28.05.2014 23:06
    Рубрика:

    Календарь поэзии публикует неизвестные стихи, записанные бывшей дворянкой

    Здравствуйте, Дмитрий!

    Спасибо за добрые, душевные слова о забытых и забываемых поэтах и стихотворениях.

    В нашей семье старых документов и фотографий практически не осталось. Но сохранились 12 листков распавшегося блокнота, принадлежавшего Любови Ивановне Скориковой, бабушке моей жены. На листках - стихи, которые 17-летняя Люба записала в апреле 1913 года.

    Авторы стихов нигде в блокноте не обозначены. Неизвестно и то, почему эти стихи были так дороги бабушке, что они не пропали в оккупации, при обысках и многочисленных переездах?..

    Люба Скорикова родилась 30 марта 1896 года в родовом поместье в Варшавской губернии, в многодетной семье отставного царского генерала Ивана Ильича Скорикова. В подростковом возрасте Люба заболела полиомиелитом и несколько лет провела в гипсе. Гимназическую программу проходила с помощью старших братьев и сестер и приходящих учителей.

    Любовь Ивановна всю жизнь скрывала свое дворянское происхождение, чтобы не навредить мужу и дочерям; потом пришлось скрывать бегство семьи из Сибири от ареста по доносу; потом то, что была в оккупации на Кубани, а ее муж попал на полгода в плен.

    Помню, как только я в расспросах приближался к этим годам (коллективизация, репрессии, война), разговор сразу комкался и уходил в сторону. Любителей заглянуть через забор и "стукнуть" на соседей хватало и в заштатной станице Абинской Краснодарского края. Даже в конце 1980-х старики так и не поверили, что уже можно, не боясь ареста, рассказать всю правду о своей жизни.

    А со стихами... Буду выкладывать первые четырехстишия в надежде, что всезнайка Интернет подскажет авторов.

    Юрий Владимирович Богомаз, г. Краснодар

    Стихи из блокнота Любови Скориковой

    Не знаю - почему в душе

    моей твой лик

    Вдруг ожил и глядит

    в глаза мои с тревогой.

    Давно расстались мы,

    пойдя своей дорогой...

    Мы оба вечных уз

    бежали, как вериг,

    Расстались...

    Время шло...

    Устав душой с годами,

    Я вспомнил,

    стал писать...

    Нежданно

    между нами

    И пламенней,

    чем встарь,

    воскрес былой роман.

    Он странен был:

    не встреч, а писем

    вереницы.

    Росла в душе любовь,

    а с нею грез обман.

    И что ж?

    Как смутный блеск

    трепещущей зарницы,

    Мелькнув, погасла страсть, растаяв,

    как туман.

    Мы спохватилися

    и с горькою улыбкой,

    Не встретясь,

    разошлись...

    Признав любовь

    ошибкой.

    Забыв ее, - ушел я

    в область дум и книг;

    Отдался песням я,

    союзу с музой строгой...

    Зачем же в сердце вновь проснулся страсти крик?

    Зачем же в эту ночь твой нежный,

    кроткий лик,

    Смутивши душу мне, -здесь в комнатке убогой,

    И реет, и глядит в глаза

    мои с тревогой, -

    Глядит так трепетно,

    так холоден, так нем?

    Иль молодой любви

    забвенья нет? Иль нет?

    Зачем, скажи, зачем?

    Устала ты бродить - одна в людской пустыне

    И вспомнила о том,

    кто мог бы для тебя,

    Быть другом, братом

    быть, жалея и любя?

    Скажи!.. Ответа нет. Немая ночь угрюма.

    Как горестно плывет

    в душе за думой дума!

    Твой взор - он жжет меня... Твой лик -

    он грустно нем.

    Мой друг, мой бедный друг, к чему ты здесь,

    зачем?

    3 апреля 1913 года, д. Ивановка

    Матери

    Я помню детства дни:

    одна у колыбели

    Сидела по ночам ты

    часто надо мной,

    И очи у тебя

    так трепетно горели,

    И на меня они

    задумчиво глядели

    То с лаской кроткой,

    то с тоской.

    Мечтала ты, мой друг,

    а я под одеяльцем,

    Дыханье затаив,

    не двигаясь, лежу

    И мягкий край его,

    подняв неслышно

    пальцем,

    На лик твой

    с нежностью гляжу.

    О чем грустила ты,

    какие в сердце грезы

    Ласкала ты в тот миг,

    - то ведает лишь Бог;

    Но у меня в груди

    в ответ рождались

    слезы...

    Тех слез я сдерживать

    не мог.

    И полюбил тебя

    я в те немые ночи

    За кротость тихую,

    за сердца теплоту,

    За полные любви

    задумчивые очи,

    За негу ласк, за доброту.

    И в дни тревог и бед,

    о, мать моя, и ныне

    Твой светлый кроткий лик сияет предо мной.

    И служит и теперь мне в жизненной пустыне

    Он путеводною звездой.

    10 апреля 1913 года, д. Ивановка