Новости

19.05.2014 00:06
Рубрика: Культура

Думать надо!

Исполняется 155 лет со дня рождения Артура Конан Дойла
Мама и папа ушли в кино, я остался дома один. Везде горит свет, а я забрался под кровать: мне страшно. Накануне я стащил из родительского книжного шкафа черный томик Конан Дойла из библиотечки "Огонька" и прочитал всего десять страниц "Собаки Баскервилей". Этого мне вполне хватило, чтобы теперь сидеть под кроватью и считать минуты до прихода родителей...

Потом я перетаскал из того книжного шкафа все тома этого автора, и самое сильное впечатление на меня произвел даже не профессор Челленджер из "Затерянного мира", а, конечно же, мистер Шерлок Холмс. С детства я отношусь к этому герою всерьез, без тени иронии и снисходительности. Кой-кому такое отношение кажется глупым, но не мне. Конечно же, мне по душе фильм Масленникова с Ливановым в роли Холмса. Единственное, что меня решительно не устраивает - снисходительное отношение к герою.

Меж тем Холмс Конан Дойла воплощал общественный идеал человека девятнадцатого века: спортивный, крепко сложенный и вместе с тем умный, проницательный, разносторонне образованный. В двадцать первом веке от этого идеала остались если не рожки, то ножки. Герой Дауни-младшего в этой роли хорошо бегает, но туговато думает. Меня же с детства захватывало именно это: интеллектуальная стихия расследования, в которой Холмс - как рыба в воде. Если хотите, именно Холмс (ну, конечно же, Конан Дойл) научил меня потом читать Генри Джеймса и Гессе. Поэтому, когда ваш покорный слуга впервые попал в Лондон, он потребовал от своих новых знакомых немедленно отвезти его на Бейкер-стрит, 221 "б". Вероятно, новые знакомые подумали, что я умственнно отсталый: для них Конан Дойл вообще не числился среди серьезных британских писателей. Они тоже относились к нему снисходительно. И только однажды мое стоическое уважение к мистеру Шерлоку Холмсу было вознаграждено сполна.

Мы с коллегами прилетели в Оттаву в составе журналистского пулла официальной российской делегации. Отель оказался неподалеку от аэропорта. Возможно поэтому мы приехали раньше, чем планировали хозяева: наши номера еще не были готовы. Менеджер на рецепшн предложил оставить наши сумки в багажном отделении и прогуляться по городу, пока наши номера подготовят окончательно. Мы оставили багаж в отеле и беззаботно отправились на прогулку по столице Канады. А когда вернулись, обнаружили, что все наши сумки исчезли: их не было ни в багажном отделении, ни в номерах, подготовленных для нас, ни на рецепшн... Известили об этом прискорбном факте старшего менеджера отеля.Тот провел пристальные допросы всех служащих отеля, причастных к операциям с багажом постояльцев. Один из портье утверждал, что разнес все сумки по нашим номерам. Но их там не было. Новые поиски опять ничего не дали. Обед мы получили уже за счет отеля. Старший менеджер ходил мрачнее тучи. К вечеру версия кражи стала единственной. Нам предложили составить опись пропавших вещей и оценить потери в долларах. Что и было сделано. Вероятно, кругленькая сумма, в которую обошлась бы отелю компенсация, вызвала у менеджера острое желание совершить акт последней надежды.


Мистер Гиян Шолто. Фото: Юрий Лепский/ РГ

В отель был вызван старейший служащий, находившийся на пенсии и проживавший в пригороде Оттавы. Служащий оказался индийцем. Звали его Гияном Шолто. Господин Шолто с достоинством выбрался из такси, проследовал в офис старшего менеджера, куда были немедленно приглашены все пострадавшие. В течение получаса он внимательно выслушал каждого. Потом немного подумал и изрек следующее: сумки не украдены, они в отеле. "Но где?!" - вскричали мы хором. "Они там, - сказал он загадочно, - где их никто не видит". Все в офисе старшего менеджера притихли, потрясенные этим заявлением. Наконец, кто-то осторожно поинтересовался: где бы могло быть это место? "Сколько номеров в отеле забронировано и ожидает приезда гостей?" - поинтересовался мистер Шолто. Старший менеджер полез в компьютер и через минуту доложил: "Тридцать один". "Пошлите портье проверить каждый из этих номеров", - попросил Шолто. Распоряжение было отдано немедленно. И, пока портье выполнял указание, мы с господином Шолто разговорились. Очень быстро выяснилось, что у нас общего. Во-первых, он родился в Дели, где я четыре года проработал корреспондентом "Комсомолки", а во-вторых, любимым нашим писателем был сэр Артур Конан Дойл. Ну, про любимого героя вы, вероятно, уже догадались сами.

Сумки были найдены последовательно в шестом, седьмом и восьмом номерах. Когда мы прощались, я поблагодарил мистера Шолто, пожал ему руку и сказал: "Спасибо, мистер Холмс!". Он улыбнулся и с чудовищным индийским акцентом ответил: "Судя по вашему довольному лицу и блеску в глазах, мистер Уотсон, вы наконец-то обрели то, что давно искали".

Культура Литература В мире Европа Великобритания Общество Ежедневник Образ жизни Сохранить как...