Новости

15.06.2014 12:51
Рубрика: Культура

Неразгаданное счастье

Терри Гиллиам привез в Москву свой "Город Зеро"
Британский режиссер американского происхождения Терри Гиллиам задал всем задачу. Он снял фильм "Теорема Зеро", показал его на последнем Венецианском фестивале, и теперь, почти год спустя, привез в Москву (в прокат картина выходит 3 июля). В главных ролях в этой кинематографической утопии снялись Кристоф Вальц и Мэтт Дэймон. А накануне российской премьеры картины, которая состоялась в Барвихе, обозреватель "РГ" встретилась с режиссером.

Терри, вы с дочкой приезжали в Москву, кажется, совсем недавно - в 2012 году - представить короткометражку The Wholly Family - о том, как маленький мальчик справляется с разводом родителей. Этот фильм был признан лучшим коротким метром 2011 года. Сейчас вы привезли к нам новый полнометражный фильм. Чем так привлекательна для вас российская столица?

Терри Гиллиам: Меня удивляет, что многим людям в России нравится то, что я делаю. Мое эго довольно. И на интервью мне здесь задают более интересные вопросы, чем в других местах. Например, в Лондоне мне таких вопросов не задают. Я прилетел сюда "Британскими авиалиниями" бесплатно! (Смеется). И мне нужно было бежать из Лондона. А вообще - впервые я был тут в 1985 году, и мне интересно смотреть, как Москва меняется.

Что для вас самого "Теорема Зеро"? Что вы не можете разгадать в своей жизни?

Терри Гиллиам: Счастье. А больше - не знаю что: я уже достиг того возраста, когда просто хочу наслаждаться тем, что осталось от жизни.

Фильм "Теорема Зеро" вырос из новеллы Пэта Рашина "Звонок". Лет восемь назад, когда вы начинали снимать ее, - рассказ о человеке, который ждет важный звонок - технологии были совсем другие. За то время, что прошло, прогресс изменил мир, и это все отражено в фильме. Получается, что новые технологии пошли на пользу картине?

Терри Гиллиам: Кажется, людям понравилось то, что мы сделали, поэтому, да, наверное, пошло на пользу. Мне просто хотелось включить в фильм как можно больше разных продвинутых технологий. Например, сцена вечеринки, где у каждого есть айфон и айпад, и люди друг с другом не разговаривают. Но к тому моменту, когда мы закончили фильм, выяснилось, что такие вечеринки существуют уже в реальности. Однако сами по себе технологии не так уж и важны, потому что те из них, что я изобрел для фильма - довольно смехотворны. Например, жидкая память. Или когда сотрудники предприятия крутят педали для того, чтобы сэкономить энергию. Огромный главный компьютер, который работает от стального завода в Румынии... Я просто играю с этой темой и стараюсь предсказать то, что будет в будущем.

Но, тем не менее, будущее вас интригует? В вашем фильме показаны реклама, мир состоящий из экранов. Вы от этого устаете? Вам хочется в своей жизни разбить все это - как делает герой вашего фильма?

Терри Гиллиам: Нет-нет. Технологии еще пробудут с нами долго - нам нужно к этому привыкать. Но я реагирую на навязчивую суть рекламы. Когда, например, я выхожу на улицы Лондона, а там - все виды шума: звуковой, визуальный и так далее. Некоторым людям нравится, что, когда они заходят в магазины, айфон тут же сообщает, какие товары здесь им нужны. Мне кажется, это наоборот должно раздражать. Мне не нужно, чтобы Amazon говорил мне, что нужно купить, а что - нет.

Героиня в вашем фильме, предлагая герою виртуальный секс, говорит: это лучше, чем реальный. Неужели компьютер в будущем вытеснит все чувства?

Терри Гиллиам: В моем фильме говорится не о будущем, а о настоящем. Вы знаете, что интернет в первую очередь используется, чтобы смотреть порнографию. Понятно, что многим людям это нравится больше, чем реальный секс.

А каково это - создавать свой мир? Не хотелось ли вам сделать его анимационным? Почему кино?

Терри Гиллиам: Со мной часто говорят на эту тему - чтобы я вернулся к анимации. Да, я способен сделать в анимации многое из того, что не могу показать в игровом кино. Но меня в кинематографе привлекает работа с очень хорошими - первоклассными - актерами.

Говоря об актерах: у вас необычный Кристоф Вальц. Как правило, он играет обаятельных мерзавцев, а тут он - другой. Точно так же, как и Мэтт Дэймон - не такой, каким мы привыкли его видеть.

Терри Гиллиам: Но так же интереснее! Мне нравится удивлять. Мне импонирует, когда актеры показывают другую сторону своего искусства. Мой кастинг-директор из Лос-Анджелеса говорит, что в "Теореме Зеро" - вообще лучшая роль Вальца. Там очень тонко все сделано. И Мэтт в роли управляющего - тоже звучит. Это и нравится хорошим актерам, когда их тестируют на предмет того, что они могут еще показать.

Кто придумал сделать лысыми Кристофа Вальца и Тильду Суинтон?

Терри Гиллиам: Так было в сценарии. Так что в соответствии с написанным Кристофу Вальцу обрили голову, а потом я ему еще и брови сбрил. Мэтт Дэймон закончил тогда сниматься в "Элизиуме" - там, где он тоже лысый. И поэтому мне удалось надеть на него парик, который был в точности как шевелюра Бисмарка.

В фильме есть два клоуна. Это привет от Монти Пайтон?

Терри Гиллиам: Это два хороших румынских актера. Это шутка, потому что вообще-то они - клоны. Но действительно слова похожи - "клон" и "клоун".

Какова ваша будущая работа? Вы давно трудитесь над фильмом про Дон Кихота...

Терри Гиллиам: Фильм называется "Человек, который убил Дон Кихота". В следующем году, весной, мы должны начать съемки. Пока нужно определиться с актерским составом.

Терри Джонс выпустил фильм "Absolutely anything" (в России его перевели "Все, как ты захочешь" - Прим. С.А.) - я там играю инопланетянина. И в новом фильме братьев Вачовски - "Восхождение Юпитера" - тоже моя актерская работа.

Культура Кино и ТВ Мировое кино Кино и ТВ с Сусанной Альпериной Гид-парк РГ-Фото