Новости

24.04.2014 07:43
Рубрика: Культура

Сложный узор

Удастся ли проекту возрождения эвенкийских промыслов вписаться в современные реалиии
По результатам конкурса СОНКО-2014, организованного правительством РФ для помощи социально ориентированным некоммерческим организациям, был поддержан проект "Эвенкийский узор". Его выдвинула семейная община эвенков "Эльга" из села Удское в Тугуро-Чумиканском районе Хабаровского края. О том, какие проблемы народов Севера призван решить этот проект, рассказала "РГ" основатель общины Аксинья Симонова.

Аксинья Владимировна, что такое "Эвенкийский узор"?

Аксинья Симонова: Это проект возрождения традиционных эвенкийских ремесел, без которых, быть может, не существовало бы и самих эвенков. Для меня тесно связаны возрождение культуры и новые рабочие места, новые возможности для развития.

Наш проект наряду с другими отобрали на конкурсе СОНКО, и мы получили субсидию в 500 тысяч рублей.

Принимать участие в реализации "Узора" будут только члены вашей общины или все желающие?

Аксинья Симонова: Изначально проект был задуман под "Эльгу", но по мере проработки стало понятно, что участвовать в нем смогут очень многие. Что мы планируем? Во-первых, организовать умельцев, владеющих тайнами национального шитья, на проведение мастер-классов. Во-вторых, создать коллекцию эвенкийской одежды и обуви, показать новые кумаланы - ковры из оленьих шкур, амулеты. По итогам работы обязательно будут выставки, выступления вокально-хорового коллектива. Еще в первоочередных планах - создать фонотеку, чтобы сохранить образцы живого родного языка и организовать обучение ему в школе.

Начнем с общины, а там, глядишь, весь район подтянется. Мы планируем выездные мастер-классы в селах Алгазея, Тором, Неран и Чумикан.

Что помогает или мешает претворять планы в жизнь?

Аксинья Симонова: Очень помешало наше незнание правил оформления документов. Мы на Севере как привыкли жить, так и делаем: "на глазок" все подсчитали и заявку оформили. Даже не предполагали, что за каждую строку в смете - строго по направлениям и объемам расходов - придется отчитываться. А те, кто поопытнее, нашу смету посмотрели и говорят: сразу видно, что новички - не "забиты" ни банковские издержки, ни налоги.

А за что банку платить?

Аксинья Симонова: За снятие наличных (те самые 500 тысяч гранта, плюс наши 170 тысяч) банк взимает процент, а это уже минус почти семь тысяч рублей. Потом с мастерами мы будем заключать договоры на выполнение работ, значит, еще 13 процентов подоходного налога надо заложить, чтобы "чистыми" нормальная зарплата выходила. А страховые взносы в социальные фонды? На них денег вообще нет, и как будем выкручиваться, ума не приложу. Возникли проблемы с арендой для проведения выставок: мы запланировали в смете пять тысяч рублей на снятие помещений в школе и детсаду. Но, оказывается, нельзя - предприятия бюджетные. Или аренда автомобиля. Тоже все непросто: договор заключи, документы проверь, на кого и где зарегистрирован. А мы в деревнях к таким бумажным делам не привыкли, у нас и на слово, без документов, верят.

У нас нет главного - своих земель. Ни лесных, ни охотничьих угодий. Весь район по кусочкам разобрали промышленники на многие годы вперед

Вы считаете, что "Эвенкийский узор" позволит общине самостоятельно зарабатывать?

Аксинья Симонова: Во всяком случае, не сразу. Но он положит начало восстановлению ремесел. Ведь людей надо раскачать, заинтересовать. Тем более что в районе очень тяжело с работой. В Удском есть лишь несколько предприятий: почта, школа, детсад и администрация, но ведь все не могут туда устроиться - в селе больше 500 человек. Люди подрабатывают, ловят рыбу, продают ее - вот и деньги. А больше трудиться негде. У нас самые "крутые" доходы - это пенсии. Привезли их - поселок бурлит, в магазине воспряли духом. А от пенсии до пенсии - тишина, все ходят в магазин, в тетрадочку долги записывают.

Вот почему я и бьюсь за то, чтобы наши мастера на свои занятия не как на хобби смотрели, а как на основную работу, за которую получают деньги.

То есть это еще и возможность перейти от случайного серого заработка к легальному и стабильному?

Аксинья Симонова: Мы на это надеемся, потому что другого выхода не видно. У нас ведь ничего нет. Главного нет - своих земель. Ни лесных, ни охотничьих угодий. Весь район по кусочкам разобрали промышленники на многие годы вперед. Даже рыболовный промысел расширять некуда. По техническим параметрам, говорят, открытие новых участков на нашей реке Уде нецелесообразно. Так как же жить нам, коренным народам, как вести традиционное хозяйство? У нас молодые не хотят уезжать, хотят здесь, в Удском укорениться, семьи завести, дома построить. Но чем они будут заниматься? Как мы можем развиваться?

В банках общине кредит получить невозможно - залога нет. В фонде поддержки малого бизнеса по этой причине проценты заломили такие, что мне проще как обычному физлицу потребительский кредит взять. Дорого, но без лишней нервотрепки. Так откуда же нам ждать реальной помощи? Нельзя же всю жизнь на гранты рассчитывать. Я иногда ночами не сплю, все соображаю, что ж такого придумать. И понимаю: для нас остается один выход - народные промыслы.

Комментарий

Виктория Ончукова, вице-президент хабаровской краевой Ассоциации коренных малочисленных народов Севера:

- Проблемы действительно есть. Хотя в Хабаровском крае проживают всего 22,5 тысячи представителей восьми коренных народов Севера и существуют примеры успешных, состоявшихся родовых общин, для новичков мест уже нет. Причем в буквальном смысле. В крае остро не хватает земельных, лесных, охотничьих и рыбопромысловых участков, пригодных для традиционных форм хозяйствования. Коренные народы, таким образом, лишаются материальной, экономической основы для реализации гарантированных законом прав на сохранение традиционного образа и уклада жизни, своей культуры.

Культура Арт Народные промыслы Филиалы РГ Дальний Восток ДФО Хабаровский край