Новости

16.06.2014 00:45
Рубрика: Экономика

Спрос ломает старые устои

Ведущие экономики мира, потребители первичных энергоресурсов, сегодня расставляют новые приоритеты своей энергетической политики. Долгосрочные цели этих стратегий заключаются в снижении зависимости от внешних поставок и кардинальном повышении энергетической эффективности.

В перспективе, как отмечается в недавно обнародованном прогнозе развития энергетики мира и России до 2040 г., подготовленном Институтом энергетических исследований РАН и Аналитическим центром при правительстве РФ, на развитии мировых энергетических рынков может серьезно сказаться целый ряд фундаментальных факторов.

По прогнозам ООН, мировая экономика будет расти солидными темпами, увеличится и население Земли. В соответствии с этим ожидается и более высокий уровень мирового энергопотребления. В то же время, определенный политический процесс вокруг Ирана может привести к его масштабному выходу на мировой нефтегазовый рынок. В сочетании с потенциалом роста добычи сланцевой нефти это формирует все больше ожиданий, связанных с избытком предложения и падением цен на нефть.

Впрочем, сценарий "сланцевого прорыва" в такой сфере, как нефтедобыча, оценивается в отечественном экспертном сообществе неоднозначно. Как отмечает советник РАН, академик РАН Алексей Макаров: "За минувший год мы не увидели заметных позитивных изменений в этом секторе. Но пока не находим и явных признаков альтернативного сценария - сланцевого провала. На нефтяном рынке ожидаются серьезные трансформации, связанные, прежде всего, с таким игроком, как Иран и с более оптимистичным прогнозом добычи нефти в других странах, включая Россию. Ну и, конечно же, с той геополитической ситуацией, которая сложилась в последнее время в центре Европы".

Нынешняя напряженность между ЕС и Россией, скорее всего, отразится и на их взаимоотношениях в энергетической сфере. В этом случае изменения приведут к существенным сдвигам в европейском энергобалансе, способном повлиять на изменение направлений поставок углеводородов. В то же время, исследования, проведенные российскими научными центрами, показывают, что даже в сценарии, наиболее оптимистичном с точки зрения расширения добычи, цены на нефть снижаются не более, чем на 9 долл. за баррель.

Но при этом более дешевые поставщики выдавливают с рынка часть объемов, добываемых США и Россией. Выход новых поставщиков газа может на 50-60 долл. ( за 1 тыс. куб. м) снизить цены на европейском и азиатском рынках, а также выдавить оттуда заметные объемы российского (70 млрд куб. м) и пока еще потенциального американского экспорта (45 млрд куб. м). Таким образом, считает главный советник руководителя Аналитического центра при правительстве, профессор НИУ ВШЭ Леонид Григорьев: "Падение нефти ниже 85 долл. за баррель невыгодно не только нам, но и другим производителям, прежде всего США, которым также приходится сокращать собственную добычу, поскольку эти объемы были вытеснены с рынка другими производителями".

Анализ ключевых драйверов развития мировой энергетики позволил выявить еще один фактор, способный серьезно изменить конъюнктуру мировых рынков. Есть серьезные основания полагать, что в ближайшее десятилетие будет достигнут пик добычи угля в Китае и Индии. В этом случае двум наиболее динамично развивающимся экономикам потребуются значительные объемы дополнительных поставок энергоресурсов, в первую очередь природного газа и угля. Кроме того, предполагается постепенное повышение конкурентоспособности новых технологий, а также поддержание сложившихся трендов снижения энергоемкости ВВП стран мира, особенно со стороны стран-импортеров энергоресурсов. Так, по подсчетам экспертов, если энергоемкость мировой экономики за период с 1971 по 2012 г. снизилась на 32%, то с 2014 г. по 2040 г. прогнозируется ее сокращение еще на 44%.

Серьезные изменения будет претерпевать и межрегиональная торговля природным газом. Сохраняется тренд на превращение Северной Америки из импортера газа в экспортера, который сможет поставлять на глобальный рынок СПГ около 70 млрд куб. м. В целом прогноз потребления первичной энергии в мире показывает увеличение к 2040 г. на 46%, причем развитые страны в силу активного энергосбережения увеличат свое потребление лишь на 4,6%. При этом спрос будет расти на все энергоносители: на нефть - на 19%, уголь - 36% (в основном в период до 2020 г.), газ - 64%, атомную энергию - 72%, возобновляемые источники энергии - 92%. Основной объем абсолютного прироста потребления придется на газ, что позволит сбалансировать структуру мирового энергопотребления и выравнять доли ископаемых видов топлива: нефть - 26%, газ - 24%, уголь - 26%.

Таким образом, в перспективе нефть может утратить свое доминирование. А снижение добычи традиционной нефти будет обусловлено постепенной выработкой запасов крупнейших месторождений. Для компенсации этой выработки уже к 2015 г. необходимо будет довести добычу на уже открытых, но не разрабатываемых месторождениях, до 295 млн т, а к 2020 г. потребуется вовлечь еще 200 млн т с месторождений, которые пока не открыты. Однако тут, по мнению заведующей отделом развития нефтегазового комплекса России и мира ИНЭИ РАН Татьяны Митровой, присутствует один важный нюанс. "Важной особенностью нефтяного рынка является тот факт, что спрос на традиционную нефть в большинстве развитых стран уже достиг своего пика. Но это не значит, что наступает дефицит. Это падение добычи с лихвой компенсируется нетрадиционными источниками", - отмечает она. Падающие объемы традиционных нефтяных месторождений будет компенсироваться прежде всего растущей добычей газового конденсата. К 2040 г. он предположительно составит почти 20% от всего суммарного объема мирового предложения нефти. Такой рост будет стимулироваться масштабным развитием газодобычи по всему миру, во всех регионах без исключения, причем важно отметить, что в ключевом нефтедобывающем регионе - на Ближнем Востоке - газовый конденсат обеспечит более 70% от прироста добычи.

В России добыча нефти также достигла своего пика и постепенно начинает снижаться. Это связано в первую очередь с выработкой уже действующих месторождений в ключевых нефтедобывающих регионах страны, прежде всего в Западной Сибири. При этом основные добывающие мощности отрасли будут по-прежнему сконцентрированы в Тюменской области, на долю которой к 2040 г. придется более половины всей добываемой нефти и газового конденсата (по сравнению с 61% в 2010 г.). Частично компенсируют падение добычи ввод в эксплуатацию месторождений Восточной Сибири и Дальнего Востока. Однако для того, чтобы осуществить эти проекты, потребуются масштабные инвестиции в геологоразведку и освоение новых технологий.

Значительный прирост добычи может быть обеспечен за счет еще одной технологической инновации - начала добычи в России сланцевой нефти на Баженовской свите, запасы которой оцениваются в 500 млн т. Сегодня здесь уже введены существенные налоговые преференции, в частности, льготы по НДПИ при эксплуатации тех месторождений, где выработка составляет менее 3%. Однако, учитывая сложную нетрадиционную структуру залежей, большая часть месторождений еще остается нерентабельной. Ожидается, что при расширении налоговых льгот для месторождений Баженовской свиты добыча сланцевой нефти в России может превысить 20 млн т к 2025 г.

По мнению директора Института проблем нефти и газа РАН, академика РАН Анатолия Дмитриевского, сегодня объективно созревший переход отечественного нефтегазового комплекса на инновационные рельсы должен быть поддержан не только государством, но и бизнесом. По его словам, "нефтяники давно уже осознали, что заканчивается эпоха месторождений-гигантов. Запасы легкой нефти, находящиеся в удобных природных резервуарах, стремительно истощаются. И если раньше мы предлагали инновационные технологии нефтедобывающим компаниям и они от них отказывались, то сейчас руководство таких компаний начинает понимать, что эту политику нужно менять. Они готовы внедрять инновационные технологии. А такие разработки у нас есть".

В отличие от рынка нефти, пик спроса на газ даже для крупнейших мировых экономик в обозримом будущем пока еще плохо различим. Это дает все основания называть нынешний век "веком газа". Пика спроса на этот вид сырья достигло относительно небольшое количество стран. В основном это старые члены ЕС, такие как Австрия, Бельгия, Франция, Германия, Италия, Великобритания, Нидерланды, и ряд стран СНГ: Украина, Белоруссия, Армения, Грузия. Внедряемые меры энергосбережения также ускоряют этот процесс в США и Канаде. Ожидается, что в странах АТР к середине века спрос на газ снизят Южная Корея и Япония. Но здесь в значительной степени динамика спроса будет зависеть от дальнейшей судьбы атомной энергетики. Весь остальной мир будет только наращивать потребление газа. Основной прирост обеспечат развивающиеся страны Азии. Ориентировочно их доля в мировом газопотреблении вырастет с нынешних 7% до 25% к 2040 г. При этом Китай, с его шестикратным ростом спроса, имеет все шансы превратиться в главный драйвер мирового газового рынка, обеспечивая к 2040 году 14% мирового спроса и занимая второе место после США по емкости газового рынка. Согласно прогнозам, Индия и Бразилия также смогут увеличить свое газопотребление в 4 раза, Африка - в 3 раза, Ближний Восток - в 2 раза.

Но пока что реализации подобных сценариев мешают не только отложенные системные проблемы современной мировой энергетики, но и возросшие политические риски. Они обусловили определенную неустойчивость мирового рынка и, как следствие, сдерживают долгосрочные инвестиции в нефтегазовые проекты. В целом их развитие характеризуется разнонаправленными тенденциями и противоречивостью рыночных процессов.