Новости

Из Москвы постепенно исчезнут маршрутки и турникеты в автобусах
В Москве могут уйти в прошлое две привычные реалии городского транспорта - маршрутные такси и турникеты на входе в автобусы, троллейбусы и трамваи. Как мы будем жить без маршруток, кто будет ловить "зайцев" и почему нужно платить за проезд - на "деловом завтраке" в "РГ" рассказал генеральный директор ГУП "Мосгортранс" Евгений Михайлов.

Евгений Федорович, заммэра Москвы по транспорту Максим Ликсутов сказал, что маршруток у нас больше не будет: старым перевозчикам не продлеваются договора, а с новыми - не заключаются. Что будет вместо маршруток? Ведь некоторые районы связаны только ими...

Евгений Михайлов: Вопрос ликвидировать маршруты там, где есть пассажиропоток, не стоит. Порядка 85 процентов маршруток в Москве ходят по тем же трассам, что и автобусы "Мосгортранса". Постепенно их количество уменьшится, а современных автобусов станет больше. Но в процессе замены жители должны не почувствовать сокращения частоты движения. В качестве первого шага - на востоке Москвы, мы уже увеличили количество подвижного состава, и сейчас частник перестал ездить по 17 маршрутам, которые раньше дублировал "Мосгортранс". Перевозчику стало невыгодно. Это один из минусов частника - он может просто бросить маршрут и уйти, и вы ему ничего не сделаете.

Почему маршрутки "Мосгортранса" так рано заканчивают ходить?

Евгений Михайлов: Это может быть связано либо с отсутствием пассажиров, либо с режимом труда и отдыха водителей. Если какой-нибудь нелегальный "маршрутчик" может себе позволить работать 12 часов, не покидая рабочего места, то городской общественный транспорт нет - он обязан жестко следовать законодательству, а у водителей должен быть четкий график работы.

Не получится ли, что " Мосгортранс" придет на место коммерческих перевозчиков, и, заботясь о водителях, скажет: вечером пассажиров мало, какой смысл пускать автобус?

Евгений Михайлов: Как раз наоборот, именно так поступал частник. У городских же автобусов есть четкое расписание: время начала движения - 5.30, время окончания - 1 час ночи. Общественный транспорт потому и называется общественным: даже если будет один пассажир, автобус обязательно пойдет по расписанию. Недобросовестные маршрутчики любят говорить про монополизм, мол, столице нужна конкуренция. Да не нужна им конкуренция. Как только маршрут перестает быть "сладким", когда они перестают снимать сливки, они бросают его и уходят. А город получает проблемы с безопасностью общественного транспорта, водителей-нелегалов, работающих без разрешения на работу (у "маршрутчиков" таких 70-80%), отсутствие налогооблагаемой базы (ведь в маршрутках фактически просто собирают деньги, безо всяких билетов и отчетности), очередной теневой сектор экономики и криминал.

Когда же намечено окончание века маршруток в Москве?

Евгений Михайлов: Мы сейчас начинаем программу по всем паркам. Вопрос о сроках скорее к департаменту транспорта, но я думаю, это займет года два. Но в любом случае 100 процентов маршрутных такси не уйдут с улиц Москвы. Есть улицы, где нет смысла пускать большие автобусы - либо из-за геометрии улично-дорожной сети, либо из-за пассажиропотока. 10-15 процентов маршруток останется, но это уже не будет сверхдоходный, сверхприбыльный бизнес, когда люди готовы на любые нарушения, лишь бы работать.

Наши читатели пишут: по улице Заморенова ходит 95-й троллейбус. Меньше часа никогда не бывает интервала, хотя на табличке значится 17 минут. А возле Боткинской больницы водитель останавливается и говорит: я пошел на обед, выходите. А люди уже купили билет, и одна поездка обходится в две - это ведь не конечная остановка...

Евгений Михайлов: Если такие факты есть - обращайтесь в "Мосгортранс". Водитель должен в самом начале объявить пассажирам о том, что маршрут идет до такой-то остановки. Если он этого не делает, то нарушает должностную инструкцию. С такими сотрудниками мы трудовые отношения прекращаем сразу. Это касается всего - курения на рабочем месте, за рулем, отвлечения на постороннее чтение, любых фактов грубого нарушения инструкции.

По-прежнему 90 процентов водителей - приезжие?

Евгений Михайлов: Ну, 90 процентов приезжих в "Мосгортрансе" никогда и не было. Иностранцев у нас порядка 20 процентов. Среди водителей - около 3300 человек. 25 тысяч из 38 тысяч работников предприятия - жители Москвы и области.

А иностранцы все пересдали экзамен на знание Правил дорожного движения?

Евгений Михайлов: Около 45 процентов уже получили водительские удостоверения, порядка 40 процентов пересдали на права и ожидают выдачи, и порядка 15 процентов еще не сдали. С теми, кто не пересдает, мы не продлеваем трудовые контракты.

Какая у водителей городского транспорта зарплата? Есть им смысл держаться за свою работу?

Евгений Михайлов: У водителей трамвая - порядка 40 тысяч рублей с переработками. Водители троллейбусов получают около 50 тысяч, автобусов - 60 тысяч. Это с учетом всех надбавок.

Евгений Федорович, читатели спрашивают: почему так дорого стоит билет? Если покупать в автобусе - за 100 рублей продают на четыре поездки.

Евгений Михайлов: Если вы регулярный пользователь общественного транспорта, то есть ездите на нем более пяти раз в месяц, то ваша поездка стоит от 12 до 20 рублей. Возьмите "Единый" на 60 поездок - одна поездка обходится 20 рублей. Если вы один раз в год зашли в общественный транспорт и берете дорогой билет, то вы - тот 1 процент, ради которого билетная система не выстраивается.

А чем закончился эксперимент с 17-м маршрутом по отмене турникетов в общественном транспорте?

Евгений Михайлов: Эксперимент не закончился, на 17-м маршруте турникетов по-прежнему нет, они отключены и опущены, работают валидаторы для оплаты проезда. Мы продолжаем тестировать систему контроля за безбилетным проездом. К сожалению, стоит лишь чуть-чуть ослабить контроль, пассажиры перестают платить за проезд.

"Зайцев" прибавляется?

Евгений Михайлов: Сразу на 15-20 процентов. Как только проходит несколько дней без контроля, сразу видим, как начинает падать количество людей, оплачивающих проезд: пассажиров не меньше, а платежей поступает меньше. И это касается всех: и платных, и льготников. Почему-то пассажиры начинают думать: "Раз нет турникета, не буду я доставать свой билет и валидировать его". И это большая проблема.

Значит, надежды на то, что турникеты уберете по всему городу, нет?

Евгений Михайлов: Надежда, безусловно, есть. Мы сейчас закупаем современные трамваи, которые будут ездить из Краснопресненского депо в районе Строгино. Это будут 30-метровые машины, которые смогут перевозить по 150-200 человек. Конечно, там будет вход-выход через все двери, и возле каждой двери будут расположены валидаторы, а турникетов не будет. Для того чтобы выработать правильную систему контроля, продолжаем эксперимент на 17-м маршруте.

А какая альтернатива турникетам? Тетеньки с сумочками?

Евгений Михайлов: Это огромный шаг назад. Альтернатива одна - повышение сознательности пассажиров. Можно придумывать любые технические средства, но должно быть понимание, что общественный транспорт может быть дешевым и доступным, но не бесплатным.

Насколько рентабельны ночные маршруты автобусов и троллейбусов? Там же очень мало пассажиров ездит...

Евгений Михайлов: В Москве нет ни одного рентабельного маршрута. Ни дневного, ни ночного. Общественный транспорт дотируется городом.

Сколько доплачивает бюджет?

Евгений Михайлов: Порядка 70 процентов. Только около 47 процентов пассажиров сами полностью оплачивают свой проезд. Еще 7-8 процентов - это студенты и школьники, частично оплачиваемые. И порядка 46 процентов - люди, пользующиеся правом бесплатного проезда на общественном транспорте.

Рентабельность нашего городского транспорта сопоставима с Лондоном, Парижем?

Евгений Михайлов: Да. Во всех городах мира, где есть развитый общественный транспорт, он дотируется государством.

Так что же ждет ночные маршруты?

Евгений Михайлов: Это социальный проект, таких маршрутов сейчас 7. Ждет их, надеюсь, развитие. Метро технологически не может работать круглосуточно, и у жителей города, получается, ночью был один вариант - такси. И вот появилась альтернатива. Это важно для Москвы, где огромное количество людей работают в ночные смены.

Сколько из них пользуются ночным транспортом?

Евгений Михайлов: Мы начинали с 300-400 человек за ночь, сейчас ездят порядка 1,5 тысячи. Люди привыкают, что этим можно пользоваться. Гораздо дешевле такси - такой же билет по цене, что и днем. И главное, предсказуемо - ночью интервалы по 15 минут по Бульварному кольцу, раз в полчаса по другим маршрутам.

Недавно "Мосгортрансу" передали в управление четыре автовокзала. Пассажирам все равно, кому принадлежат автостанции. Интересует другое, когда они станут цивилизованными? Нормальных-то сейчас нет...

Евгений Михайлов: По этой причине имущество и возвращается в "Мосгортранс". Еще раньше нам были переданы четыре точки - "Тушинская", "Теплый стан", "Орехово" и "Красногвардейская". За исключением "Красногвардейской" - все времянки, бытовки, вагончики. Уровень качества действительно ниже нижнего, большие проблемы с безопасностью, пассажирский сервис нулевой. Обещания строить и инвестировать, данные прежним руководством частной компании "Русские автобусные линии", не были выполнены. Там много криминальных историй, связанных с нелегальной перевозкой. Автовокзалы используются для прикрытия: якобы договор с вокзалом у перевозчика есть, но перевозит он совершенно от другой точки. Мы готовы начать нормальную эксплуатацию автовокзалов, будем привлекать частные инвестиции, чтобы построить современные автовокзалы со всеми удобствами.

Земля для них есть?

Евгений Михайлов: На "Тушинской" в рамках строительства ТПУ будет выделено место под автовокзал, инвестором выступает дочернее предприятие дирекции железнодорожных вокзалов РЖД. На "Красногвардейской" и "Теплом стане" место тоже есть, а станцию "Орехово" планируем закрыть - она далеко от метро и посадки-высадки пассажиров там нет - это место отстоя автобусов. Есть отдельная концепция по строительству порядка 10 автовокзалов в рамках реконструкции ТПУ: в частности, они появятся на станции "Ботанический сад", в Саларьево.

И что собой будут представлять новые автовокзалы?

Евгений Михайлов: Комплексы с хорошими залами ожидания, санитарно-гигиеническими услугами. Сейчас там даже воды нет - на улице туалеты-кабинки. Будет возможность с комфортом поесть, купить товары в дорогу.

Вы планируете закупать другие марки автобусов, кроме "ЛИАЗов"?

Евгений Михайлов: Покупаем у того производителя, который выигрывает тендер. Мы не закупаем только "ЛИАЗ", только "Мерседес" или только "Сканию", а просто даем технические требования к автобусу. Техзадание позволяет любому производителю из топовой пятерки прийти на наш рынок и сказать: да, я готов эту продукцию сделать. Если коллеги из Ликино не смогут соответствовать техзаданию, то, конечно, никто у них ничего не купит.

Впереди лето. Какая часть автобусов будет оснащена кондиционерами?

Евгений Михайлов: Сейчас кондиционеры есть в 70 процентах автобусо в и порядка 55 процентов всех машин. Новый подвижной состав покупаем только с кондиционерами. В течение 3-4 лет все машины без кондиционеров будут заменены.