Новости

14.04.2014 00:20
Рубрика: Культура

Зуб истории

В столице Великобритании завершилась международная книжная ярмарка, в которой принимала участие российская делегация.

Из наших писателей были только те, чьи произведения либо уже переведены на английский язык, либо сейчас переводятся и практически готовы к изданию.

Евгений Водолазкин ("Лавр"), Захар Прилепин ("Санькя"), Герман Садулаев ("Я - чеченец!"), Александр Терехов ("Каменный мост") и ваш покорный слуга ("Лев Толстой: Бегство из рая"). На самом деле на английский язык переведено уже довольно много наших писателей: Дмитрий Быков, Дмитрий Глуховский, Игорь Сахновский, Ольга Славникова, Елена Чижова, Сергей Шаргунов и другие.

Но все равно это капля в море современных англоязычных изданий, что понимаешь, находясь в семиэтажном книжном магазине Waterstones в самом центре Лондона рядом с Piccadilly Circus. Интерес к современной русской литературе в Англии невелик, им вполне хватает Толстого, Достоевского, Булгакова, Пастернака и Солженицына. Но, положа руку на сердце, много ли людей в России зачитываются современной английской прозой?

А зачем он нужен, наш прорыв на англоязычный книжный рынок? Зачем нужен проект "Read Russia/Читай Россию", который уже несколько лет работает на книжных ярмарках мира при поддержке Роспечати, Центра Бориса Ельцина и Института перевода? Зачем выделяются гранты зарубежным переводчикам для работы с русскими текстами? Может, это излишество?

Это, конечно, излишество, но такое, которое может позволить себе великая страна. Озабоченная тем, чтобы ее современная литература вместе с ее классиками присутствовала в зарубежном культурном пространстве. Как музыка и балет. Проблема в том, что литература не лидирует в этом ряду.

Участие России в Лондонской книжной ярмарке прошло хорошо. На мой взгляд, еще более успешными были выступления на внеярмарочных площадках: в Пушкинском доме, в Россотрудничестве, в магазине Waterstones. Интересный разговор состоялся на ВВС, где Герман Садулаев доходчиво объяснял публике, почему Крым - русский, начиная с эпохи, "когда динозавры еще были маленькими" (шутка, разумеется).

Кстати, о Крыме. Накануне поездки в Лондон было опасение, что "украинский вопрос" затмит разговоры о литературе. Этого не случилось. Мы сильно преувеличиваем интерес обычных людей, не политиков, к украинской теме за границей. Зато на это реагирует мелкий сувенирный рынок. На прилавке в центре Лондона я увидел матрешку с лицом Януковича. Рядом стояла матрешка с лицом принцессы Дианы.

А вот на пересечении Regent street и Pall Mall я увидел скульптурную группу павшим в Крымской войне 1853 - 1856 годов. Надпись на камне гласила: CRIMEA (КРЫМ). Памятник был воздвигнут сразу после Крымской войны, в 1861 году, "В память о 2152 офицеров, унтер-офицеров и рядовых гвардии, павших в войне с Россией в 1854 - 1856. Воздвигнуто их товарищами".

Металлические части монумента были отлиты из пушек, захваченных британскими войсками в Крыму.

Монумент изображает суровых гвардейцев, стоящих с опущенными головами в меховых шапках, так, что не видно их глаз. История этих головных уборов интересна. Отдельный шотландский полк в течение долгого времени держал оборону против кавалерийских атак русской армии под Балаклавой. Мерзшие солдаты придумали головной убор, закрывающий все лицо, с прорезями для глаз и рта. В английском он так и называется balaklava, и уже в наше время это слово было заимствовано в русский. Не думаю, что девушки из Pussy Riot что-то слышали об этом. Как и вообще что-то знают из истории.

В 1914 году композицию дополнили двумя статуями - женской и мужской. Первая - Флоренс Найтингейл. Это сестра милосердия, отправившаяся на крымский фронт, где применяла современные принципы ухода за ранеными, в результате которых смертность в госпиталях снизилась с 42% до 2%. По возвращении в Англию на этой основе была проведена кардинальная реорганизация всей военной медицинской службы Британии.

Вторая статуя - Сидней Герберт Ли, занимавший во время Крымской войны пост военного министра. По матери он был русским. Его мать была дочерью русского посла, графиней Екатериной Семеновной Воронцовой.

И выходит, что "зуб истории", как писал Блок Маяковскому, "гораздо ядовитее, чем вы думаете". И еще он писал, что "проклятия времени не избыть".

Казалось бы, где Англия и где Крым? Но, покопавшись в Интернете, я нашел любопытное сообщение одного блогера о том, что до недавнего времени на этом монументе висела еще одна табличка, которая в переводе на русский звучала так: "Этот мемориал посвящен памяти всех, кто либо отдал свою жизнь для защиты свободы своих наследственных земель на Северном Кавказе, либо погиб во время переселения в Оттоманскую империю, принужденные Царистской Россией после ее победы в Большой кавказской войне, завершившейся в мае 1864 года. Пусть потомки погибших будут всегда соединены духовно и однажды воссоединены телесно со своей родиной".

Потом табличку сняли, но фотография сохранилась.

Поддержка Англией Оттоманской империи началась раньше боев за Крым, и, в частности, за Севастополь, название которого тоже фигурирует на монументе.

Странное чувство испытываешь перед этой скульптурной группой, кстати, превосходно исполненной. Злости? Нет. Обиды? Нисколько. Жалости? Но солдаты есть солдаты.

Скорее я бы определил это чувство так. Зуб истории, конечно, ядовит. Но пусть он лучше болит, чем сочится ядом, а тем более кровью. Может, для этого и нужна литература? Может, в этом ее отличие от политики?

Культура Литература Литература с Павлом Басинским