Новости

07.04.2014 00:10
Рубрика: Культура

Уникальный "арабеск"

Конкурсу в Перми дали имя Екатерины Максимовой
Пермь - город традиционно балетный. Когда-то сюда эвакуировали Ленинградское хореографическое училище, и с тех пор знакомая с эталоном Пермь гордится собственным балетом. Так что знаменитый танцовщик Владимир Васильев, затеявший в 1990 году в Перми "Арабеск", нашел поддержку и понимание. Открытый российский конкурс артистов балета с тех пор представил более 800 молодых артистов. XIII "Арабеск-2014" имени Екатерины Максимовой назовет лучших 12 апреля, а пока художественный руководитель и председатель жюри конкурса Владимир Васильев ответил на вопросы "РГ".

Владимир Викторович, чем "Арабеск" отличается от других похожих конкурсов - Ваганова-при, Гран-при Михайловского, конкурса Московской Академии хореографии?

Владимир Васильев: Я не знаю правила конкурсов в Санкт-Петербурге. Но, в любом случае, пермский "Арабеск" имени Екатерины Максимовой - уникальный крупный российский балетный конкурс вдали от столичных центров, имеющий давнюю историю и традиции, авторитет и известность. Конкурсу уже четверть века. Сюда традиционно приезжают сильные исполнители, ведь программа очень сложная: участник должен показать 6 разных вариаций (или 3 па де де для пар) плюс современный номер. Конкурс изначально был рассчитан на российских исполнителей, особенно тех, кто проживают и учатся от Урала и дальше, в азиатской части нашей страны, и российские учащиеся российских школ освобождены от вступительного взноса. Но "Арабеск" открытый конкурс, и в нем принимают участие артисты из разных стран. Например, в этом году, несмотря на сложную политическую ситуацию  - из 20 стран мира. Есть и другие различия: в мире часто принято деление на возрастные группы, а у нас его нет. Я считаю, если человек достоин, то в любом возрасте он может получить награду, в том числе единственный гран-при конкурса (для сравнения на конкурсе в Варне - два гран при по возрастным группам). Помню случай в Японии, когда 15-летняя участница из Китая не смогла получить гран-при только потому, что не достигла нужного возраста. А ведь балет - молодое искусство, и талант редкость: за всю за историю "Арабеска" гран-при присуждался  3 раза.

Еще одна особенная черта - отдельный конкурс современной хореографии внутри "Арабеска". В нем принимают участие все основные участники, а также те, кто не заявлен в классическом репертуаре, а приехал только на современный тур, или участники, не прошедшие на второй тур как классические исполнители. Здесь ставятся оценки за исполнение современной хореографии. Это было мое решение, так как зачастую классические танцовщики достигают успехов именно в современном танце. Таким образом, мы даем им возможность показаться независимо от результатов в классическом репертуаре. Хотя при подведении общих оценок классических танцовщиков оценка за современный танец обязательно учитывается.

Еще на "Арабеске", как, наверное, нигде, очень много именных премий и премий различных фондов и организаций. Так мы можем отметить талантливых ребят, не ставших победителями, но по разным качествам отмеченными жюри.

"Арабеск" также уникален тем, что вместе с основным жюри работает жюри прессы, составленное из известных российских балетных критиков. В этом году состав жюри прессы-международный: к нам присоединились коллеги из США, Италии и Германии. 

Ну и конечно, я не могу не сказать о замечательном международном составе жюри, которое всегда отличает высокий профессионализм, принципиальность и беспристрастность. Для меня - это, наверное, самые важные качества в моих коллегах.

Какие появились яркие артисты, за которыми вам интересно наблюдать по сей день? Куда идут юные звездочки "Арабеска" и как складываются их карьеры?

Владимир Васильев: Да все наши победители мне очень интересны, они развиваются и их карьеры сложились как нельзя лучше. Первую премию у нас получали прима-балерина Михайловского театра Ирина Перрен,  прима-балерина труппы Staatsballett Berlin Яна Саленко (Украина) ведущий танцовщик той же труппы Дину Тамазлакару (Австрия), ведущий танцовщик American Ballet Theatre Даниил Симкин. В Большом танцуют ведущие солисты Анастасия Сташкевич и Вячеслав Лопатин, в Мариинском  прима-балерина заслуженная артистка России Виктория  Терёшкина.  У нас были отмечены премьер Большого, потом Михайловского театра Иван Васильев и премьер Английского национального балета Вадим Мунтагиров,  ведущий солист ГАБТ Артем Овчаренко и солистка МАМТа  Анна Оль. Гран при им. Екатерины Максимовой  получала кореянка Ким Ки Мин, первую премию Джон Га Йон - как я слышал, они работают теперь в Мариинском театре.

Какие черты танца Екатерины Сергеевны вы пытаетесь разглядеть в участниках? Можно ли назвать имена?

Владимир Васильев: Екатерина Максимова всегда отличалась изумительной балетной формой, техническим мастерством и, что не менее важно, одухотворенностью танца, высоким артистизмом. Это и есть критерии победителей конкурса "Арабеск", носящего ее имя. Вот когда мы, сидящие в зале и оценивающие исполнение на сцене члены жюри забываем, что мы профессионалы, и наслаждаемся Танцем в самом высоком смысле этого слова - тогда и происходит открытие конкурса.

Как вы оцениваете состояние балетных школ в России? 

Владимир Васильев: Я не очень знаком с их внутренней жизнью, могу судить лишь по результатам, когда вижу их выпускников уже на сцене в спектаклях. Очень вырос технический уровень, но, к сожалению, уровень артистизма почему-то снижается. Также как и снижается мастерство исполнения народно-бытовых и характерных танцев. Может быть, следует уделять им больше внимания, ведь именно ими русская балетная школа всегда отличалась от других. И в этом была наша главная сила. Это еще в 19-м веке отмечал Мариус Петипа, а в середине 20-х с проблемой неизученности народных и характерных танцев столкнулся Рудольф Нуреев на Западе, начав ставить спектакли. Мы должны сохранять свое достояние и развивать его, иначе рискуем обезличить наше искусство.

Я также часто слышу от своих бывших коллег, ныне педагогов, что и подготовка в дуэтном танце оставляет желать лучшего. Когда выпускники приходят в театр, педагогам приходиться учить их технике поддержек, взаимодействию с партнером на сцене. К этому мнению тоже стоит прислушаться руководителям балетных школ.

Вы рискнули бы выстроить ваш пьедестал почета российских школ?

Владимир Васильев: Мне трудно говорить о каком-то пьедестале, хотя есть, конечно, неоспоримые вещи: академии в Москве и Санкт Петербурге - главные школы не только России, но и мира. К ним можно присоединить и Пермскую школу, ежегодно выпускающих замечательных танцовщиков, чему мы являемся свидетелями каждые два года на нашем "Арабеске". У нас в стране, слава Богу, традиционно много профессиональных балетных школ, которые  дают крепкую подготовку, а с современными аудио-визуальными средствами и Интернетом учащиеся могут видеть старых мастеров и новинки со всего мира и учиться также и по ним. Я очень рад, в Бразилии есть замечательная школа Большого балета, работающая по русской методике, и ее выпускники, артисты ведущих театров мира, продолжают традиции русского балетного искусства и за границами России. 

А если бы вам пришлось возглавить балетную школу, что бы вы сделали в первую очередь?

Владимир Васильев: Не хотел бы, потому что тогда придется целиком и полностью отдаться этому делу, жить и дышать им, иначе ничего не получиться. А у меня много приложений моих творческих сил, и мне трудно отдаться чему-то одному всецело. Кроме того, только педагогом мне быть трудно - не хватает терпения, которое так важно в этом деле. Я преклонялся перед Екатериной Сергеевной Максимовой за ее бесконечное терпение с ученицами, за ее безграничную любовь к ним и самоотдачу, преклоняюсь перед всеми учителями, беззаветно служащими своему делу, не смотря на неадекватную оплату их каторжного труда.

Если говорить о совете для школ, я бы, в первую очередь, настаивал на крепкой связи с театром. Надо приглашать известных мастеров, ведущих артистов на классы или мастер-классы, максимально занимать учеников в спектаклях с самого раннего возраста. Как это было у нас в хореографическом училище Большого театра, когда в школу приходили Уланова, Лепешинская и другие мастера, а мы с первого класса были заняты по несколько раз в неделю в спектаклях Большого. Мы знали не только всех артистов театра (и они знали нас), но и учили репертуар "не понаслышке", впитывая все, что видели своими глазами.

Однако, престиж балетного образования в России и в мире неуклонно падает. Что можно сделать, чтобы влиять на ситуацию?

Владимир Васильев: Прежде всего, увеличить зарплату. Когда артист балета или педагог получают мизерную зарплату, отдавая при этом все свое время и здоровье работе, а люди других профессий на государственной службе получают в разы больше - кто, в особенности  мальчик, захочет этим заниматься? Я знаю, что многие балетные артисты в нашей провинции, занимаясь каждый день тяжелым физическим трудом, получают максимум 12 тысяч рублей в месяц и вынуждены подрабатывать на стройках или водителем по ночам.

Кроме того, выпускники профессиональных балетных школ должны быть освобождены от армии. Я поражаюсь, что до сих пор видные государственные умы не могут понять очевидное: государство тратит большие деньги на обучение элитной профессии балетного артиста, а через 8 лет, после огня и воды, физических и моральных испытаний этих ребят (уж поверьте мне), то же государство перечеркивает все одним махом. В результате - полная потеря профессиональных балетных навыков и формы, а зачастую и сломанные судьбы, ведь с детских лет ребенка воспитывали совершенно в другом русле. Не нужно быть профессионалом, чтобы не понимать, что будут испытывать бывшие учащиеся балетного училища в суровом мужском сообществе. Я не очень понимаю, какое приобретение получает наша армия. Уверен, есть разные способы решения этого вопроса, включая, например,  альтернативную службу с обязательным прохождением военных курсов без отрыва от театра.

Культура Театр Музыкальный театр Филиалы РГ Пермский край ПФО Пермский край Пермь