Новости

Что сошьем, то и наденем. А что сошьем?
Наша легкая промышленность способна выпускать не только майки и трусы, но и модную одежду. А российские дизайнеры производят фурор на мировых подиумах. И это не фантастика, уверяет заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов.

Мы не куклы, нам одежда "из прошлого" не к лицу. Дизайнеры уже готовят россиянам модный сюрприз. Фото:Архив "РГ"

Государство намерено вкладывать деньги в индустрию моды. А минпромторг уже создает Инновационный центр легкой промышленности. За что такие преференции? За дело. Когда российская экономика с трудом набирает в росте чуть более одного процента, легкая промышленность прибавляет 7 процентов. Таковы результаты первого квартала этого года.

Почему государство озаботилось модной индустрией именно сегодня? Насколько российские модные дома могут конкурировать на мировом рынке с известными французскими, итальянскими? С этих вопросов обозреватель "Российской газеты" начала разговор о новой промышленной политике в стране.

Виктор Леонидович, и все-таки не верится. Мы так привыкли не доверять нашей легкой промышленности. А тут - конкуренция на фоне неоспоримого успеха модных домов Италии, Франции, Германии. По силам ли нам это?

Виктор Евтухов: Я не согласен со скептиками, которые утверждают, что Россия не имеет успеха на мировом рынке моды.

Именно там пришла слава к Вячеславу Зайцеву - нашему мэтру модной индустрии. Имена ведущих российских дизайнеров известны мировой индустрии моды: Алена Ахмадуллина, "А Ля Рюс", Игорь Чапурин и многие другие уже давно позиционированы на Западе. Россия неплохо представляет себя на показах в Париже, Милане, Нью-Йорке. Кутюрная одежда Ульяны Сергиенко в Париже вызвала фурор.

В Париже прогремел бренд "Ирфе", ведущий свою историю с 30-х годов и перезапущенный с российским участием несколько лет назад. Хорошего результата добилась компания Оксаны Лаврентьевой "Русская мода" с брендом "Терехов", вещи Вики Газинской продаются в самых популярных американских онлайн-магазинах. Одним словом, российские модные дома и дизайнеры не отстают от общемировых тенденций и даже формируют тренды.

46 процентов - такова будет доля инновационной продукции в легкой промышленности уже через шесть лет

Вопрос: кто носит все это?

Виктор Евтухов: Да, совсем другое дело, если речь идет о промышленном воплощении идей и дизайнерских проектов.

На этом фоне министерство видит необходимость не только активно выходить на мировой рынок с российскими дизайнерами, но и создать все условия для того, чтобы они могли успешно воплощать плоды своего труда для отечественного потребителя.

И почва у нас для развития модных домов благодатная. Это многовековые традиции костюмов различных народов. Эти мотивы сегодня на пике, их делают основами своих коллекций модельеры по всему миру. Кроме того, сегодня на нашей стороне изменение в лучшую сторону конъюнктуры по производству одежды. Во-первых, производство в Юго-Восточной Азии перестает быть дешевым, во-вторых, разработаны механизмы повышения инвестиционной привлекательности отрасли, в-третьих, осуществляется ее господдержка.

Спрос будет на отечественную продукцию?

Виктор Евтухов: Первые ощутимые подвижки уже есть, о чем говорит достигнутый впервые за последние два года 5-процентный рост в текстильном и швейном производстве по итогам 2013 года и 7-процентный рост по итогам первого квартала 2014 года.

За этим стоит огромная работа. Фактически мы начинаем возрождать то, что в течение многих десятилетий финансировалось по остаточному принципу. В результате у легкой промышленности в России была отнюдь не легкая судьба. Однако благодаря уверенности министра Дениса Мантурова в успешном возрождении отрасли, на мой взгляд, удалось переломить ситуацию в лучшую сторону. И создание Инновационного научно-производственного центра текстильной и легкой промышленности на базе минпромторга - это только часть масштабного плана по преобразованию отрасли. Мы получили поддержку на самом высоком уровне.

Какие задачи стоят перед ним?

Виктор Евтухов: В первую очередь помогать созданию новых технологий и материалов. К 2020 году выпуск импортозамещающих товаров легкой промышленности составит более 500 миллиардов рублей, а доля инновационных в общем объеме достигнет 46 процентов - это наша цель.

ЕС подает в ВТО уже третий иск к России. А какие есть претензии у нас к европейским торговым партнерам?

Виктор Евтухов: Россия тоже активно оспаривает торговые нарушения со стороны иностранных государств. 23 декабря 2013 года мы начали торговое разбирательство в отношении механизма "энергокорректировок", применяемого в ходе антидемпинговых расследований ЕС. Исход разбирательства в нашу пользу будет означать пересмотр существующих антидемпинговых мер, применяемых ЕС. А 30 апреля 2014 года РФ возбудила разбирательство по "третьему энергопакету" также в отношении ЕС.

В связи с санкциями Новая Зеландия и страны ЕАСТа - Исландия, Норвегия, Швейцария - отказались от переговоров с Россией о развитии зоны свободной торговли. Кто тогда на очереди?

Виктор Евтухов: Приостановив переговоры, эти партнеры прежде всего себя лишили дополнительных бизнес-возможностей на нашем рынке.

Но если для нас закрываются рынки Запада, то мы открываем рынки Востока. Россия активно продолжает работу по переговорам с азиатскими странами. До конца этого года мы, возможно, выйдем на подписание соглашения о зоне свободной торговли с Вьетнамом. Принято решение о начале переговоров с Индией и Израилем. Это движение будет ускоряться, поскольку напряжение в политической и торговой сферах будет подталкивать страны к более активному выстраиванию альянсов, системы противовесов и разных конфигураций. Такого рода торговые альянсы необходимы, они дают возможность взаимно осваивать рынки государств-партнеров, увеличивать экспортную конкурентоспособность наших товаров.

О торговле в Крыму. Готовы ли российские торговые сети принимать крымские товары?

Виктор Евтухов: В следующем месяце планируется проведение торгово-закупочной сессии с предприятиями оптовой и розничной торговли регионов страны и крымскими производителями. Но здесь есть проблема.

Крупные производители продуктов питания и сельскохозяйственной продукции Крыма будут ориентироваться на торговлю с другими субъектами России, т.к. закупочные цены в Крыму ниже, чем в соседних регионах России. Это может спровоцировать дефицит продукции на внутреннем рынке региона и, как следствие, рост цен.

Поэтому важным видится усиление и расширение производства мелких и средних хозяйств, в том числе личных хозяйств населения, так как они нацелены на сбыт продукции на внутреннем рынке Крыма. А это будет сдерживать розничные цены, способствовать развитию внутреннего производства в Крыму.

Что потребуется от крымских властей?

Виктор Евтухов: Из основных мер - развитие различных каналов розничного сбыта, но в первую очередь малых и средних форматов. Надо вести речь об упрощении порядка осуществления нестационарной торговли - мелких рынков, ярмарок, палаток. Это также обеспечит занятость населения и сбыт продукции.

В свое время для саморегулирования потребительского рынка много говорилось о Кодексе добросовестных практик между торговыми сетями и поставщиками. Министерство выступало при этом заинтересованным организатором и посредником. Работает ли, на ваш взгляд, Кодекс в интересах игроков рынка и нас, покупателей?

Виктор Евтухов: Напомню, что Кодекс добросовестных практик как инструмент саморегулирования разработан при участии правительства, подписан крупными ретейлерами и поставщиками потребительских товаров. Кодекс, по сути, - свод рекомендуемых правил взаимодействия и обеспечивается доброй волей всех участников рынка.

К сожалению, интересы игроков рынка все еще не сбалансированы, но и явным образом не противоречат друг другу. Остается ряд проблем между производителями и торговыми сетями: навязывание услуг, планирования поставок, высокие штрафы за недопоставку, поощрение недобросовестной конкуренции.

Но если говорить в целом, насущные отраслевые вопросы неплохо решаются. Например, важнейшее, на наш взгляд, решение - это утверждение формы дополнительного соглашения к договору поставки (договору об оказании услуг). В данном случае Кодекс является приоритетным по отношению к договорам поставки. Таким образом, из "декларации о намерениях" нормы Кодекса начинают обретать статус норм прямого действия.

Почему дополнительные соглашения к договорам поставки минпромторг считает переломным этапом в становлении саморегулирования потребительского рынка?

Виктор Евтухов: Именно подписание или неподписание их явится лакмусовой бумажкой, индикатором, определяющим готовность каждого участника рынка следовать нормам добросовестного поведения.

Роль независимого арбитра в спорах между игроками рынка возьмет на себя Комиссия по применению Кодекса добросовестных практик. В ее состав входят представители производителей, торговых сетей, а также независимые эксперты.

Мы надеемся, что по каждому обращению будет проведена тщательная работа для достижения решений, соответствующих нормам Кодекса. В случае нарушения деловой этики и действующего законодательства комиссия будет информировать общественность и регулирующие органы. Это подвергнет нарушителей репутационным рискам.

На недавнем форуме в Петербурге президент страны объявил о новых стимулах по росту экономики, промышленного производства. Что в этих тезисах считаете наиважнейшим?

Виктор Евтухов: В марте наш министр Денис Мантуров, докладывая президенту о перспективах и путях развития промышленности, озвучил несколько инициатив. Президент сам определился с приоритетами.

И теперь министерство вместе с другими ведомствами, Центробанком и главами регионов приступит к их воплощению. В частности, речь идет о расширении доступа к дешевым инвестиционным ресурсам, в том числе в обрабатывающей промышленности. О снижении процентных ставок до уровня инфляция +1 процент. О долгосрочных налоговых льготах (до 2025 года) для новых предприятий. Об обнулении федеральной части налога на прибыль с нынешних 2 процентов и снижении региональной части налога на прибыль до 5 процентов и нулевой ставки налога на имущество.

Большую роль в выдаче кредитов предприятиям сыграет и предоставление госгарантий. А ускорит их упрощение процедуры отбора инвестпроектов. Все это, безусловно, будет стимулировать рост нашей экономики и промышленного производства, обеспечивать конкурентоспособность российских товаров.