павлович. Его первая жена была летчицей, она сгорела в воздушном бою, со второй супругой он все послевоенные десятилетия прожил в Апрельском. Работал геологом на золотодобывающем прииске.

Сегодня старый воин доживает свой век с внучкой, они держат корову и сажают огород. В поселке осталось 25 жителей, которым "деваться некуда", все, кто мог, отсюда уже уехали. Здесь нет дорог, хлеб и почту привозят раз в неделю, медицинской помощи тоже нет. Лес все ближе и ближе подступает к их жилищам. Тут каждая весна и осень - коллективная истерика, сгорим или не сгорим. Лесные пожары в этих краях бушуют ежегодно.

Несколько лет назад в окно одной из здешних хат залез медведь. От лап разъяренного хищника погибли два человека.

Галина Поклонская в Апрельском прожила более шестидесяти лет, сейчас сидит на узлах с немудреными пожитками и ждет, когда сын организует машину, чтобы перевезти мать к себе.

- Сердце кровью обливается, но уезжать надо. Так жить больше не могу. В прошлом году, когда у нас света не было месяцев шесть, питались сухарями да консервами, - горько вздыхает баба Галя.

Пока жив израненный гвардии старший сержант Сергей Ерош, сюда хоть изредка будут привозить хлеб, почту и солярку. Ветеран - единственный козырь у брошенного поселка - нынешняя линия фронта, с помощью которой хоть изредка, но удается совестить власть.

- Если дед помрет или уедет отсюда, нам сразу хана придет, - в один голос говорят жители этой выморочности.

Последний раз главу района видели в Апрельском в апреле прошлого года, Сергей Прилипко был в тех краях проездом. После той поездки Прилипко бодро отчитался местной газете, что во всех проблемах жителей поселка виноваты сами жители.

- Солярку, которую мы даем им для дизель-генератора, местные продают на трассе. Значит, это они могут, а продукты завезти в село они не могут, - возмущался чиновник Прилипко.

От этих слов у местных до сих пор выступают слезы на глазах.

- До трассы пятнадцать километров ям и ухабов. Мы трясемся над каждой каплей солярки, а он нас ворами выставил. Тьфу, бессовестный, - плевался народ на стихийном сходе по случаю приезда корреспондента из "московской газеты".

Экстремистский венок

В райцентре Магдагачи с десятитысячным населением нет и стометровки сносной дороги. Здесь в 65 торговых точках продают алкоголь, а единственный спортивный клуб от продажи отбивали всем миром. Улицы из двухэтажных деревянных казарм, построенных во времена наркома Кагановича, месяцами не тронутые помойки.

Последняя широко обсуждаемая новость райцентра: глава района Сергей Прилипко запрещал возлагать венок к местному памятнику павшим в боях в День защитника Отечества. Против тех, кто осмелился нарушить запрет, проводится прокурорская проверка. Спешу за разъяснениями в районную администрацию.

Единственная не убитая латка асфальта в райцентре - площадь перед зданием районной власти. Поднимаюсь в приемную главы, представляюсь секретарю. Девушка пошла доложить хозяину.

- Я не хочу с ним разговаривать! - ором отвечает глава так, что слышно в приемной. - Скажи, что у меня совещание, которое будет продолжаться два часа.

Секретарша вышла с опрокинутым лицом.

- Ничего не придумывайте, я все слышал, буду ждать, пока ваш шеф не освободится, - говорю я.

Минут через сорок ожидания меня приглашают в кабинет.

- Хочу попросить вас прокомментировать.., - начинаю я.

- Я не буду отвечать на ваши вопросы, - прерывает меня чиновник.

- Почему?

- А на вопрос "почему" еще никто не дал ответа, - философствует магдагачинская власть.

- Но это часть вашей работы - общаться с прессой...

- Я не буду отвечать на ваши вопросы, - добавив в голос свинца, говорит Сергей Прилипко.

"Диалог" с властью окончен...

Вадим Доманов, атаман местных казаков - шолоховский типаж. Бородатый, крепкий, с зорким прищуром глаз. Несколько созывов подряд Доманов депутат поселкового Совета. Он с четырьмя другими депутатами был инициатором возложения венка в День защитников Отечества.

- Когда об этом узнал глава района, то пришел в бешенство и сказал, что, если мы это сделаем, нами займется полиция, - говорит Вадим Владимирович.

Возложению венка к мемориалу павших предшествовала переписка депутата Доманова с главой поселка, в которой народный избранник вынужден был убеждать, что венок никак не противоречит Закону "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях".

Память чтили в присутствии полиции. Никто из местных чиновников у мемориала не появился. Депутат Доманов написал об этом в социальных сетях, и теперь его проверяют на причастие к экстремизму - по заявлению главы района.

Венок стал предметом для прокурорской проверки, глава поселка Андрей Мурысин попросил районную прокуратуру разобраться с "возлагальщиками".

- Никогда подобных проверок проводить не приходилось. Ситуация ненормальная, - вздыхает Альберт Аванезов, и. о. районного прокурора.

В ста метрах от районной "ветви" квартирует власть поселковая. Она занимает половину первого этажа в типовой пятиэтажке. Посетителей встречает густой запах общественного туалета - так мстят изношенные сети. К слову, большинство коммунальных систем поселка уже перешагнуло черту изношенности и вступило в пору ветхости.

- Главная беда исполнительной власти - это неэффективное расходование бюджетных средств. У нас уже скоро станет нормой проведение конкурсных процедур после того, как деньги потратили. Сначала работы сделают, а потом конкурс проводят, - говорит Юрий Харчиков, председатель поселкового Совета народных депутатов.

Подтверждением его словам служит акт проверки, которую районная прокуратура провела в ноябре 2013 года. "Конкурсные процедуры на заключение муниципального контракта на проведение работ по отсыпке дорожного полотна (далее идет длинный перечень улиц. - А. Я) проведены администрацией пгт Магдагачи после фактического проведения работ". Вообще это уголовщина в чистом виде.

Без конкурсов и электронных торгов "осваивались" десятки миллионов рублей на ремонт дорог. Правда, тот "ремонт" держался всего несколько месяцев, его уносило первыми вешними водами.

- Толщина асфальта пять сантиметров, по мнению экспертов, этого было достаточно, но по факту не получилось, - разводит руками глава поселка Андрей Мурысин.

Кстати, за 2012 год поселковые депутаты поставили главе поселка двойку за проделанную работу. Андрей Александрович всерьез считает это "заговором" и намерен свой неуд обжаловать в суде.

Кто тут воду мутит

Эту окраину поселка все называют "арестанкой": в кровавые тридцатые годы здесь располагались бараки с политическими заключенными, которые и построили немалую часть поселка. На одной из ближайших сопок их и хоронили, потом тут стали хоронить и вольных, которые жили в этом районе. Вообще в те годы понятия "ссыльный" и "вольный" были весьма относительными.

Несколько лет назад местная власть разрешила на полузаброшенном погосте брать гравий для перманентной отсыпки дорог и вечного ямочного ремонта.

Сегодня от кладбища остался лишь небольшой участок, несколько просевших могильных холмиков. На одном из них ржавая табличка говорит о том, что здесь похоронена 25-летняя девушка. На проталине видна крупная человеческая кость.

- Это явно фрагмент коленного сустава, - говорит депутат поссовета Михаил Башаримов.

Поселковые депутаты несколько лет бились за то, чтобы остановить разработку карьера на бывшем погосте. Следы этой борьбы - целая папка полицейско-прокурорских протоколов и ответов.

- По документам там официального кладбища нет, все остальное - это эмоции, - убежден глава поселка Андрей Мурысин.

Циничные "раскопки" удалось остановить только благодаря тому, что православные водрузили на краю подъедаемого погрузчиками погоста поклонный крест и провели молебен.

За "вольнодумство" районные чиновники направили жалобу в епархию на настоятеля местной церкви: батюшка "воду мутит".

Иеромонах Игнатий (Чигвинцев) служит в поселке 12 лет, уважаемый и любимый многими пастырь. Два года назад ему было присвоено звание "Почетный житель поселка Магдагачи". Последние несколько лет отец Игнатий не общается с местной исполнительной властью.

- Почему-то перестали людей слышать, закончился диалог. Это страшно, и я сильно скорблю по этому поводу, - тихо говорит батюшка.

Больше года добивается встречи с главой района Николай Менжинский, тоже почетный житель родного поселка, автор районного гимна. Николай Федорович - один из организаторов ансамбля казачьей песни "Звонница", бессменный аккомпаниатор народного коллектива. "Звонница" - участница десятков песенных конкурсов и телевизионных программ.

- Все, что нами достигнуто, достигнуто вопреки, а не благодаря. В последнее время поддержки ноль, - вздыхает маэстро Менжинский.

...Услышанный за два дня пребывания в районе "бурлацкий" стон едва умещается в диктофонные файлы памяти. Отсутствие диалога между народом и властью подтверждает толстенная папка отписок, запросов и бессчетных проверок.

Местечковое управленческое самодурство оборачивается тем, что люди теряют остатки веры в государство, в закон и справедливость. Копятся злость, непонимание и раздор. Трудно любить Родину, живя в избе без света, когда на твоих глазах разоряют кладбище, когда нет дорог, нет справедливости и правды тоже нет.

Комментарий

Валентина Швец, заместитель министра внутренней и информационной политики правительства Амурской области:

- Честное слово, неловко за ситуацию сложившуюся в Магдагачинском районе.

Почему возник конфликт по возложению венка в День защитника Отечества. Это результат застарелого конфликта всех ветвей местной власти. Главы района и поселка должны возглавлять это шествие, а не быть в числе противоборствующих сторон.

Что касается энергообеспечения поселка Апрельский, то здесь определились, что районная администрация в кратчайшие сроки должна обеспечить поселок дизель-генератором необходимой мощности 20 КВт. Одна из причин сложной ситуации - несвоевременная подача управляющей компанией документов по выпадающим доходам. Сегодня уже кончается март, а организация только нам предоставила заявку на получение февральских денег. На втором этапе речь пойдет и о замене коммуникаций. Кроме этого, здесь обнаружен ряд непроизводительных расходов у самого предприятия, это даже не хищения... это просто разгильдяйство. Ситуация - на персональном контроле у губернатора региона.

Экономика Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Амурская область