Новости

17.04.2014 00:03

Прокурорская риторика - враг конкуренции

Порой действия ФАС вызывают нервозность на рынке
Разработка так называемого "четвертого антимонопольного пакета" Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России вступила в очередную стадию. После жесткой критики многих его статей со стороны правительства и бизнеса, пакет отправлен на доработку, причем на такую, что этот "четвертый антимонопольный пакет поправок" бизнес и эксперты уже называют пятым.

"Битва за пакет" настолько ожесточенная, словно речь идет о жизни и смерти отечественного бизнеса, ни больше ни меньше. Многие коммерсанты, которые сталкивались с методами деятельности ФАС, говорят, что так оно и есть. Суды с антимонопольщиками убеждают их, что уже сейчас эта служба сродни силовому ведомству. А поправки могут дать ФАС возможность проводить чуть ли не карательные операции.

В самой же ФАС убеждены, что новые полномочия позволят ее сотрудникам более эффективно проводить не карательные, а антикарательные операции. На чьей же стороне правда?

ФАС уполномочен заявить...

Пока точно ясно одно - сам регулятор и бизнес резко расходятся во мнениях на то, какими полномочиями должна обладать служба.

Глава ФАС России Игорь Артемьев считает будущий закон лучшим в мире и самым либеральным. Участники рынка, напротив, утверждают, что это грядущая погибель для малого и среднего бизнеса, потому что он резко ухудшит инвестиционный климат в России и бизнес просто побежит из страны.

Сейчас основной закон и главный документ в деятельности ФАС - это Закон "О защите конкуренции". Им антимонопольщики пользуются во время всех своих действий и ссылаются на него во всех судах, а судятся они много.

При этом в ФАС не скрывают, что даже действующий закон предусматривает широкие полномочия для сотрудников. Сотрудники ФАС могут проводить выездные проверки. Могут проверять фирмы внепланово и делать это с выездом в регионы. Причем, проверки могут проводиться в любое время без возбуждения антимонопольного дела, даже просто по недобросовестному навету конкурентов. Сами проверки могут продляться на неопределенный срок и продолжаться несколько лет, а штрафы за непредоставление информации по запросам ФАС могут исчисляться сотнями тысяч рублей.

Но самое непрятное для бизнеса - это то, что ФАС и не скрывает, что служба проводит внеплановые проверки в целях поиска признаков нарушения. То есть она вправе подозревать любое лицо и в связи с этим проводить любые общепоисковые мероприятия по какому угодно поводу. Если цель внеплановой проверки - поиск признаков нарушений, то не превращается ли проверка автоматически в обыск с выемкой, лишая проверяемое лицо каких-либо прав и законных гарантий?

А "четвертый пакет поправок" в Закон "О защите конкуренции" возможно даст еще больше полномочий и в частности в плане влияния на органы власти.

Уже сейчас ФАС в судах отстаивает позицию, что она имеет право вмешиваться в деятельность госорганов по выполнению ими своих публичных функций, то есть не просто следить за отсутствием нарушений, а диктовать свои требования, как ведомствам реализовывать возложенные на них государством обязанности.

Одним из способов влияния в том числе и на госорганы опять же являются внеплановые проверки, которые ФАС окрестила "рейдами на рассвете", а бизнес называет просто обысками. При этом коммерсанты задаются вопросом, а не могут ли как раз недобросовестные конкуренты использовать широкие полномочия ФАС в своих целях, насылая проверку за проверкой на успешные фирмы?

И везде ли широкая конкуренция так уж нужна или есть области, где она может мешать? И должен ли при этом быть общественный контроль за деятельностью ФАС? Вопросы непраздные, особенно для таких компаний, как завод "Аргус-Спектр", который на практике столкнулся с проверкой антимонопольной службы с целью поиска признаков нарушений на рынке, которого, по мнению МЧС России, не должно существовать.

Нужна ли конкуренция на пожаре?

Речь идет о вмешательстве ФАС в сферу пожарной безопасности социальных объектов, для которых МЧС разработало систему автоматического вызова пожарных в случае возгорания (ПАК "Стрелец-Мониторинг"). ФАС усиленно пытается доказать, что подобные системы безопасности относятся к категории "товар", а также защищает якобы ущемленные права компаний-конкурентов, зарабатывающих на услугах по передаче сигнала. Но МЧС как раз и создавало систему именно для того, чтобы сигнал о пожаре передавался на пульт без участия посредников - автоматически и бесплатно. Несмотря на то, что посреднический бизнес уже неоднократно признан судебными решениями незаконным, ФАС более 1,5 лет пытается отстаивать конкуренцию в этом сегменте и "бомбардирует" различными запросами региональные подразделения МЧС, а также производителя ПАК "Стрелец-Мониторинг" - завод "Аргус-Спектр".

В феврале 2013 года Федеральная антимонопольная служба прибыла в Санкт-Петербург с выездной внеплановой проверкой в ЗАО "Аргус-Спектр". Эта проверка впоследствии стала причиной многочисленных судов и исков, которые продолжаются по сей день.

Проверка, как отметили в "Аргусе", была проведена без возбуждения дела, без присутствия руководства фирмы. Были скопированы около 2000 листов документов и информация из компьютеров. В приказе Артемьева о проведении проверки не было указано, о каких нарушениях антимонопольного законодательства идет речь.

При этом, как утверждал представитель ФАС Алешин на недавнем рассмотрении в 9-м апелляционном арбитражном суде Москвы, целью проверки была тотальная проверка всей деятельности ЗАО "Аргус-Спектр" на предмет выявления возможного нарушения антимонопольного законодательства.

В "Аргусе" же уверены, что целью проверки была уникальная отечественная разработка, а именно программно-аппаратный комплекс "Стрелец-Мониторинг", поскольку в присланных впоследствии ФАС трех требованиях о предоставлении информации "Аргусом", речь шла только о "Стрельце". ЗАО "Аргус-Спектр" - это как раз один из заводов-изготовителей "Стрельца".

МЧС России разработало комплекс для автоматического вызова сил пожаротушения при пожаре на социальных объектах.

Система не имеет аналогов в мире. При возникновении пожара интеллектуальная система выбирает наиболее короткий путь оповещения от очага возгорания до пульта МЧС.

Систему "Стрелец-Мониторинг" МЧС начало разрабатывать с 2007 года по поручению президента РФ и в соответствии с решением Правительственной комиссии после ряда резонансных пожаров на социальных объектах. Пожары выявили серьезные недостатки в действующих противопожарных системах сигнализации, в первую очередь из-за отсутствия автоматической передачи сигнала о пожаре на пульт 01 без участия человека. Поручение президента было выполнено и оказалось настолько эффективным, что в 2010 году тогдашний глава ведомства Сергей Шойгу с гордостью докладывал о "Стрельце" Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву. Представляя ее премьеру и президенту, он заявил: "Мы сокращаем количество ложных срабатываний почти в тысячу раз. К тому же эта система беспроводная. Это очень серьезный проект в сфере обеспечения безопасности. Прошу поддержать, включив в программу министерств образования и здравоохранения".

- Мы так и сделаем, - ответил тогда Владимир Путин.

В дальнейшем Сергей Шойгу своим приказом N 743 обязал все подразделения МЧС взять на вооружение именно эту систему. Более того, именно глава МЧС организовал передачу бесплатного беспроводного сигнала о пожаре на ПАК "Стрелец-Мониторинг" по закрытому радиоканалу, взятому у Минобороны. Но как только МЧС стало внедрять повсеместно в регионах "Стрельца", выяснилось, что в данной сфере уже сформировался рынок посреднических коммерческих организаций.

Массовое внедрение "Стрельца" выявило, что посредники фактически взимают плату с социально значимых объектов за оказание услуг по передаче сигнала о пожаре в подразделения пожарной охраны (сумма - более 20 миллиардов рублей ежегодно), не неся при этом никакой ответственности, в случае если сигнал не будет доставлен.

Применение "Стрельца" позволило избавиться от этого бизнеса. Но фирмы-посредники не захотели мириться с тем, что от них уплыл такой сладкий куш и стали жаловаться в ФАС.

ФАС посчитала себя вправе вмешаться в компетенцию МЧС. Под угрозой срыва оказалась федеральная программа по оснащению школ, больниц, домов престарелых автоматическими системами передачи извещений о пожаре. Сейчас ФАС направляет многочисленные запросы и возбуждает дела в отношении региональных подразделений МЧС, а также более ста компаний, действующих на рынке пожарной безопасности.

Они должны оплачивать многотысячные административные штрафы, которые накладывает на них ФАС. Могли ли фирмы-посредники попытаться "инициировать" проверку ФАС? Ответ на этот вопрос сотрудники "Аргуса" дали для себя давно.

Обыск или нет?

Не праздным остается другой вопрос - как сделать так, чтобы исключить для ФАС любую возможность злоупотребления своими полномочиями. В "Аргус-Спектре" уверены, что, во-первых, новый антимонопольный пакет должен более жестко регламентировать проведение внеплановых выездных проверок, чтобы "рейды на рассвете" стали невозможны.

Формально у ФАС нет функции оперативно-розыскной деятельности. Но фактически, осуществляя проверку без возбуждения антимонопольного дела, антимонопольщики располагают функцией проведения обыска. Причем, если полиция или ФСБ, чтобы прийти и изъять какие-либо документы где-либо, должны получать санкцию суда, то ФАС делает это просто так, мол, мы признаки нарушений выявляем.

Право действовать подобным образом ведомство объясняет своими внутренними нормативными документами, в частности методическими рекомендациями, которые были установлены письмом руководителя ФАС Игоря Артемьева от 26 декабря 2011 г. N ИА/48530.

Эти рекомендации, как теперь заявляют разработчики "Стрельца" в суде, устанавливают право антимонопольного органа проводить проверки без возбуждения дел, то есть фактически при отсутствии законных оснований. При этом методические рекомендации ФАС допускают не указывать конкретный предмет проверки в приказе и не разъяснять предмет и основания проверки проверяемому лицу. А это, полагают в "Аргусе", противоречит всем представлениям о презумпции невиновности.

У ФАС на это один аргумент - проводить внеплановые проверки без возбуждения дел в целях выявления признаков нарушения им позволяет Закон "О защите конкуренции".

Но зачем, скажем, конкуренция в такой области, как противопожарная безопасность на соцобъектах. Ясно же, что МЧС само кровно заинтересовано в том, чтобы бабушки и дети не горели. Зачем нужны коммерсанты, только для того, чтобы показать, что конкуренция есть и в этом сегменте? ПАК "Стрелец-Мониторинг" - исключительная интеллектуальная собственность МЧС, и он не признан товаром.

Какой же рынок тогда изучает ФАС, если "Стрелец" не товар? Так, может быть, не спешить пока расширять полномочия ФАС, а как раз наоборот - разработать для деятельности службы действенный механизм контроля и четко очертить полномочия?

Чтобы проверки, а как полагают коммерсанты, обыски без санкции суда и без возбуждений дел стали невозможны...

Добавьте RG.RU 
в избранные источники