Новости

12.05.2014 17:22
Рубрика: В мире

Маршрут скорби

"РГ" побывала в Одессе на местах кровавой расправы
Трагические события 2 мая уже вписаны кровавыми буквами в историю Одессы, которая теперь делится на "до" и "после". И сегодня одесситы живут в страхе за близких, за будущее свое, города, страны.

Улицы безлюдны. Даже легендарная Дерибасовская сегодня практически пуста. Витрины многих магазинов не изобилуют, как прежде, традиционными красками. Некоторые заколочены, с других убрали товар, дабы в случае чего потери были минимальны. Даже из автосалонов вывезли машины. Потенциальным покупателям (а их сегодня практически нет) предлагают ознакомиться с ассортиментом по каталогам.

- Обычно на майские к нам приезжают туристы. Огромный поток раньше был, как украинцев из других городов, так и россиян, - жалуется хозяйка частной гостиницы Людмила Малько. - Мы уже и цены спустили, но смысла никакого. Если местным страшно в городе оставаться, что говорить о приезжих?

И правда, мало того, что Украина запретила въезд в страну россиянам мужского пола, до Одессы теперь почти не добраться. Часть поездов этого направления, следующих из России, отменена. Самолеты пока летают. Но, не исключено, и этот путь перекроют - перевозчикам скоро станет не выгодно гонять заполненные на четверть аэробусы. В них разве что граждане Украины, возвращающиеся на родину. Россиян единицы.

Обстановка накалена до предела. Сразу после "кровавой пятницы" занятия в школах отменили, родителей под подпись предупредили о том, что детей нельзя выпускать на улицы. Студентов, большинство из них иногородние, распустили по домам. По возможности местные уезжают подальше от города, который продолжает полниться различными слухами о возможных провокациях.

После одного из них, о том, что могут перекрыть доступ водопроводной воды, горожане судорожно стали сметать с прилавков бутилированную воду. А заодно и продукты. Пока обошлось - вода в кранах есть.

В провожатые мне вызвалась семейная пара одесситов. Ходить в одиночку по пусть даже знакомому и любимому городу небезопасно. Люди только и делают, что говорят о случившемся. Говорят, отмечу, на чистом русском. Украинскую речь можно услышать разве что на "Привозе" в базарный день, когда свой товар привозят селяне.

- Мы не устаем задаваться вопросом: почему? Почему именно Одесса? Никто не мог подумать, что здесь такое может произойти. У нас мирный город. Среди жителей отношение к русским положительное. И туристы сюда приезжали в основном из России, - говорит одесситка Татьяна Гарбуз.

- Причем же здесь мирные люди? Зачем их убивать? - недоумевает супруг Татьяны Антон, вспоминая о том, что в беспределе 2-го мая была замечена милиция. - Один из милицейских начальников пустился в бега. Другого этапировали для допроса в Киев, но потом выпустили под залог в 60 тысяч гривен.

Проходим по Дерибасовской - именно здесь была первая жертва. 35-летнего мужчину застрелили, у него остался маленький ребенок, которого он воспитывал один. Место гибели усыпано цветами. Там же кто-то оставил фото и привез хлеб. 10 мая было девять дней. Метрах в трехстах - место еще одной расправы…

Вот Греческая площадь. Здесь тоже была стычка, ранили молодого репортера, ставшего случайной жертвой. За его жизнь хирурги бились девять дней. Увы. В списках погибших только официально уже 48.

На лавочке замечаем стайку парней. Молодые, крепкие, бритоголовые, в спортивных костюмах. Явно не из местных. Становится не по себе. Ускоряем шаг.

Приближаемся к самой большой в Одессе площади - Куликову полю. Раньше здесь всегда проходили массовые мероприятия. Сейчас поле буквально пропитано энергетикой смерти. А сам Дом профсоюзов превратился в мемориал, представляющей жуткое зрелище. Сегодня местные жители несут сюда цветы и свечи. 

- Гореть в аду тем, кто так поступил с безоружными! - причитает, крестясь, бабуля.

Валентина Ивановна Сомова пришла к Дому профсоюзов с церковными свечами.

- Зажги, деточка, почти память, - протянула пенсионерка свечу и мне.

- У меня сосед погиб. Он стоял здесь, на Куликовом... От пулевого ранения умер. Вернее, от трех. И все в голову, - говорит мужчина, держа в руках портрет улыбающегося кареглазого паренька.

У входа в сгоревшее здание без чувств падает женщина в черной шали. Ее подхватывают идущие следом: "Воды, воды! Лекарства есть у кого?". Кто-то протягивает валидол. Поодаль дежурит "скорая", еще дальше - милиция.

- Вон, в кустах прячутся. Как и тогда, когда людей убивали. От них всего, чего угодно можно ждать! Что ж это за страна такая, где надеяться можно только на себя? - подключается одессит с букетом алых гвоздик, перевязанным черной лентой.

Удивительно, но милиции, с учетом случившегося, в городе очень мало. Я заметила всего несколько патрульных машин неподалеку от Дома профсоюзов. Здание никто не охраняет. Все желающие проходят туда без препятствий. Сегодня это, пожалуй, единственное место в Одессе, где можно встретить такое количество горожан. Беда объединила.

Огромные двери выжжены дотла. Делаю шаг внутрь - в нос ударяет едкий запах гари. Им пропитаны стены и потолок. На стенах антифашисткие лозунги, слова скорби и памяти. А еще - трогательные просьбы простить за то, что не спасли…

Больше всего пострадала центральная часть здания, та, в которой как раз лестничный марш. Именно сюда забегали люди и именно сюда летели коктейли Молотова, преграждая жертвам пути к отступлению…

Одессит Олег вызвался быть провожатым. Спускаемся в подвал здании, У Олега в руках фонарь. Идем по узким коридорам, напоминающим лабиринты. Одна комнатка, вторая, третья… Направо, налево и опять прямо. Здесь воздух совсем другой, дышится намного легче, а стены в белой штукатурке и совсем без копоти. Мы на глубине более шести метров. В одной из комнат натыкаемся на ящики с новенькими противогазами. Олег светит фонарем. Здесь их, наверное, тысячи. Рядом коробки с медикаментами. Стратегический запас? А вот и система вентиляции. Трубы из-под потолка спускаются вниз, там рычаг. Если качать, начинается приток свежего воздуха. Далее - небольшая дверца и потайной ход. Видимо, он идет под всей площадью.  При помощи таких вот тоннелей между собой связаны важные стратегические объекты города.

Получается, пленники Дома профсоюзов могли бы спастись, если бы знали о существовании подвала?

Очевидцы

Олег Мороз, заместитель руководителя съемочной группы Одесской киностудии:

- Я не верил своим глазам, когда здание горело, а из окон выпрыгивали люди. Уверен, это была четко спланированная кем-то акция, а в здании оказались в том числе случайные жертвы - те, кто просто гулял по Куликову полю. Увидев разъяренную толпу, они пытались укрыться в Доме профсоюзов, двери которого в тот момент почему-то были открыты. А ведь это был выходной! Значит, их кто-то открыл специально.

Александр Пивовар, одессит:

- Некоторые украинские СМИ говорят, что люди подожгли себя в здании сами. Но я своими глазами видел, как в окна с улицы из ликующей толпы под восторженные возгласы летели коктейли Молотова. Изнутри раздавались крики. Я побежал к тыльной стороне здания, чтобы хоть кому-то помочь. Но меня догнали поджигатели, поставили на колени, стали допрашивать, чтобы понять, "свой" я или нет. Потом приказали: "Ползи!". Я прополз несколько метров и побежал. Выскочил, попал в окружение толпы и меня продолжили избивать. Я сам лишь чудом спасся!

Мнение

Тамила Афанасьева, председатель Общественного совета при Одесской областной государственной администрации:

- Губернатор Одесской области должен подать в отставку. Имея информацию о предстоящих событиях, власть не только не попыталась их не допустить, но даже подзуживала, говоря о сносе палаточного городка на Куликовом поле. Именно на совести власти лежит вина за то, что в Одессе только за один день погибла половина людей от количества всех погибших за все время стояния майдана в Киеве.

В мире экс-СССР Украина Трагедия в Доме профсоюзов в Одессе РГ-Видео