Новости

28.05.2014 00:09
Рубрика: Культура

Фея за 15 миллионов

Анжелина Джоли рассказала "РГ" о работе в ООН и роли в новом триллере
На экраны выходит старая-новая диснеевская сказка о Спящей красавице, только на этот раз в центре событий не принцесса, а сама Темная фея, наложившая на нее страшное заклятие. В полном соответствии с идеей, что у каждого зла есть причины, биография феи Малефисенты (ее именем и названа картина) начинается и заканчивается Светом. А сама фея стала еще привлекательней, когда на роль пригласили главную голливудскую красавицу Анджелину Джоли, посулив ей 15 миллионов.

Я встретилась с нею в Лос-Анджелесе. В отличие от большинства актрис, которые являются журналистам с бравадой или с хорошо наигранным дружелюбием, Джоли играла загадочную грандессу: говорила веско, но не повышая голоса, и жесты позволяла себе исключительно плавные.

Последние ваши картины - сплошь триллеры. Почему вы вы вдруг решили сняться в фэнтези?

Анджелина Джоли: Собственно и "Малефисенту" можно рассматривать как триллер: заговоры, отравления, конфликты. Но должна признаться, что в детстве эта фея была мне интереснее принцессы. Я ее совершенно не боялась, а наоборот, придумывала всякие истории, связанные с ее жизнью. Поэтому приглашение на эту роль я расценила как продолжение детских изысканий и сразу согласилась.

"Спящая красавица" Шарля Перро на протяжении веков учит детей четко расставлять акценты между добром и злом. То же было и в диснеевском фильме 1959 года. В вашей картине у зла ищут чуть ли не социальные корни, неявно это зло оправдывающие. Это, кажется, становится тенденцией: самый отвратительный персонаж "Волшебника страны Оз" - Злая Ведьма Запада - в недавно поставленном бродвейском мюзикле "Злая" становится изначально доброй жертвой несправедливого мира.

Джоли: Поскольку я фигура публичная, что не всегда меня радует, то вы знаете, сколько мне приходится колесить по миру в роли посла доброй воли ООН. В этом качестве я побывала в самых горячих и самых грязных точках Земли и могу уверенно сказать, что жизнь вовсе не такая черно-белая, и докопаться до истинных корней зла нужно не для его оправдания, а для предотвращения. Впрочем, нагружать сказку такими тяжелыми материями мы не будем - есть захватывающая история, перенесенная на экран всей 3D-мощью киностудии "Дисней" и с соблюдением всех богатых традиций этого царства сказок.

 
 
 
 
 
 

Мне ваша Малефисента напомнила Норму Десмонд из классической картины "Бульвар Сансет" - та же одухотворенная мрачность, те же прошлые трагедии...

Джоли: Это звучит как комплимент. Действительно, характеры моей героини и вышедшей в тираж безумной актрисы близки. Правда, Малефисента переломила судьбу любовью, а Норма - убийством. Лично мне ближе первый путь.

В роли маленькой принцессы снялась ваша младшая дочь Вивиан. Вы готовите детей к продолжению династии?

Джоли: Ни в коем случае. Мы с Брэдом (Брэд Питт - гражданский муж Джоли - М.О.) не хотим для наших детей императивного планирования, а уж видеть их будущее в Голливуде - и подавно. Я сама выросла в актерской семье, хорошо знаю атмосферу киноиндустрии и загонять туда детей не собираюсь. Но не буду и ломать их судьбу, если они решат пробовать силы в нашей профессии. Моя мама была весьма либеральна в воспитании детей, и, хотя это сделало мой путь извилистым и кочковатым, без него я, возможно, вообще бы не состоялась.

Что касается малышки Вив, то есть такие дети, которые не отлипают от родителей, она просто моя тень: куда я, туда и она. Ее братья и сестры над ней даже подтрунивают. Поэтому, когда продюсеры предложили снять девочку вместе со мной, я понимала, что никакой ломки психики у ребенка не будет, и согласилась. Снималась она без проблем, только вначале нужно было ей объяснить, отчего у мамочки вдруг выросли рога. А возвращаясь к воспитанию, хочу сказать, что главную задачу мы с Брэдом видим в том, чтобы дети (а у нас трое биологических и трое приемных) росли любящей друг друга семьей. Это требует особого ритма жизни: мы вместе путешествуем, а это означает, что они не ходят в школу, а учатся дома по специальному графику, часто проводят время на съемочных площадках, чтобы иметь возможность общаться с родителями в перерывах. В общем, мы не знаем, какую профессию они выберут, но делаем все, чтобы они состоялись как личности.

Недавно пресса на все лады описывала, что вы подверглись мастэктомии, на которую решились, хотя раковые клетки обнаружены не были. Вы так серьезно относитесь к своему здоровью?

Джоли: Наверное, прессе просто не о чем было писать, кроме операции Анджелины Джоли. Это был не медицинский вопрос - это вопрос свободного выбора. Я могла дождаться, когда эти чертовы клетки появятся, - генетика у меня нехорошая, мама умерла от рака, либо могла взять судьбу в собственные руки, пойти на сознательную жертву с тем, чтобы впредь не жить с постоянным давящим сознанием опасности. Я выбрала второе, семья поддержала меня в этом решении, и эта дистанция уже пройдена.

Среди актрис вашего ранга нечасто можно найти желающих встать по другую сторону камеры.  Но вы, после режиссерского дебюта в фильме " В краю меда и крови", вновь взялись за не менее драматическую историю.

Джоли: Я хочу ставить фильм только в том случае, если история задевает меня лично. Сейчас я заканчиваю работу над "Несломленным". Его герой - Луис Замперини, олимпийский бегун, выступавший в Берлине в 1936 году. Когда началась Вторая мировая, он был призван в армию, его самолет потерпел аварию в Тихоокеанском бассейне, он чудом спасся и дрейфовал на плоту сорок семь дней  только для того, чтобы попасть в плен к японцам и провести два с половиной года в концлагере, где его пытали, он голодал и болел. Но вышел из лагеря не сломленным. Он написал книгу, главной идеей которой были вера в человечество и в человечность. И полное отсутствие мстительности. Замечательный человек, и не зря сами братья Коэны согласились написать сценарий по его книге. Это, как говорится, гражданская сторона дела. А теперь - личная. Луис Замперини - мой сосед. Я выросла в неполной семье: отец бросил нас, когда я была девочкой. Я никогда не знала своих дедушек, а для ребенка, как вы понимаете, добрая личность пожилого человека, который не приказывает, а подсказывает, чрезвычайно важна. Вот Луис и был моим неофициальным дедом. Я всегда могла получить от него хороший совет, помощь, и вообще - подлечить душу. Он - из того поколения, когда служение родине, забота о соседях, погружение в жизнь своей общины воспринимались не исключением, а нормой. Не зря же это поколение называют великим. Для меня на самом деле ужасно, что выросло поколение, главной целью которого является не служение, а личная выгода... Соедините эти две грани - получите причину, по которой я опять взяла в руки режиссерский мегафон. 

Сейчас заканчиваются съемки 3-й части "Кунфу Панды", где вы опять озвучиваете Тигрицу. Чувствуете ли вы себя тигрицей по жизни?

Джоли: Непростой вопрос, но я на него с удовольствием отвечу. Тигрица готова порвать весь мир, если он будет несправедлив к ее семье, к ее друзьям. Насчет того, чтобы порвать весь мир, я не уверена, но задевшему моих близких придется иметь дело со мной, и это будет для него не самым светлым днем. Наверное, в этом мы близки.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Звездные интервью "РГ" Лучшие интервью Персона: Анджелина Джоли Гид-парк