Новости

14.05.2014 00:09
Рубрика: Культура

Коварство и любовь Парижа

Как Лев Додин уехал за границу отмечать свой юбилей
Театральный Париж рукоплещет русским - как раз в те самые дни, когда чиновничья Европа придумывает новые санкции против России..

Сегодня - 70 лет Льву Додину. Пышным торжествам в Санкт-Петербурге режиссер, на которого молятся, как на икону, и художественный руководитель Академического Малого драматического театра - Театра Европы, предпочел гастроли в Париже. В связи с чем две недели на сцене французского культурного Центра Бобиньи МС93 будет звучать только русская речь. Дышать в такт чеховским "Трем сестрам" и постигать всю красоту "Коварства и любви" французская публика будет до 26 мая. Здесь знакомы почти со всем репертуаром Малого драматического театра, здесь видели все его премьеры последних двадцати лет, и здесь додинский театр, по сути, считают своей труппой.

Руководителя Центра Бобиньи, французского режиссера Патрика Сомье со Львом Додиным и его театром связывает многолетняя дружба. Тем обстоятельством, что влюбиться в театр Додина можно раз и навсегда, причем с первого взгляда, сегодня никого не удивишь. Но, для того чтобы это случилось, нужно было сначала еще встретиться. "У меня такое ощущение, что Льва Додина я знал всегда, - рассказывал Патрик Сомье. - Его режиссура меня сразу восхитила. Я вдруг почувствовал себя в одной фазе с этим театром". Театральная же легенда гласит: однажды, собираясь в Санкт-Петербург из Москвы, Патрик Сомье, который был знаком с Олегом Ефремовым и часто бывал во МХАТе, спросил Анастасию Вертинскую и Александра Калягина: что в Петербурге нужно посмотреть. "Театр Додина, - последовал совет. - Это что-то потрясающее". Патрик Сомье советом воспользовался, в театр, к счастью, тогда попал, и потом позвонил за полночь Льву Абрамовичу. А дальше, если коротко, история развивалась стремительно. Приехав домой в Париж, Патрик Сомье обзвонил всех своих знакомых театральных продюсеров и привез посмотреть на русское чудо в Питер в Малый драматический десант человек из пятнадцати театральных директоров и продюсеров разных стран. Магия режиссуры Додина подействовала безотлагательно (что неудивительно), и МДТ (на зависть коллег) стал самым гастролирующим российским драматическим театром. Судите сами: Япония, Голландия, Дания, Норвегия, Канада, Чехословакия, Польша, Германия, Венгрия, Италия, Швейцария, Англия, Испания, Франция, Португалия, США, Австрия, Бразилия, Бельгия, Ирландия, Греция, Новая Зеландия, Корея, Румыния, Гонконг - это лишь часть длинного списка гастролей МДТ.

Хороший театр делает человека культурным наркоманом. А в театр Додина можно влюбиться раз и навсегда, причем с первого взгляда

Сегодня этот театр фактически официально считается лучшим российским драматическим театром (перечень полученных всех существующих государственных и высших театральных наград - тому подтверждение, а формулировка, что если у нас вдруг закончатся газ с нефтью, бюджет страны спасут балет Эйфмана, театр Додина и оркестр Гергиева - не театральный анекдот). Во Франции свои спектакли Малый драматический театр играет в Центре Бобиньи в зале Олега Ефремова - имя русского режиссера Большой сцене присвоил Патрик Сомье в 2000 году. Вспоминаю его слова о том, как хороший театр делает человека культурным наркоманом... По просьбе "РГ" Патрик Сомье рассказывает о феномене Малого драматического театра и своих встречах со Львом Додиным.

Прямая речь

Патрик Сомье, режиссер, руководитель парижского Центра Бобиньи:

- Я горд и счастлив, что знаю Льва Додина и его великий театр. Впервые я побывал в Малом Драматическом в Петербурге 25 лет назад. Льва Додина в театре не было. Меня принимала Татьяна Шестакова. Кажется, в тот же вечер я посмотрел "Повелитель мух" Голдинга - мне еще подумалось, какой странный выбор для постановки на театральной сцене. Я ясно помню, как до боли убедительно Петр Семак играл двенадцатилетнего мальчишку. Помню Аркадия Коваля - большую мрачную ночную птицу. Прошло 25 лет, и я сам стал частью закулисных теней, закулисного мира этого великого русского театра. Для французского театрала этот "настоящий" театр: что-то поистине невиданное. Не считая Комедии Франсэ, у нас во Франции в "театрах" нет постоянной труппы, нет ансамбля. Есть постоянная команда техников, есть администрация - наши театры больше напоминают вокзалы, чем пространства для творчества, это некие причалы, куда актерские труппы "пристают" на время, гастролируя по стране. Мой отец служил администратором, моя мама - актрисой в одной из самых знаменитых послевоенных трупп, в "Комедии де Лэст" в Кольмаре, в регионе Эльзас. В этой труппе я и вырос, и, открыв для себя "настоящие" театры в России, я в то же время обрел свое давно утерянное детство.

Благодаря Александру Калягину и Анастасии Вертинской я впервые познакомился с МДТ. Именно они рассказали мне о спектакле GAUDEAMUS, о котором тогда с энтузиазмом говорили все. Спектакль стал для меня потрясением. Волны мощной энергии, компания великолепных совсем молодых актеров. GAUDEAMUS был изначально дипломной работой актерского курса Додина в ЛГИТМиКе. И спектакль позволял выпускникам делать то, что они умели бесподобно: петь, танцевать, играть на музыкальных инструментах, "вживаться" в образ персонажа. Честно вам скажу, выпускникам французских театральных школ далеко до этого уровня. Я сказал Додину, что хочу показать эту постановку во Франции. И спектакль объехал весь мир. Причина проста - универсальность сюжета и удивительная поэтичность действия. Мои самые дорогие воспоминания о гастролях GAUDEAMUS а по миру - это один вечер и одно утро в Нью-Йорке. В тот вечер за кулисы Бруклинской Академии Музыки пришел поздравить трепещущую от восхищения перед поэтом труппу Иосиф Бродский... В то утро в балетном классе Труппы Американского Балета в искрящихся лучах солнца для нас танцевал Михаил Барышников. А потом... "Братья и Сестры" - спектакль-легенда, созданный по мотивам деревенской дилогии Абрамова, и грандиозный успех в Париже шесть или семь раз (в рамках Осеннего фестиваля в Опера Комик, на сцене Театра Одеон, у меня в Бобиньи).

Я руковожу большим культурным учреждением в пригороде Парижа, МС93 Бобиньи. Его второе название - Международный Центр Создания и Распространения Культуры. Я по сей день пытаюсь сделать из него театр. Это непросто. Но мое учреждение, к счастью, является парижской сценой МДТ. С 1991 года мы показали 12 разных спектаклей Додина, два из них - мировые премьеры ("Клаустрофобия" и "Жизнь и Судьба"). "Жизнь и Судьбу" мы показывали после некоторого перерыва - я волновался: помнит ли парижский зритель Додина? Оказалось, помнит и горячо любит. Спустя два года, в 2009-м, мы, благодаря помощи Министерства культуры РФ и Фонда Прохорова, провели фестиваль, целиком посвященный спектаклям Додина - все билеты разлетелись до начала гастролей.

Недавняя премьера Льва Додина, которая перевернула мне душу - это его "Вишневый сад". 20 лет назад Додин уже ставил "Вишневый сад", я видел его в Театре Одеон в Париже, и это стало прекрасным воспоминанием. Но новый "Вишневый сад" Додина высвобождает Чехова из заповедника "декоративности", куда его неизменно загоняют театры всего мира. Спектакль удивительно высвечивает Чехова-Поэта, Чехова-Мудреца, Чехова-Провидца. В этой лебединой песне Чехов показывает нам зарю ХХ века - век рождается под звездой Лопахина, этого наивного бесконечно уязвимого варвара. Лопахин несчастлив: он разрушает не из жадности, а из незнания. Реализм ХХ века взял реванш у ХIХ века, далекого от реальности и тяжелого для обычных людей. И ХХ век стал веком Лопахина...

Дружба - это то слово, которое живет в моем сердце благодаря моему театральному русскому приключению. Благодаря Льву Додину я узнал мир и узнал людей, знакомство с которыми изменило мою жизнь. И я безмерно рад, что могу сегодня поздравить с юбилеем моего дорогого друга и принять его легендарный театр на своей сцене.