Новости

25.05.2014 08:40
Рубрика: Культура

Звездная спячка

Канн отметил российский фильм призом за сценарий
Каннский фестиваль закончился победой турецкой картины "Зимняя спячка". Наш "Левиафан" награжден за лучший сценарий. Заключительная церемония была отмечена парным цирковым конферансом Тарантино - Турман, личным присутствием великой Софии Лорен и беспрерывными отключениями трансляции в воющем от негодования пресс-зале.

Мамочки!

Последние дни круто поменяли всю иерархию фестивальных лидеров. К братьям Дарденн с фильмом "Два дня, одна ночь" и Майку Ли с "М-ром Тернером" в числе фаворитов присоединились 25-летний канадец Ксавье Долан с "Мамочкой", ветеран фестивального движения 77-летний Кен Лоуч с социальным ретро "Зал Джимми", француз Оливье Ассаяс с театральной драмой "Сильс Мария" и Андрей Звягинцев с "Левиафаном".

Особняком стоял запечатленный в цифре поток сознания 83-летнего Жан-Люка Годара, который в 70-минутном фильме "Прощание со словами" повторил метод и стиль визуальных медитаций "Социализма". На этот раз в 3D с нарочитыми пространственными искажениями: длина носа собаки сопоставима с носом корабля. Среди разрозненных мыслей, вспыхивающих в картине, наличествуют Солженицын с ГУЛАГом, канадский фантаст Альфред ван Вогт с романом Null-A Three, Россия, которая не Европа, обнаженная натура обоих полов (мотив "Красавицы и чудовища"), и серия быстротекущих зашифрованных символов, имитирующих эффект спутанного сознания. В Канне эксперимент культового мастера приняли с уважением, но никто не делал на него ставку. Рефери решили иначе и дали Приз жюри Годару как самому пожилому конкурсанту, и как самому молодому - Долану.

Долан безусловно талантлив и дерзок, хотя в его жизненном багаже пока только детские и подростковые впечатления. Чтобы резко заявить о новом поколении, он в "Мамочке" придумал квадратный формат экрана 1:1, некомфортно тесный, но режиссер считает: так легче сконцентрироваться. Супер-колоритны актеры, энергия бьет через край кадра, отношения экспансивной мамы и 15-летнего младенца, страдающего гиперактивностью, разыграны весело, обаятельно, на грани фола. Канадского вундеркинда фестивали держали навырост, как перспективный молодой кадр - отслеживали каждую его новинку. И вот он дождался звездного часа, став в главном конкурсе самым юным лауреатом.

Но это был, пожалуй, единственный шаг феминистского жюри, похожий на всплеск творческой мысли. Остальные призы оказались на изумление унылы и не обнаружили внятной системы критериев. "Золотая пальмовая ветвь" досталась фильму интеллектуальному и мастеровитому, но не имеющему перспектив в силу 3,5-часовой длины, - "Зимняя спячка" Нури Билге Джейлана (таким образом, турецкий мастер, уже собравший четыре приза Канна, включая режиссерский и Гран-при, получил, наконец, высшую награду). Заурядным итальянским "Чудесам" Алисы Рорвахер вручили Гран-при - думаю, чтобы вывести на сцену ее великую компатриотку Софию Лорен. Англичанин Тимоти Сполл ожидаемо взял приз за мужскую роль ("М-р Тернер"), а лучшей актрисой неожиданно признали отважную, но невыразительную Джулианну Мур в "Звездной карте", пройдя мимо потрясающе глубокой работы Марион Котийяр в "Двух днях, одной ночи". Этот камерный шедевр братьев Дарденн жюри вообще не заметило, хотя в борьбе за Золотую пальмовую ветвь он считался главным соперником нашего "Левиафана". "Левиафан" же удовольствовался Призом за лучший сценарий (Андрей Звягинцев и Олег Негин).

"Левиафан"

Между тем именно он взорвал фестиваль в последний день конкурса, став главной сенсацией. "Новый шедевр из России" - писала лондонская The Guardian. "Получит ли Звягинцев Золотую пальмовую ветвь?" - вопрошал Variety. Звягинцев, которого все почему-то считали прилежным учеником Тарковского, вдруг бросил акварель и создал живописное полотно - масштабное, мощное, плотное, перенасыщенное эмоциями. Не тонкое рукоделие, а грубые, не всегда точно рассчитанные мазки. Не эфемерность рефлексий, а сразу поступки - безрассудные, отчаянные. История, случившаяся в поселке у Баренцова моря, могла бы произойти в любой стране, где интересы человека разошлись с интересами власти, и заранее ясно, кто победит в поединке. Зарвавшийся мэр положил глаз на дом, где живет Николай с женой и сыном, и хочет взять эту землю почти задарма - фактически отнять. У мэра ухватки хорошего пахана, у него все под контролем, от полиции до суда, и он знает, как усмирять непокорных. Бытовая драма с элементами комедии станет трагедией, которая столько вызывает параллелей с газетными хрониками, что любые обобщения бледнеют. Частная история становится диагнозом общества, а потом и прогнозом для него. Опрокинуть прогноз есть один способ: одуматься. Это и будет первым шагом к излечению.

Зал был озадачен: от Звягинцева никто не ждал высказывания столь радикального. Затронуты все главные болевые точки современной России: коррупция, ставшая неуязвимой, бессилие рядового человека перед чиновником, круговая порука, установившаяся между соратниками по криминальному госбизнесу, и церковь, готовая освятить все, что дает деньги. Пожалуй, впервые наше кино развернуло столь полный диагноз переживаемого страной момента. Диагноз убедительный, потому что узнаваемый в каждой детали. Детали могут быть гиперболизированы - как, к примеру, беспрерывные возлияния героев: такое слона свалит, но им ничего, и зал хохочет в ответ на фразу лыка не вяжущего гаишника за рулем: "Ничего, доеду, я ж дорожный патруль!". Юмор - тоже новая для Звягинцева краска, и она снимает неизбежный привкус чернухи.

Чернухи нет. Есть разруха - прежде всего в головах. Для съемок не пришлось ничего декорировать: остовы домов, церквей и кораблей сняты на существующей натуре. На студии сделан только скелет кита, выброшенного на берег - он высится метафорой истлевающей без кислорода жизни.

Наутро после премьеры все фестивальные издания с редким единодушием выдохнули восторженные рецензии. "Сейчас так много фильмов, которые довольствуются мелочью тем и предсказуемостью сюжетов. "Левиафан" ведет крупную игру, и этот фильм - реальный шедевр", - пишет The Guardian. Рецензент журнала Screen восхищен изобразительным строем фильма: "Операторская работа Михаила Кричмана поразительна всегда, снимает ли он темные интерьеры или просторные ландшафты. Снятые им образы ошеломляют еще до того, как мы поймем, о чем будет фильм. Пейзажи северной России, купающиеся в холодном голубом свете - кажется, что фоном действия чьи-то замороженные души. Могучие волны музыки Филипа Гласса не оставляют сомнений в том, что сейчас перед нами на экране развернется нечто необычное. Так и произойдет…"

Выйдет ли фильм в России?

Пресс-конференция авторов и участников "Левиафана" собрала полный зал. Группу встретили аплодисментами. Из главных вопросов, волновавших аудиторию: выйдет ли фильм в России. Ведь, как уже стало известно, министру культуры РФ картина не понравилась.

- Министр сказал: "Картина талантливая, но мне она не нравится" - уточнил Андрей Звягинцев. - То, что не нравится, - я считаю, это нормально. Я даже понимаю, почему не нравится. У министра культуры другие задачи - сделать мир лучше. А мы в фильме выступаем только на территории искусства. Конечно, фильм острый. Но он - об уделе человека, не только русского и не только в России: столкновения человека и государства в той или иной степени происходят во всех концах земли. Говорят о ненормативной лексике… я не думаю, что мы в картине ею злоупотребляем. Поверьте, каждое слово обдумано и взвешено. Живая речь - она и создает необходимую атмосферу. Оскоплять язык невозможно, запретительные меры здесь непригодны. Есть же предварительные договоренности с аудиторией, и на постере написано: "Осторожно, ненормативная лексика!". Кто не захочет - не пойдет.

- Фильм создан при поддержке Министерства культуры и Кинофонда России, - напомнил продюсер картины Александр Роднянский.

- Более того, сценарий выиграл в результате организованного министерством публичного питчинга.

Тем не менее кто-то из журналистов выразил тревогу о том, что режиссеру будут чинить трудности на родине.

- Да не было у нас такой цели - вступать в конфронтацию с властью, вовсе нет! - возразил Звягинцев. - Эта моя встреча с министром культуры была первой, и я увидел человека, который - слышит. У него есть своя твердая позиция, это вызывает уважение. Но он, я думаю, автоматически переносит свои задачи в сферу искусства и считает, что искусство должно быть духоподъемным, должно нести светлое начало и обнадеживать человека, убеждать в том, что все хорошо. Возможно, так и есть, но есть люди, которые на это смотрят иначе. И очень важно, что такие картины, как наша, тоже поддерживаются государством. Вообще, проблемы нужно решать по мере их поступления. Мы сделали фильм, он готов. У нас есть новый замысел, мы с ним запустимся, и я не вижу на этом пути препятствий. При встрече с министром я рассказал об этих проектах - масштабных и весьма бюджетных. Он ответил: приносите сценарии. Так что пока все хорошо. Мир многообразен, его нужно рассматривать с разных сторон, и в нем должны расти все цветы. Я надеюсь, власти это понимают, и у меня есть твердое намерение жить в своей стране и продолжать делать кино, - подчеркнул режиссер, вызвав в зале аплодисменты.

Тему продолжил Владимир Вдовиченков:

Я стал в нашей стране популярным артистом, потому что всегда играл бандитов. И они постоянно сталкивались с государством. Но посмотрите, как я выгляжу: все у меня в порядке! Конечно, у художника всегда есть что делать, где жить и над чем поработать. И государственные границы не играют здесь никакой роли. Но я-то как раз думаю, что такими картинами мы делаем и мир лучше и нашу страну - тоже.

…Большой успех в фильме снискал в прессе Роман Мадянов. Одна из газет даже посетовала, что в Канне нет номинации "Лучшая роль второго плана": доселе не известный здешнему люду актер был бы первым претендентом на эту премию. Свою долю аплодисментов он сорвал и на пресс-конференции:

- Здравствуйте, товарищи! Могу сказать, что Андрей Звягинцев как бесконечно талантливый человек стягивает в свою орбиту талантливых людей. Прежде я знал его только по фильмам, лично мы не были знакомы, и было очень лестно получить это предложение. Но шел я с тяжелым сердцем. Он человек знаменитый в мире - ну, думаю, сейчас мне придется доказывать, что я тоже не верблюд! Что еще в пятилетнем возрасте играл Гека Финна в "Совсем пропащем"! Но с первой встречи понял: здесь все будет в порядке. Я в кино сыграл огромное количество бяк, а тут опять предстояло играть коррумпированного мэра. И было интересно: что Андрей предложит новенького. Я ждал от него этой подпитки. И он подал несколько действительно интересных идей. Работа была тяжелой, но ощущения от нее все равно позитивные и радостные. У нас замечательная команда людей, которые с Андреем работают много лет и слетаются к нему по первому зову - и эта группа работала как швейцарские часы. Добавьте чудные места, где мы снимали: край земли, берег Баренцова моря, поразительная энергетика: тундра, когда расцветает, похожа на тканый ковер невообразимых красок. Когда я послал в фейсбук свои первые фотографии, друзья спросили, зачем я снимаюсь на фоне фотообоев?!

Встречу с журналистами перед официальной премьерой завершил исполнитель главной роли Алексей Серебряков:

- Я оказался на этой картине только стараниями моей жены - она уговорила меня сниматься. Я знал, что Звягинцев - человек не простой, и для него кино важнее жизни. А для меня жизнь важнее кино, и в этом мы с ним принципиально расходимся. Но я бесконечно рад тому, что оказался на съемочной площадке этой картины. Потому что Звягинцев не только человек, фанатично преданный кино. Он человек отзывчивый, умеющий слушать и очень тонко чувствующий людей. Практически все, что я предлагал на площадке, он принимал. Никто из нас, артистов, картину еще не видел, и сегодня вечером нас ждут или чудовищные разочарования, или волшебные потрясения.