Новости

06.05.2014 15:36
Рубрика: Экономика

Старт - оп!

Почему новые разработки не доходят до потребителя
Ежегодно в СЗФО патентное бюро регистрирует тысячи изобретений, полезных моделей. Но до внедрения в производство они не доходят. Иностранные специалисты и сотрудники ряда отечественных инновационных центров говорят, что мы не умеем продавать свои разработки. Корреспондент "РГ" разбирался почему.

Сделай себя сам

Стране нужны технологии, которые можно внедрять в производство, которые были бы энергоемкими и позволяли бы получить новый продукт с минимальными затратами. Для этого ученый должен создавать то, что востребовано, взаимодействовать с предприятиями. И ему нужно себя грамотно позиционировать.

Именно поэтому выпускник Санкт-Петербургского национального исследовательского университета информационных технологий, механики и оптики Степан Сергеев предлагает всем желающим поучаствовать в конкурсе научного портфолио. Раньше портфолио было у моделей или дизайнеров. Теперь у ученых.

- Зачастую люди не могут заявить о себе, не могут предоставить доступных данных о своих исследованиях, - говорит Степан. - Портфолио позволяет эту проблему решить.

Ученый, который создал какую-нибудь разработку, не должен прятаться в лаборатории. Он должен быть заинтересован в том, чтобы его изобретение кто-нибудь запустил в массовое производство.

И тогда создаются стартапы - маленькие внедренческие предприятия, на которых реализуют конкретный проект. Без изобретателей здесь никак, потому что продукт должен быть инновационным. Стартапы объединяют исследователей и менеджеров. Первые создают технологию, вторые ее продают. Не на рынок. Вначале они находят инвесторов - венчурные фонды.

Сейчас в Российскую ассоциацию венчурного инвестирования входит 51 организация. Эти организации вкладываются в начинающие фирмы, а впоследствии зарабатывают на них.

Дело о коротком рубле

В изобретение Андрея Ломоносова инвесторы пока вкладываться не хотят. Парень разработал прибор, который может бороться с раком. В эффективности не уверен, нужны клинические испытания. А на это уйдет 8-9 лет. Для венчурных компаний слишком долго. Они предпочитают иметь дело с проектами, где можно выйти на окупаемость за 3-5 лет.

С точки зрения реализации разработка Екатерины Сусленниковой выглядит более реалистичной. Девушка предлагает технологию, позволяющую распознавать контрафактные или испорченные продукты. Сенсоры реагируют на малейшее изменение вкуса. Человек на такое не способен. Разработку Екатерины можно внедрить в систему контроля пищевых производств. Ее изобретение пригодится и на заводах, и в магазинах, да и контролирующие инстанции смогут использовать его во время проверок.

Перспективны и новации в программном обеспечении. Юлия Старкова предложила программное оборудование для медицины, основанное на технологии неразрушающего контроля, когда для обслуживания системы не нужно выключать компьютеры или высокотехнологичную технику. Виталий Китаев создал устройство для слабовидящих с функцией обнаружения ям и ступенек, GPS-навигации с учетом общественного транспорта, распознавания текста и объектов, мониторинга и удаленной помощи, а также с 3D-аудиокартой.

Гаджеты для людей с ограниченными возможностями обычно поступают из-за рубежа. Они позволяют значительно упростить жизнь. С таким прибором человеку даже не обязательно пользоваться тростью. Создать производство не так уж и сложно, главное - интеллектуальная начинка, которая, по сути, уже разработана. В таком же русле идея Дианы Сориной. Она создала мобильное приложение дополненной реальности, позволяющее увидеть на местности в режиме реального времени утраченные памятники архитектуры и события различных эпох. Главное - загрузить базы данных по достопримечательностям и подготовить сопроводительные справки.

Венчурная мечта

В инвестиционном портфеле Российской венчурной компании сейчас 20 предприятий. Вложения делались в 60 фирм. Из них 40 смогли выйти на самоокупаемость. Цена вопроса - миллиард долларов. Вложения в производство высокие, шансы, что на рынок пробьется та или иная разработка, невелики. Поэтому фонды стремятся оценивать риски, а юные изобретатели штурмуют эти предприятия в надежде на финансирование. И здесь опять же встречают по одежке.

Показательный пример. Победители форума StartupTour в качестве главного приза получили возможность внеконкурсного выступления перед инвесторами на конференции Startup Village. Все остальные проекты венчурные компании увидят только после фильтра организаторов. Почти как кастинг на телешоу.

И хотя эксперты утверждают, что стартап актуален в любых областях, Интернет все-таки остается приоритетным направлением. Взять хотя бы "ВКонтакте". Проект тоже начинался со стартапа. В числе победителей российских конкурсов стартапов есть интернет-магазины, электронные торговые площадки.

Венчурные компании не обязаны отчитываться, в кого они вкладывают деньги. И, соответственно, они совсем не обязаны поддерживать новые технологии в пищевой или легкой промышленности, если считают, что проект слишком дорогостоящий или не принесет сверхприбыль. В свою очередь, они сами не получают государственной поддержки или налоговых льгот за то, что помогают опериться проектам социальным и общественно значимым. Изменить ситуацию мог бы закон. О его принятии заговорили в 2009 году. Он должен расставить все точки над i в венчурном бизнесе. Например, если компания вкладывает деньги в проект, сколько акций она получает с нового предприятия? Какие права на изобретение остаются у ученого, который создал технологию? Не защищены и венчурные фонды. А если стартапер слукавил и его изобретение нельзя внедрить? Или деньги, направленные на производство, использованы не по назначению? Из-за всех этих вопросов обе стороны - и венчурные компании, и серьезные исследователи - ведут себя довольно осторожно. Правда, закон вряд ли стал бы панацеей.

Любая стандартизация может попросту спугнуть и без того осторожных инвесторов, и исследователи, готовые в надежде на реализацию своих проектов превращаться в пиарщиков и, вместо изысканий, готовить самопрезентации, остались бы ни с чем.

Комментарий

Аркадий Дворкович, вице-премьер правительства России:

- Стартапы направлены прежде всего на прикладные исследования. В последние три года в области фундаментальной науки произошла смена приоритетов. Большая часть потенциально коммерциализируемых идей уже использована в прежние годы. Необходимо создавать новую волну, проводить исследования, на основе которых в будущем можно было бы получить коммерческие продукты. Есть много перспективных отраслей: IT, медицина, космические технологии. И постепенно интересные проекты появляются. Наша фундаментальная наука прошла большой путь. В отдельных направлениях исследований бизнес участвует, но на 90 процентов науку финансирует государство. В частности, в два раза увеличено финансирование ключевых фундаментальных исследований через академию наук и университеты, причем составляющая учебных заведений увеличилась. Структуры РАН осуществляют отбор исследований самостоятельно, в университетах - через советы. Научные проекты разные. И там, где бизнес может принять участие, он должен это делать. Радует, что сами авторы проектов в этом заинтересованы. Еще два-три года назад мне приходилось слышать в основном абстрактные рассуждения, как это плохо или хорошо. Сейчас поднимаются конкретные проблемы. А это значит, что все-таки мы движемся в нужном направлении.

Экономика Бизнес Инновации Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург