Новости

06.05.2014 00:40
Рубрика: Экономика

Выгода стала неочевидна

Текст: (управляющий партнер группы компаний "Налоговый щит")
Презумпция добросовестности налогоплательщика может уйти в прошлое
Совет Федерации инициировал законопроект "О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в части противодействия преступлениям и иным правонарушениям в сфере налогообложения и введения порядка оценки обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды", разработанный Федеральной налоговой службой.

Законопроект направлен на пресечение использования налогоплательщиками незаконных схем уменьшения налогов. Так, вводится запрет на получение налоговой выгоды в связи с тем, что налогоплательщик не проявляет должной осторожности и осмотрительности. Согласно законопроекту не допускается уменьшение обязанности по уплате налогов, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета вследствие злоупотребления своими правами, например, путем занижения налоговой базы, применения налогового вычета, использования налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, создания условий для применения специального налогового режима. Такое злоупотребление правом по проекту возможно путем заключения мнимых и притворных сделок или же в ходе совершения каких-то действий (бездействий), направленных на уклонение от уплаты налогов.

ФНС заверяет, что нововведения направлены только на борьбу с фирмами-однодневками и не коснутся добросовестных налогоплательщиков. Однако это вызывает сомнения.

Законопроект вносит изменения в статьи специальной части НК РФ (171, 200, 252), в соответствии с которыми расходы налогоплательщика не могут быть учтены, а налоговые вычеты по НДС и акцизам применены, если право на них возникло у налогоплательщика в результате несоблюдения им должной осмотрительности при осуществлении хозяйственной операции. Получается, что в налоговых отношениях фактически ликвидируется действующая сейчас презумпция добросовестности налогоплательщика, согласно которой предполагается, что его действия, имеющие своим результатом получение налоговой выгоды, экономически оправданы. Можно также утверждать, что при разработке законопроекта не учтены многие признанные международной и российской судебной практикой подходы к разграничению законных способов налоговой оптимизации от незаконных способов.

Законопроект вносит изменения в НК РФ, в соответствии с которыми расходы не могут быть учтены, а налоговые вычеты по НДС и акцизам применены, если право на них возникло в результате несоблюдения бизнесом должной осмотрительности при осуществлении хозяйственной операции. Получается, что фактически ликвидируется действующая презумпция добросовестности налогоплательщика

Так, в отличие от действующего сейчас постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиками налоговой выгоды", нормы законопроекта не содержат общих критериев или обстоятельств деятельности налогоплательщика, которые позволяют квалифицировать полученную им выгоду в качестве необоснованной. Также в нем отсутствует перечень обстоятельств, которые сами по себе не могут свидетельствовать о получении компанией налоговой выгоды вследствие злоупотребления правом.

При такой скудной правовой регламентации отношений и отсутствии четких критериев под злоупотребление правом попадают любые действия (бездействия) и сделки налогоплательщика, в результате которых достигается налоговая экономия. Таким образом, в случае принятия законопроекта любое уменьшение налогоплательщиком сумм налогов, в том числе с применением способов, квалифицируемых сейчас правоприменительной практикой в качестве законных (с использованием офшорных сделок, компаний с льготным налогообложением и пр.), может быть расценено как уклонение от уплаты налогов. И в таком случае он будет лишен права на налоговую выгоду.

Применительно к институту должной осмотрительности в законопроекте не определена степень такой осмотрительности, нет четких границ ответственности налогоплательщика за действия его контрагента, а также неясен круг обстоятельств, в силу которых налогоплательщик знал или мог знать, что его контрагент не осуществляет реальную предпринимательскую деятельность. В этой связи правовая регламентация использования оценочных категорий также представляется явно недостаточной и неполной, не учитывающей правил делового оборота. В свою очередь, это может привести к возложению на налогоплательщика ответственности за действия третьих лиц, например, за неуплату налогов, за которые налогоплательщик не отвечает.

Прописанный в законе десятилетний период, который может быть охвачен налоговой проверкой, из-за неочевидности причин ее назначения может создать дополнительные возможности для служебных злоупотреблений. Кроме того, проведение контрольных мероприятий за пределами срока хранения материалов (для документов налогового учета - 4 года, бухгалтерского учета - 5 лет) может являться малоэффективным и проблематичным, поскольку проведение налоговой проверки за пределами указанных сроков может привести к невозможности ее проведения вследствие утраты всех или части доказательств.

Принятие законопроекта в таком виде может принципиально изменить существующие "правила игры" для налогоплательщиков. А это неизбежно приведет к увеличению налоговых рисков для всех хозяйствующих субъектов, а не только недобросовестных участников налоговых отношений. При этом наличие сформированной практики по вопросам рассмотрения споров об оценке обоснованности налоговой выгоды не гарантирует правильного применения нового закона - исключительно против схем с участием фирм-однодневок. В связи с этим становится все более очевидно, что многие ранее выработанные практикой подходы могут быть пересмотрены.