Новости

15.05.2014 00:08
Рубрика: Культура

С чего начинается "Родина"

Павел Лунгин снимает российскую версию культового сериала с Владимиром Машковым и Викторией Исаковой в главных ролях
... Если не знать, что это - адаптация известного западного сериала, кажется, что на "Мосфильме" идут съемки вполне себе российского кино. Обычная типовая квартира, каких множество было в наших домах в 90-е годы. Российские артисты Владимир Машков, Мария Миронова. Сериал "Родина" производится по израильскому формату Hatufilm (Prisoners of War) - его американская версия под названием Homeland стала одним из самых громких и награждаемых сериалов последних лет. Сейчас готовится к выходу четвертый сезон.

Российская версия "Родины" может выйти в эфир канала "Россия 1" уже поздней осенью. А может и в 2015 году. Готовится 12 серий, пока только один сезон. Павел Лунгин - режиссер и автор сценария. Обозреватель "РГ" задала ему несколько вопросов.

Когда только объявили, что вы будете снимать адаптацию сериала "Родина" - сразу стали раздаваться голоса критиков. Говорили, например, что никогда не получится на российской почве такой сериал.

Павел Лунгин: А я считаю, что получится. Это, конечно, некоторый вызов, потому что у нас очень мало хороших сериалов. А "Homeland" - продукт нового поколения, другого уровня. Сейчас в Америке научились делать новый тип сериалов, который вобрал в себя очень много от художественных фильмов: психологизм, определенную эстетику. И главное их открытие, что сериал - это некое наркотическое зрелище. Смотришь и не можешь оторваться. Посмотрев одну серию хочется идти дальше, дальше и дальше. "Родина" как раз из этой серии.

В Америке сейчас большие мастера делают сериалы. Мартин Скорсезе, Гас ван Сент... Сейчас будет снимать Риддли Скотт. Это не случайно. Посмотрите, у нас Валерий Тодоровский сделал "Оттепель". Это говорит о том, что режиссеры обращаются к этому жанру. А жанр кинофильма совершил "петлю". Начали от братьев Люмьер, которые снимали "Прибытие поезда" - тогда все испугались, повскакивали с мест... Закончили тем, что прилетел метеорит. И опять все испугались, повскакивали с мест и убежали. А посередине были духовные высоты - Бергман, Тарковский, Висконти, Феллини... Но это все опять ушло, и кино снова превращается в детское действо. А сериалы, наоборот, становятся носителями психологии, анализа человеческой души, глубокими исследованиями... В этом смысле, видимо, будущее за сериалами.

Вы сказали американские сериалы. Но, насколько я знаю, в случае с "Родиной" вы взяли израильский формат и сразу его переносите на российскую почву?

Павел Лунгин: Израильский сериал - это психологическая история без детективного сюжета. Без элементов триллера. Это семейная история о том, как трудно вернуться в нормальную жизнь после шестилетнего плена. А американский сериал соединяет в себе эту психологическую тему с блестяще закрученным запутанным сюжетом, когда мы до конца не понимаем, кто он, главный герой: перебежчик, патриот или нет? Как он понимает патриотизм? Что такое плен? Что такое безумие? Фильм затрагивает очень много глубоких философских проблем. И для меня это обязательная детективная история, а не только семейная.

Вы сами сказали, что снимаете для нового поколения. Оно смотрело американскую версию по Интернету. Вы ориентируетесь на них? Или на старшее поколение, которое никогда не видело этого сериала?

Павел Лунгин: Телевидение, особенно у нас в стране, вообще работает на старшее поколение. Но мне кажется, что качественно сделанный продукт может иметь большую аудиторию. Не может быть хорошей быстрая и дешевая подделка. Мне хочется довести сериал до высокого уровня - тогда я надеюсь, что его посмотрят все.

То есть не будет раскола среди зрителей?

Павел Лунгин: Я работаю, как обычно, и делаю так, чтобы мне самому было интересно.

А вы сильно изменили сериал в расчете на российские реалии?

Павел Лунгин: "Скелет" остался форматный, потому что оба сериала сделаны просто блестяще - я бы не смог сделать лучше. Но мышцы и мясо, нарощенные на скелет, абсолютно меняют облик, как вы знаете. Думаю, что, несмотря на механику сюжета, это будет чисто русская история.

Но вот сейчас на съемках мне кажется, что снимается советское кино. Если не знать, что это израильско-американская "Родина", то создается такое впечатление.

Павел Лунгин: Ну конечно. Это же наша история - она происходит в 90-е годы. Но сейчас просто снимается домашняя сцена. А сцены у нас есть разные. Эта такая палитра - паззл, который состоит из разных эпизодов. В этой сцене вы видите время перемирия, минуты умиротворения...

... но по сюжету есть и сцены пыток. Я слышала, что гример много работал с Владимиром Машковым и преобразил его до неузнаваемости.

Павел Лунгин: Да у нас потрясающий гример - Лена Фомичева. Она сделала такую работу, что американцы могли бы ей позавидовать.

У вас в фильме будут принимать участие иностранные профессионалы? Смотрю, что у вас второй режиссер венгр - Томаш Тот. Может кого-то из Израиля пригласите? Из Америки?

Павел Лунгин: У нас снимается замечательный румынский актер в роли главного террориста. Валериу Андрюцэ. Он играл главную роль - священника - в картине Кристиана Мунджу "За холмами". Вообще он родом из Кишинева, говорит по-русски. Я познакомился с ним, когда он был членом жюри фестиваля имени Андрея Тарковского "Зеркало". Арабов мы нашли здесь, в России. Настоящих - они живут в Москве. Маленькую роль у нас играет граф Орлов, который на самом деле египтянин. Его прадед или дед женился на дочке египетского короля, и в нем соединились русская и египетская кровь. Он вообще живет в Швейцарии, бизнесмен. Много бывает в Москве.


Фото:Сусанна Альперина/ РГ

Павел Семенович, у нас в прошлом году Цекало делал для Первого канала адаптацию известного сериала Live on Mars - "Обратная сторона Луны"...

Павел Лунгин: Я видел. Мне понравилось.

Что лучше - делать такие сериалы, как "Оттепель", которые полностью на нашем материале, или приносить к нам таким образом западную продукцию?

Павел Лунгин: А почему надо брать то или другое? Что лучше есть: рыбу или мясо?

Я имею в виду для восприятия людей.

Павел Лунгин: Для людей важно, хорошая работа или плохая. Как она пришла, из какого материала выросла - не так важно. "Оттепель" - это полностью авторская вещь со вкусом и блеском сделанная. Но в принципе можно брать какие-то западные технологии. Мы же говорим по айфону. Я думаю, что у нас очень хорошие актеры, мы умеем снимать, но писать такие сериалы мы пока не умеем.

Вы могли бы из "Острова" сделать сериал?

Павел Лунгин: Нет, это невозможно!

Из "Такси-Блюза" могли бы?

Павел Лунгин: Нет. Там совершенно другой принцип. Потому что фильм сделан, как некая гармоничная вещь, которая должна начаться. Дойти до кульминации, до катарсиса, и в конце закончиться, дав людям какое-то освобождение. Сериал сделан совершенно по-другому. Вот эта его наркотическая сущность в том, что в конце каждой серии он должен захватить еще больше. Не насытить, а заставить смотреть дальше и дальше. Это абсолютно другой принцип воздействия, которым мы пока не владеем.

О чем фильм

В центре сюжета - противостояние эксперта-аналитика ФСБ и военного, который переживает посттравматический синдром и подозревается в вербовке террористами. В этой истории есть и захватывающая интрига, которая держит зрителя в напряжении и неведении до последнего кадра, и сложная психологическая драма, где героям регулярно приходится делать выбор между личными и общечеловеческими ценностями: патриотизм или предательство, терпимость или религиозный фанатизм, семья или страсть.

Действие сериала начинается в 1993 г. Полковник морской пехоты Алексей Брагин  (Владимир Машков) и снайпер Юрий Хамзин пропали без вести во время военной операции федеральных войск на Северном Кавказе.

Спустя шесть лет в ходе совместной спецоперации ФСБ и спецназа ГРУ на Северном Кавказе уничтожен лагерь по подготовке террористов; захвачен бункер, в котором обнаруживается прикованный к стене и заросший бородой Брагин. История полковника, шесть лет считавшегося погибшим, быстро становится достоянием СМИ. Освобожденный Брагин находится в тяжелом психологическом и физическом состоянии, он изможден пытками и долгими годами одиночного заключения. С Брагиным начинают работать врачи и психологи, а также Анна, эксперт-аналитик контртеррористического центра ФСБ (Виктория Исакова). В фильме также снимаются  Мария Миронова, Сергей Маковецкий, Андрей Мерзликин, Мария Шалаева, Тимофей Трибунцев, Валериу Адриута, Алиса Хазанова и другие.

Кстати

Prisoners of War вышел в марте 2010 года на Channel 2 и стал самой рейтинговой драмой на израильском телевидении. Сериал собрал хорошие отзывы критиков в Израиле и за рубежом, а права на показ были куплены несколькими европейскими странами, США и Австралией. В 2011 году в США компания Fox 21 сняла для премиального кабельного канала Showtime локализованную версию израильского формата под названием Homeland. Сериал получил блестящие отзывы критиков и множество профессиональных наград, включая несколько премий "Эмми" и "Золотой Глобус". 
 

Культура Кино и ТВ ТВ и сериалы Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк