Новости

17.04.2014 11:00
Рубрика: Общество

Младенческую смертность в России снизили в три раза

За последние десять лет младенческую смертность в России снизили в три раза и научились спасать новорожденных детей весом от 500 граммов. Как это удалось сделать и какие еще меры необходимо предпринять, в эти дни обсуждают участники Международного форума "Пути снижения младенческой смертности: российский опыт". На вопросы "Российской газеты" ответила директор профильного департамента Минздрава РФ Елена Байбарина.

Такие встречи неонатологов, педиатров, руководителей здравоохранения, отвечающих за здоровье мам и детей стали уже традиционными?

Елена Байбарина: Да, нынешний форум - уже третий. Снижение младенческой и материнской смертности входит в число ключевых задач, поставленных на саммите тысячелетия Организацией Объединенных Наций, над этой проблемой работают все государства, и успехи, которые показывает Россия, опыт наших врачей стоит того, чтобы о нем подробнее узнали в других странах. На форумах встречаются ученые, ведущие специалисты в области охраны здоровья матери и ребенка из развитых европейских стран, США, из нашей страны, и также из стран, где еще высок уровень младенческой и материнской смертности. Например, приезжали к нам делегации из Вьетнама, Никарагуа, Ботсваны, Монголии, Узбекистана, Киргизии. Более десяти стран-участниц выступали как реципиенты помощи.

В чем заключается эта помощь?

Елена Байбарина: Речь идет не только об обмене теоретическими знаниями, но и о передаче практического опыта, методик оказания медицинской помощи мамам и новорожденным, включая новейшие способы реанимации, выхаживания недоношенных детей и новорожденных с малым весом. В Москве в Центре акушерства и гинекологии имени Кулакова создан симуляционно-тренинговый центр по акушерству, интенсивной терапии в акушерстве и по неонатологии. В Санкт-Петербурге на базе Научно-исследовательского института детских инфекций открыт симуляционный центр для тренингов по интенсивной терапии критических состояний при детских инфекциях.

В них используются так называемые симуляционные технологии - действия врачей отрабатываются на "куклах", копирующих организм женщины и ребенка. Это очень сложная и дорогая техника. Но она стоит того. В этих центрах повышают квалификацию и российские врачи, и наши коллеги из других государств.

Третий центр, который только - только открылся, предназначен как для обучения педиатрическим навыкам, так и для развития хирургической помощи детям, в том числе, эндоскопической хирургии. Здесь тоже будут обучаться врачи из разных стран мира.

Если вернуться к российским реалиям, благодаря чему, по вашему мнению, удалось серьезно улучшить ситуацию в нашей стране?

Елена Байбарина: Ключ - в комплексном подходе. В нашей стране разработана стратегия снижения младенческой и материнской смертности. Об обучающих программах, постоянном повышении квалификации наших специалистов я уже сказала.

Много усилий, много ресурсов было потрачено, особенно в последнее десятилетие, на материально-техническую базу. Взять хотя бы программу строительства перинатальных центров, где помощь мамам и младенцам оказывается на самом современном уровне. Так же принимают роды и выхаживают малышей в лучших европейских клиниках. Важнейшее направление, внедренное в нашей стране, - перинатальная диагностика. Мы еще на раннем сроке беременности, если есть на то показания, проверяем маму и будущего ребенка на предмет аномалий развития. Разработана система оказания хирургической помощи сразу после рождения ребенка. Если вовремя выявить такое заболевание и принять необходимые меры, можно предотвратить случаи смерти и тяжелой инвалидности. Благодаря скринингу, ежегодно мы таким образом спасаем от тяжелых заболеваний и инвалидности более 1000 новорожденных.

Елена Николаевна, давайте подкрепим ваши слова статистикой. На каком месте, если можно так сказать, Россия сейчас? Европе мы по-прежнему уступаем, во всяком случае, развитым европейским странам?

Елена Байбарина: Среднеевропейский показатель, он ведь тоже очень разный. Если взять Балканские страны, страны Восточной Европы, там показатели сопоставимы с российскими, хотя от страны к стране ситуация различна. В развитых странах - Германии, Скандинавии смертность ниже, чем у нас.
Но самое главное, что в нашей стране младенческая смертность успешно снижается, и довольно быстрыми темпами. В 2013 году этот показатель составил 8,2 случая на 1000 родившихся живыми. В странах с высоким уровнем смертности это может быть и 70, и 90, и 140 - такой разброс.

Какие перспективы у службы родовспоможения? В последние годы наделала немало шума реорганизация медучреждений в регионах. Где-то закрывались родильные отделения, где-то - малозагруженные роддома. Минздрав занимался этой проблемой?

Елена Байбарина: У нас в стране развивается трехуровневая система помощи. Ее цель - обеспечить равную доступность высокотехнологичной сложной помощи всем женщинам независимо от того места, где они проживают, насколько это далеко от столицы, от крупных городов. Акушер-гинеколог ведет беременную женщину по специальной схеме, ее обследует, и, если выявляются какие-то риски, ее просто обязаны направить в специализированное учреждение, где ей окажут всю возможную помощь. Эта система называется порядок акушерской помощи. Первый уровень - это родильные отделения центральных районных больниц по месту жительства, они принимают преимущественно здоровых женщин. Второй уровень - это межрайонные центры, где сконцентрировано оборудование для помощи в более сложных случаях, туда направляют женщин среднего риска. И третий уровень - это федеральные учреждения: перинатальные центры, крупные областные, краевые, республиканские родильные дома, куда поступают женщины с серьезными осложнениями, и где есть все возможности, чтобы им помочь.  
Что касается реорганизации, важно, чтобы женщина получила квалифицированную помощь и получила ее вовремя. Когда роженица поступает в маленькое отделение, где все-то несколько родов в год принимается, это ведь связано с повышенным риском и для нее, и для ребенка.
Большое внимание мы уделяем вопросам маршрутизации, транспортировки беременных женщин в роддома. Закупаются новые машины "Скорой помощи", оборудованные системой Глонасс.  Диспетчер следит за движением машины, есть даже возможность связываться с бригадой врачей, при необходимости проводить консультации, пока скорая следует в роддом.

С 2012 года наша страна перешла на новые критерии регистрации новорожденных. Подготовка к этому началась задолго. Выхаживать малышей с низкой массой тела, рожденных раньше срока, сложнее, уровень инвалидизации у них довольно высокий. Такие дети нуждаются в длительном лечении, реабилитации. Как это обеспечить в далеких от столиц местах?

Елена Байбарина: Мы действительно к этому долго готовились. Первый документ Минздрава о том, что этих детей надо лечить, относится к 1986 году. И дальше планомерно мы двигались, оснащая учреждения, готовя практические рекомендации, подготавливая врачей, приобретая необходимый опыт. Открылись перинатальные центры, открылись отделения реанимации новорожденных, оснащенные всей необходимой техникой. В 2007 году было выпущено национальное руководство в 2007 году по неонатологии.
Поэтому все условия для выхаживания таких детей есть не только в Москве и в Санкт-Петербурге. Прекрасно справляются с этим в Екатеринбурге, Чувашии, Татарстане, Белгороде, Тамбове, многих других регионах.  
И, знаете, большая ошибка считать, что вот, мол, если мы не будем "вытягивать" таких новорожденных, то, может, смертность будет больше, но инвалидов станет меньше. Ничего подобного. Методики помощи таким младенцам постоянно совершенствуются, мы учимся, и спасем сегодня таких детей, которых вчера теряли. В лучших клиниках сегодня выживают 80 процентов недоношенных новорожденных с весом ниже килограмма, из них лишь 20 становятся инвалидами, а 80 процентов из выживших - полноценные дети. И эти дети, за которых мы боролись 10, 15, 20 лет назад, уже и в школе учатся, и закончили школу, и даже самые наши первые пациенты уже закончили институт. Ради даже одного такого ребенка стоит заниматься этой сложной и тяжелой, дорогостоящей проблемой, а уж когда их тысячи, то, конечно, никаких вопросов о том, стоит или не стоит этим заниматься, возникнуть не может.