03.04.2014 08:36
    Рубрика:

    Ученые разгадают причину небывалого паводка на Амуре

    Ученые намерены раскрыть причины и механизм масштабного наводнения на Дальнем Востоке
    Группа ученых из Москвы, Санкт-Петербурга и Хабаровска 7 апреля направится в Харбин. Совместно с китайскими специалистами они будут изучать механизм прошлогоднего паводка на Сунгари и Амуре. Какие исследования этого небывалого природного явления уже ведутся, рассказывает заместитель директора по научной работе Института водных и экологических проблем (ИВЭП) Дальневосточного отделения РАН, д.г.н. Алексей Махинов.

    Алексей Николаевич, в соответствии с указом президента правительство РФ совместно с Российской академией наук должно обеспечить проведение научных исследований экстремального паводка в бассейнах Амура, Зеи, Буреи и Уссури. Какие задачи в связи с этим поставлены перед ИВЭП ДВО РАН? Как организованы и профинансированы эти изыскания?

    Алексей Махинов: Организация работ поручена министерству природных ресурсов. В исследованиях участвуют шесть научных учреждений, в том числе и наш институт.

    Первый этап этой программы уже завершен: мы систематизировали результаты ранее проведенных исследований, в частности, данные, полученные на постах Росгидромета. Кроме того, точно определено, как будут взаимодействовать участники изысканий.

    Второй этап - самый длительный и дорогостоящий - непосредственно проведение полевых исследований на Амуре. Эта большая многоплановая работа началась зимой и будет вестись до осени, а самую трудоемкую часть мы выполним с конца мая до августа. На реке намечено 40 створов - от участка выше Благовещенска до Николаевска-на-Амуре. В каждом створе гидрологи из Санкт-Петербурга будут изучать рельеф дна, фиксировать глубины, скорости течения, ширину и строение поймы. Эти данные лягут в основу разработки московским Институтом водных проблем РАН гидродинамической модели прохождения паводочной волны в основном русле Амура, которая позволит дать рекомендации по комплексу защитных и руслоформирующих мероприятий в долине реки.

    Ученые нашего института более подробно изучат районы Хабаровска и Комсомольска-на-Амуре. Здесь в русле и на пойме довольно много сооружений - берегозащитные дамбы, мосты, польдеры. Прошлогодний паводок отразился на них, и они в свою очередь повлияли на ход наводнения. Например, из-за железнодорожного моста уровень воды в реке возле Хабаровска оказался выше, чем мог бы быть без него. Когда его строили сто лет назад, никто не ожидал столь больших паводков и не в полной мере учитывалось воздействие этого перехода на реку.

    Коротким будет третий этап - обработка и обобщение полученных данных, формулирование основных мероприятий, которые обеспечат безопасность территорий и гидротехнических сооружений в случае повторения крупных наводнений.

    В начале декабря окончательный отчет должен быть на столе у президента. В документе будут разобраны механизмы амурского наводнения, его причины, особенности в разных местах, создана математическая модель движения паводочной волны. В него войдут показатели и коэффициенты, которые необходимо использовать всем, кто занимается освоением Дальнего Востока, в частности, бассейна Амура. Будут определены уровни реки при различных условиях противопаводочного регулирования, которые войдут в нормативные документы, а также выявлены зоны риска, где ничего нельзя будет строить.

    Что касается финансирования, к сожалению, науку у нас не жалуют и вспоминают о ней, когда происходят природные катаклизмы. Однако для задач, поставленных президентским указом, денег достаточно - средства направляются из федерального бюджета.

    Другое дело, что региональные органы власти, которые, казалось бы, больше других заинтересованы в том, чтобы в будущем избегать разрушительных последствий наводнений, активной помощи нам не оказывают. Исключение - правительство Хабаровского края, выделившее небольшие средства на исследования.

    В марте сотрудники Института водных и экологических проблем вели работы на льду Амура. В чем их суть?

    Алексей Махинов: Именно сейчас мы могли оценить, где и какие изменения произошли в результате наводнения, в каких местах и насколько углубилось и расширилось русло.

    Сразу после пика паводка это было невозможно сделать из-за высокого уровня реки, да и в зиму Амур ушел при большой воде. Сейчас подо льдом русло законсервировано, никаких изменений пока нет - благоприятная ситуация для исследований. Мы бурим лед по профилю поперек реки - от берега до берега протягиваем цепочку скважин через каждые 50 или 100 метров. Изучаем толщину и строение льда, промеряем глубины, измеряем скорости течения - и так получаем характеристики русла и водного потока. Работаем по той же технологии, что и в конце XX века. Есть, конечно, современные аппараты для таких целей, позволяющие снимать показатели под водой, мы стараемся переходить на эти приборы, но оснащение ими требует больших финансовых вложений.

    По итогам исследований определят зоны риска, где ничего нельзя будет строить

    Кстати, по результатам этих наблюдений могу сказать: вода в реке визуально стала чище, лед в нижней части прозрачный - даже не верится, что это Амур. Причем льда образовалось много - когда начнется весенний ледоход, в узких местах, особенно на Нижнем Амуре, возможны заторы.

    Уровень воды сейчас примерно такой же, как и в прошлом году. Но если в 2013-м произошло мощное наводнение, то что будет в этом - никто предсказать не может. Есть процессы в природе, которые еще неподвластны знаниям людей.

    Как отразилось наводнение на экосистеме реки?

    Алексей Махинов: Такое катастрофическое наводнение, как подсчитали гидрологи, на Амуре бывает раз в 250-300 лет. Это редчайшее для реки событие несомненно оставило следы, отразившись и на качестве воды, и на русле и его формах, и на берегах, и в животном и растительном мире.

    Эти последствия мы и будем изучать детально в экспедиционных условиях этим летом, хотя теоретические представления о них уже сформулированы. Например, ожидается увеличение численности нерестящихся в пойме фитофильных рыб - сазана, карася, щуки. Это произойдет в связи с тем, что в начале лета будет много воды, она зальет пониженные места поймы.

    С другой стороны, для Амура характерны наводнения, пусть и не настолько большие, как в прошлом году. Река адаптирована к таким воздействиям, это часть ее жизни. Даже если бы не было наводнения, природа все равно подвержена постоянным преобразованиям, в том числе и в результате долговременных изменений климата.

    Руководитель Росгидромета Александр Фролов сообщил о новом проекте борьбы с наводнениями в бассейне Амура: предполагается использовать историческое русло реки, имеющее более короткий выход в Татарский пролив. Как вы оцениваете эти идеи?

    Алексей Махинов: Нет такого понятия, как историческое или старое русло Амура. Есть гипотеза, что когда-то река проходила через озеро Кизи и впадала в Татарский пролив. Восемь-десять миллионов лет назад произошли излияния базальтов, и лавовые потоки перекрыли этот путь. Русло отклонилось на север, Амур обогнул вулканические массивы и стал впадать в Амурский лиман в районе современного Николаевска-на-Амуре. Это, подчеркиваю, гипотеза, так как никто этого старого русла пока не нашел.

    Идею прорыть канал, чтобы перенаправить Амур через Кизи, в конце XIX века высказал, просто глядя на карту, один из великих князей Романовых. В 30-е годы прошлого века даже разрабатывался подобный проект. Но высота этого участка над уровнем моря - порядка 40 метров, да глубина канала должна быть метров десять. То есть надо прорыть полсотни метров, а там не песок, а базальт - одна из самых твердых пород на земле. Ширина реки на этом участке - до трех километров, поэтому и размеры искусственного хода должны быть близки к этим значениям. Это гигантские работы с многомиллиардными затратами и непредсказуемым результатом.

    Например, лососи на нерест все равно будут пытаться пройти в Амур в районе Николаевска-на-Амуре. Не будет там устья, не станет ни красной рыбы, ни города. Защита от наводнений? Но канал почти в тысяче километров от Хабаровска. Он если и окажет влияние, то только на район села Мариинского, где живут 600 человек.

    С экономической точки зрения, и сейчас ясно, что этот проект невыгоден. А с точки зрения борьбы с наводнением, вообще никакой роли не играет.

    Следует отметить, что Фролов не предлагает строить канал для борьбы с наводнениями на Нижнем Амуре, как сообщили некоторые СМИ. Он говорит лишь о возможности поиска и обоснования различных способов защиты от будущих наводнений, не исключая даже такой экзотический способ, как строительство канала. Однако это не означает, что он поддерживает этот "проект века".