Новости

18.06.2014 00:50

Я спросил у "Ясеня"

Текст: (Санкт-Петербург - Северодвинск - Москва)
Время требует новых кораблей, убежден гендиректор КБ "Малахит" Владимир Дорофеев
Сегодня - знаковый день у экипажа атомной подводной лодки "Северодвинск" и всех, кто имел отношение к ее созданию. Во вторник, 17 июня, на головном заказе проекта 885 "Ясень" будет официально поднят Андреевский флаг, что делает этот долго и трудно рождавшийся корабль боевой единицей Военно-морского флота России. Причем, единицей не рядовой, а по многим показателям выдающейся. Корабль спроектирован в Санкт-Петербургском морском бюро машиностроения "Малахит", и его генеральный директор Владимир Дорофеев дал накануне эксклюзивное интервью "Российской газете".

Позвольте напомнить, Владимир Юрьевич, что с момента спуска на воду, а это был июнь 2010 года, головной "Ясень" провел на различных испытаниях в море почти 250 суток - по прежним меркам, это три полноценных боевых службы. Как говорится, давно пора бы в строй. Отчего так затянулся этап испытаний?

Владимир Дорофеев: Потому что атомная подводная лодка "Северодвинск" - не просто головная в серии, это реально первый многоцелевой корабль четвертого поколения, созданный в нашей стране. В нем еще на стадии тактико-технического задания, которое вырабатывает заказчик вместе с конструкторами, закладывались выдающиеся характеристики. А с этим, как вы понимаете, сопряжено большое количество нового оборудования, которое впервые устанавливается на корабль. И оно должно пройти все необходимые испытания - в том числе, по особым программам и методикам. Во многих случаях такие тесты проводятся не корабельной испытательной командой, а межведомственными рабочими комиссиями по конкретным системам и образцам вооружения. Таких на головном "Ясене" более двадцати. И все они требовали отработки в объеме, который существенно превышает объем отработки для серийного оборудования подводной лодки.

Общий тезис понятен. А на примерах можно пояснить?

Владимир Дорофеев: Например - принципиально новая паропроизводящая установка, созданная в ОКБМ Африкантова.

Другими словами, реактор и все, что вокруг него: циркуляционные насосы, парогенераторы - вплоть до турбины?

Владимир Дорофеев: Да. В сравнении с установками третьего поколения, скажем, на подводных лодках 971 проекта, тут уже и новые теплотехнические характеристики, и новые характеристики маневренности, и заметно сниженные уровни шумности. Все это потребовало большего объема испытаний, в том числе, разумеется, с выходом в море.

На второе место я бы поставил новые комплексы радиоэлектронного вооружения. Ведь тот корабль, что закладывался в 1993 году, и тот, на который был подписан приемный акт в конце прошлого года, - это два совершенно разных корабля. По номенклатуре основных комплексов радиоэлектронного вооружения они кардинально отличаются.

На сроках испытаний, безусловно, отразились и общая инновационность корабля, и найденные в "Малахите" отдельные конструкторские "изюминки". Ведь проект 885 задумывался и строился как универсальный модуль носимого оружия - крылатых ракет различного назначения. На "Ясене" их можно использовать без каких-либо переделок и доводок на одних и тех же универсальных превращаемых пусковых установках.

Это все приходилось подтверждать? Так и набежали 250 ходовых суток?

Владимир Дорофеев: Конечно, были и сложности. Совершенно новый корабль не мог быть без "детских болезней". Пришлось отрабатывать и автоматику, и новые холодильные машины, и компрессоры.

В рамках заводских ходовых испытаний, а затем по программе государственных испытаний проведен отстрел всего боекомплекта. Это крылатые ракеты двух разных типов для стрельбы по морским целям, а также крылатые ракеты для поражения береговых объектов. Последнее особенно важно. Применение с "Ясеня" высокоточного оружия большой дальности по береговым целям впервые в отечественной практике наделяет многоцелевую подводную лодку функциями неядерного стратегического сдерживания.

Помимо ракет испытывалось торпедное оружие, в частности, дальноходные торпеды с самонаводящейся боевой частью нового типа, и принципиально новые средства самообороны. В общей сложности произведены более тридцати пусков ракет двух ракетных комплексов - "Калибр" и "Оникс", торпед различных типов и средств самообороны.

Получается, что вместе с головной подлодкой - параллельно с ней или даже вдогонку - создавались новые универсальные боевые комплексы и новые виды вооружений, а завершающий цикл их испытаний проводился уже непосредственно на борту и с борта "Северодвинска"? Тем самым боевой корабль на несколько лет превращается в испытательный стенд - оправдывает ли себя такая практика?

Новое время требует новых кораблей, убежден генеральный директор СПМБМ «Малахит» Владимир Дорофеев.

Владимир Дорофеев: Сложный вопрос. Сейчас, на мой взгляд, происходит переосмысление опыта 70-х - 80-х годов. Тогда существовала практика отработки оружия на опытных подводных лодках или на лодках, специально переоборудованных для испытаний крылатых ракет, торпед разного рода и других изделий. А на новые, тем более серийные корабли поставлялись уже испытанные и принятые на вооружение образцы. В ином случае, как с "Ясенем", морские испытания растягиваются на три-четыре навигации...

Вам и нынешним летом предстоит испытать что-то из вооружения?

Владимир Дорофеев: Уже нет. Крылатые ракеты и торпедное оружие проходили испытания не только на головном "Ясене". Это все создается в разных модификациях и, как оружие модульное и универсальное, предназначено для различных кораблей Военно-Морского флота. Те испытания, что проходили на подлодке "Северодвинск", были завершающими. И все, что по их результатам принято на вооружение, будет серийно поставляться для формирования полноценного боекомплекта многоцелевых АПЛ базового проекта 885 "Ясень" и его модернизированного варианта, по которому уже строится на "Севмаше" подлодка "Новосибирск", а этим летом будет заложен "Красноярск".

Опытная эксплуатация: зачем она нужна?

Под занавес 2013 года АПЛ "Северодвинск" передали флоту в так называемую "опытную" эксплуатацию. Однако Андреевский флаг на ней поднят не был, что вызвало много домыслов и нелицеприятных комментариев. С чем это связано, и что означает "опытная" эксплуатация?

Владимир Дорофеев: Я ждал такого вопроса и благодарю, что вы его задали. Потому что всех без исключения конструкторов "Малахита" и очень многих на "Севмаше" неприятно удивили и даже покоробили публикации, в которых пытались представить факт передачи корабля в опытную эксплуатацию как попытку промышленности передать или даже навязать ВМФ не готовый корабль. Это совсем не так.

Опытная эксплуатация - особый период в жизни корабля, предусмотренный руководящими документами органов военного управления и, в частности, Министерства обороны. Такая эксплуатация преследует, как правило, несколько вполне конкретных целей. Во-вторых, в этот сугубо формализованный период эксплуатацию материальной части осуществляет личный состав корабля, а не заводская сдаточная команда наравне с экипажем, как это бывает  на этапе заводских ходовых или государственных испытаний. Программа опытной эксплуатации корабля утверждается главнокомандующим Военно-Морским флотом. Более того, формируется особая комиссия по проведению опытной эксплуатации, в которую входят представители Минобороны, а никак не промышленности. Цель - организовать и провести испытания, которые до этого не могли быть проведены по объективным причинам.

По каким таким причинам?

Владимир Дорофеев: Например, из-за недостаточных глубин в полигонах боевой подготовки в Белом море. Могу совершенно определенно сказать, что комплексы радиоэлектронного вооружения по-настоящему можно испытать только в открытом море, на больших глубинах. Второй момент - это испытания, которые подразумевают дополнительный риск для личного состава. К таким относится глубоководное погружение, которое в обязательном порядке проводится на головном корабле.

Кандалакшского залива и его глубин для этого не достаточно?

Владимир Дорофеев: Акватории всего Белого моря для этого не достаточно. Нужны полигоны за его пределами. Согласно руководящим документам этот вид испытаний проводится в течение первого года после сдачи корабля. Но лишь после того, как экипаж обретет устойчивые навыки плавания на конкретном корабле (это обозначают термином "наплаванность") и навыки стопроцентно самостоятельного использования технических средств - без участия заводской сдаточной команды и контрагентов. Для этого и задается период опытной эксплуатации.

С официальным подъемом на корабле флага ВМФ он не заканчивается?

Владимир Дорофеев: По существу - только начинается. А время завершения опытной эксплуатации определяет комиссия, которая создана для ее проведения. Уже разработана соответствующая программа и спланированы основные мероприятия.

А что в таком случае означает подъем Андреевского флага?

Владимир Дорофеев: Перед экипажем корабля стоят сложные учебно-боевые задачи, требуется полноценная служба с выходом в открытое море. Предстоят, как уже сказано, погружения на большие глубины, и было бы странно для корабля не иметь своего флага. Это просто невозможно. Приемный акт подписан, сейчас будет поднят военно-морской флаг, и после контрольного выхода в Белое море корабль в плановом порядке перейдет к месту постоянно базирования, где уже будет эксплуатироваться по планам Военно-Морского флота.

Головной "Ясень" пропишут на Севере

В середине июля, к очередному Дню ВМФ, на "Севмаше" готовят закладу четвертого по счету "Ясеня". Уже открыто называют его имя - "Красноярск". Означает ли это, что он и заложенный год назад "Новосибирск" уйдут  служить на восток - в Тихий океан, а два первых корабля - "Северодвинск" и "Казань" - останутся на Северном флоте и будут дислоцироваться в Западной Лице?

Владимир Дорофеев: Понятная логика в вашем вопросе есть. Но по существу он не ко мне: где и каким кораблям служить, решают, как вы понимаете, не в конструкторском бюро, а в руководстве ВМФ и Минобороны. От себя могу только сказать, что тактико-технические характеристики кораблей 885 проекта позволяют использовать их во всех точках Мирового океана, начиная от Красного моря и заканчивая Северным Ледовитым океаном, без каких-либо ограничений по ключевым параметрам и системам.

Но место "приписки" головного "Ясеня" уже известно?

Владимир Дорофеев: Головной корабль под именем "Северодвинск" будет дислоцироваться на Северном флоте. Силами Минобороны и подрядных организаций сейчас ведутся работы по оборудованию пунктов постоянного базирования необходимыми средами - электроэнергия, пар, вода. К моменту перехода корабля к месту постоянного базирования все первоочередные работы там планируется завершить.

О новом корабле в открытых источниках можно найти много эпитетов (типа "Черная дыра") и лестных отзывов о её заявленных ТТХ. Но также много и упреков  - прежде всего, в чрезмерной сложности корабля. Где тут правда, а где - наносное, преувеличенное или предвзятое?

Владимир Дорофеев: Техническая сложность - это одна из неизбежных составляющих современной боевой техники. С той точки зрения, что корабль этот, как корабль нового поколения, решает различные задачи, в том числе и те, которые впервые поставлены для атомных многоцелевых подводных лодок. Естественно, опыта эксплуатации такого класса кораблей на сегодняшний момент у Военно-морского флота нет. С этой точки зрения, он сложнее, непривычнее. И, наверное, вызовет определенные сложности, особенно, в начальный период. Для этого и вводится опытная эксплуатация. А что касается термина "черная дыра"…

И подобных комплиментов - вы как к ним относитесь?

Владимир Дорофеев: Очень взвешенно. Считаю, что создан действительно выдающийся корабль - и по своим тактико-техническим характеристикам, и по реализации тех замыслов, что были заложены Министерством обороны в наш проект. Это, прежде всего, универсализация. Во-вторых, снижение основных характеристик по физическим полям корабля, полям электромагнитной группы. И, конечно, расширение поискового потенциала. Ведь для многоцелевой подводной лодки решающее значение имеет не просто снижение шумности, это не самоцель. В первую очередь важно увеличение поискового потенциала. То есть снижение шумности с одновременным повышением собственных возможностей обнаружения целей на максимальном удалении. Это очень сложная задача, которая была реализована на этом корабле.

Специальные возможности и ноу-хау, которые использованы на многоцелевых АПЛ третьего поколения, в частности, на АПЛ типа "Пантера" и "Гепард", здесь тоже нашли применение и получили развитие?

Владимир Дорофеев: При проектировании и постройке "Ясеня", безусловно, учитывался предшествующий опыт создания и боевого использования многоцелевых атомных подлодок третьего поколения. Фирменный стиль "Малахита" как раз и заключается в том, чтобы умело сочетать развитие всего лучшего, что было реализовано на кораблях предыдущих серий, с включением инновационных элементов.

Такой инновацией на "Ясене" стал впервые реализованный нами принцип развязанной носовой оконечности - акустически чистой. Чтобы этого добиться, торпедные аппараты были вынесены из носовой оконечности, а вся она целиком отдана под новейший гидроакустический комплекс. Результаты испытаний в Белом море подтвердили правильность конструкторских решений, заложенных разработчиком этого комплекса, и те расчеты, что были сделаны специалистами ЦНИИ имени академика Крылова для схемы акустической развязки носовой оконечности. Свели это вместе и превратили в рабочую документацию уже конструкторы "Малахита".

Давайте поясним для неподготовленного читателя: торпедные аппараты на кораблях серии "Ясень" расположены не в носу лодки, как мы привыкли видеть, а по-бортно - слева и справа за носовой оконечностью. Никто не ставит под вопрос такое компоновочное решение конструкторов и саму новую архитектуру корабля?

Владимир Дорофеев: Напротив: это признано очень удачным техническим решением, которое обладает серьезным потенциалом для дальнейших работ по модернизации. А упрёки, время от времени появлявшиеся в печати со ссылками на "компетентных специалистов" и неназванных представителей флота, абсолютно не соответствуют действительности. Не скрипел валопровод. Соответственно, его не пришлось менять. Нормально стреляли торпедные аппараты и ракетные пусковые установки, развивала полную мощность ГЭУ. Инспирированные "утечки" на эти и другие темы абсолютно не соответствовали действительности.

"Ясень" запоздалый себя еще покажет

Как соотносится стоимость АПЛ серии "Ясень" с зарубежными аналогами и российскими АПЛ других проектов? В одном из докладов, подготовленных для ВПК, говорится о чрезмерной дороговизне головного и последующих кораблей проекта 885. Что ответите критикам?

Владимир Дорофеев: Конкретные цифры контрактов, по которым созданы эти корабли, включая и этапы строительства, и этапы выполнения опытно-конструкторских работ, являются коммерческой тайной и не могут обсуждаться в открытой печати. Мы внимательно следим за публикациями, которые на эту тему периодически возникают. Они носят разнонаправленный характер, содержат явные и неявные противоречия. Поэтому опровергать их - неблагодарное занятие. Могу сказать лишь, что атомная многоцелевая подводная лодка "Ясень" стоит дешевле, чем ее примерные аналоги, созданные за рубежом. Например, атомные подводные лодки "Вирджиния" или, тем более, "Seawolf", построенные в США.

Можно и по-другому взглянуть: сравнить наши и их корабли по параметру военно-экономической эффективности, где, с одной стороны, мы имеем в виду реализованный боевой потенциал, а с другой - то количество денег, которое потрачено на это. По критерию стоимость-эффективность подводная лодка "Ясень" не уступает, а по ряду основных показателей существенно превосходит результат наших коллег-конкурентов, реализовавших проект "Вирджиния".

Можно ли надеяться, что серийные корабли проекта "Ясень" будут существенно дешевле головного? Хотя бы потому, что первый корабль непривычно долго, больше пятнадцати лет,  находится на стапеле, и это  было сопряжено с накладными расходами предприятия...

Владимир Дорофеев: Говорить "существенно" я бы поостерегся. Но коэффициент серийности имеет место быть, и он реально способствует снижению затрат.

Касаясь этой темы, я хотел бы отметить два аспекта самой проблемы. Первый связан с управлением издержками. Это работа проектно-конструкторского бюро, завода-строителя и тех многочисленных предприятий, которые являются разработчиками всего комплектующего оборудования, которое и составляет подводную лодку. С этой точки зрения, Министерство обороны нашей страны приняло очень правильное решение, когда в 2011 году были заключены контракты на строительство серии атомных многоцелевых подводных лодок "Ясень". Это позволило заводу вместе с разработчиками комплектующего оборудования контрактовать закупки сразу на всю серию намеченных к постройке АПЛ. И такой групповой заказ оборудования дал возможность предприятиям нашей кооперации управлять издержками, иметь четкий производственный план на несколько лет вперед. Все перечисленное, да еще своевременное авансирование со стороны Минобороны, действительно, помогают снизить затраты на строительство серийных подводных лодок.

Теперь - другой аспект. Надо понимать, что вопрос стоимости корабля, это не только вопрос управления издержками. Это еще вопрос стоимости тех требований, которые предъявляются к кораблю (а значит - закладываются в его проект), и в целом вопрос его эффективности. Если к кораблю предъявлены требования по борьбе с надводными кораблями, с подводными лодками, с береговыми целями, и мы тем самым существенно повышаем его эффективность, то обратная сторона - дополнительные затраты на то, чтобы достигнуть этих характеристик.

Поэтому стоимость современного корабля на 90 процентов определяется не теми издержками, которые несут предприятия судостроительной отрасли, а тем уровнем требований, который закладывается заказчиком в новый корабль.

Оппоненты вашим словам и скептики в отношении "Ясеня" тем не менее существуют. Раздавались даже предложения сократить ранее намеченную программу строительства АПЛ этой серии, чтобы быстрее пополнить флот новыми кораблями - не столь дорогими, но не менее надежными. Какое в итоге принято решение?

Владимир Дорофеев: Я был непосредственным участником совещания, которое президент России проводил в конце прошлого года в своей резиденции Бочаров Ручей. Там, напомню, в течение нескольких дней последовательно и предметно рассматривались вопросы выполнения гособоронзаказа в разных отраслях, в том числе и создание серии атомных подводных лодок четвертого поколения. Принятые там решения позволили спланировать работы в отношении серии многоцелевых АПЛ "Ясень" в те сроки и в том объеме, которые были прописаны в государственной программе вооружений.

И никакой альтернативы пополнить наш флот кораблями не столь дорогими, но такими же надежными, просто нет?

Владимир Дорофеев: Повторю: стоимость корабля определяется теми требованиями, которые предъявляет заказчик. Если Минобороны исключит требование по оснащению этого корабля каким-либо типом оружия или по снижению физических полей, то, естественно, он будет дешевле в постройке и эксплуатации. Но кому нужен корабль, не способный решать задачи, которые государство ставит перед нашим Военно-Морским флотом?

Цена - это затраты на достижение заданных боевых и эксплуатационных качеств АПЛ при использовании технологий определённого уровня. То есть существует тесная взаимосвязь цены с качеством АПЛ и используемыми технологиями. Цена тем выше, чем более высокий уровень боевых или эксплуатационных (живучесть, обитаемость, ядерная безопасность и т.п.) качеств требуется от АПЛ. Более совершенные технологии, как правило, тоже ведут к повышению цены. Классический пример - АПЛ проекта 705 с титановым корпусом, которая при примерно равных боевых свойствах, была более чем вдвое дороже АПЛ проекта 671.

Лично мне не понятно, за счет чего можно создать "дешевую" АПЛ при сохранении достигнутого уровня боевых качеств. А если снижать боевые свойства АПЛ, то нужна ли будет такая лодка ВМФ? Сможет ли она решать свои задачи в условиях противоборства и противодействия противника?

Возможно, кому-то хочется сказки - вот и  рисуют несбыточные перспективы. Но технику не обманешь. И это не стиль "Малахита".

Пятое поколение АПЛ - куда идет развитие?

Многоцелевые АПЛ четвертого поколения, которые только сейчас начинают поступать в боевой состава российского ВМФ, задумывались еще в прошлом веке. Из достоверных источников известно, что уже как минимум десять лет в СПМБМ "Малахит" работают над созданием многоцелевых АПЛ пятого поколения. В каком направлении идет развитие? Что, помимо времени за окном, отделяет пятое поколение от четвертого и третьего?

Владимир Дорофеев: Между первым поколением и вторым водораздел был четкий. Сам факт применения ядерной энергетики на подлодке - это уже первое поколение. Второе отличалось серийным применением ядерной энергетики, ее отработкой, применением нового оружия и переходом к новым архитектурно-конструктивным типам. Плюс - отработка вопросов гидродинамики, связанных с большими скоростями плавания АПЛ под водой.
Третье поколение - это универсализация кораблей и серьезное снижение уровня подводного шума. А четвертое поколение - применение новой энергетики, дальнейшее снижение основных акустических полей, оснащение кораблей, как мы уже говорили, модульными установками для применения оружия разного типа.

Что же будет отличать пятое поколение? Одним из возможных направлений развития станет, я думаю, интеграция подводной лодки в единую информационную систему органов военного управления страны и, в первую очередь, Министерства обороны. Противоречивость этой задачи заключается в чем? Как уже сказано, основное боевое качество подводной лодки - скрытность. А любой информационный обмен, в каких бы сетях он ни происходил, априори ставит под вопрос сохранение скрытности корабля. Поэтому одним из возможных направлений дальнейшего развития будет интеграция подводных лодок - при безусловном сохранении характеристик скрытности - в единое информационное пространство управления, применения оружия и  планирования операций силами Министерства обороны.

В идеале - подводная лодка должна стать ружьем, которое стреляет по команде Минобороны или Генштаба?

Владимир Дорофеев: Совершенно верно. Но таким ружьем, которое никто бы не видел и не знал, где оно находится в данный конкретный момент времени.

Уже и сейчас атомные многоцелевые подводные лодки выполняют широчайший спектр задач в интересах защиты нашей страны. Они действуют самостоятельно, действуют в группах разнородных сил Военно-Морского флота. А "Ясень", оснащенный комплексом крылатого оружия большой дальности, приобрел еще и функция неядерного стратегического сдерживания.

Какие вообще тенденции доминируют сейчас в подводном кораблестроении? На что делают упор в военных штабах, формулируя задачи создателям подводных лодок? По каким ТТХ сейчас основная конкуренция?

Владимир Дорофеев: Если мы посмотрим на корабли Военно-морских сил Англии, Франции, США - то есть,  тех стран, которые обладают и серьезным опытом, и заметным количеством АПЛ, - основным вектором развития было и остается повышение скрытности действий.  Без этого подводная лодка не имеет смысла как боевой корабль. С повышением скрытности прямо связана задача интеграции АПЛ в системы боевого управления вооружёнными силами и обеспечение корабля защищёнными и  высокопроизводительными системами связи.

Второй вектор - это универсализация и гибкость с точки зрения единых универсальных платформ для применения широкого спектра подводного оружия. Вооружение высокоточным оружием, прежде всего, для поражения наземных объектов и защищённых морских целей.

Третье направление - работы, связанные с дальнейшим развитием средств обнаружения подводных лодок.

Сохраняется и обретает новые черты тренд на  применение с борта подводных лодок необитаемых роботизированных средств, а также  общая интеллектуализация боевого управления и управления техническими средствами.

Это нельзя назвать повторением пройденного, когда создавались так называемые подлодки-автоматы с сокращенным экипажем? В итоге от них вынуждены были отказаться, сочтя, что техника опередила свое время и люди, в данном случае - члены экипажа, оказались не готовы к их безаварийной эксплуатации...

Владимир Дорофеев: История создания атомных подводных лодок 705-го проекта, которые вы имеете в виду, - это тема отдельного большого разговора. Да, такие корабли выведены из состава ВМФ,  но решения, что были в них заложены, не исчезли. Часть воплощена в атомных подводных лодках третьего поколения, часть интегрирована уже в четвертое поколение. Эта работа, повторюсь, не канула в лету, она не стала просто страницей истории, она продолжает и сегодня существовать в кораблях, которые несут службу в морях.

Конкурируем в вопросах скрытности, возможностях обнаружения, универсализации. А по критерию цена-результат такой конкуренции нет? Или просто потому, что ваша основная продукция не на экспорт, а только для внутреннего потребления, этот критерий, извините за тавтологию, не критичный?

Владимир Дорофеев: Мы ни на минуту не забываем, что деньги, которые государство тратит на поддержание боеготовности и для поддержания количественного состава сил Военно-Морского флота, это наши с вами деньги, которые должны расходоваться  бережно и с максимальной эффективностью. Поэтому работы по снижению издержек, по снижению общей стоимости  кораблей - задача более чем актуальная и для проектных бюро, и для оборонных верфей, и для всех других участников производственной кооперации.

"Пиранья" и "Тритон" в ожидании заказчика

СПМБМ "Малахит" ведет отчет своей истории с 1948 года, когда начались работы по проектированию ПЛ с "единым" двигателем для надводного и подводного хода. У вас же создана первая отечественная атомная подлодка и первая ПЛ, вооруженная баллистическими ракетами. Жить только прежними заслугами нельзя - за счет чего сегодня ваш коллектив держится на плаву?

Владимир Дорофеев: "Малахит" - не музей древностей. Это современное конструкторское бюро, которое специализируется на подводном кораблестроении. При этом мы занимаемся как многоцелевыми АПЛ, так и глубоководными техническими средствами различных типов. Являемся лидерами во внедрении самых совершенных технологий проектирования. В частности, АПЛ модернизированного проекта 885М создаётся с полномасштабным использованием 3D-технологий, причём не в опытном, а в "боевом" режиме.

Другой отличительной чертой является то, что бюро становится заказчиком создания не только технических средств (насосов, арматуры, энергетики и т.п.), но и комплексов радиоэлектронного вооружения. При этом бюро выполняет функции интегратора вооружения, систем автоматики и технических средств, которыми оснащается подводная лодка.

В свое время очень секретной была информация о разработанных у вас в МБМ малых подводных лодках типа "Тритон" и "Пиранья". Для чего они были нужны, и что сейчас предлагается на их или подобной им основе?

Владимир Дорофеев: Малые подлодки предназначаются только для тех районов плавания, где применение обычных неатомных и атомных ПЛ нецелесообразно (или невозможно) из-за больших размеров и избыточности вооружения. И ни в коем случае не следует понимать, что "лодки-малютки" должны заменить традиционные ПЛ. Они предлагаются как дополнение к ним.

Созданные СПМБМ "Малахит" проекты небольших по размеру подводных лодок прибрежного действия с малочисленным экипажем за счет высокой степени автоматизации, обладают повышенной дальностью плавания, высокой скоростью, маневренностью и боевой эффективностью. Они предназначены для охраны побережья, борьбы с кораблями противника, уничтожения береговых сооружений, минирования акваторий высадки разведывательно-диверсионных групп, ведения разведки и спасательных операций.

Что уже сегодня ваше КБ может предложить Черноморскому флоту?

Владимир Дорофеев: Такие проекты есть - детализировать не буду. В установленном порядке мы уже направили свои наработки и соображения в Военно-промышленную комиссию, в Минобороны, ВМФ, министерство промышленности и ОСК.

У ЦКБ МТ "Рубин" есть контракт с партнерами в Италии на совместную разработку  малогабаритной ПЛ для действий в прибрежной зоне. А у "Малахита" есть или, может, намечается что-то подобное? Нужна ли вообще международная кооперация в создании подводной техники - военного и гражданского назначения?

Владимир Дорофеев: На мой взгляд, и нужна, и возможна. Так же, как в авиастроении. В свое время, обращаясь к нашим индийским коллегам, я напомнил известную поговорку: "Танго танцуют вдвоем". Контакты и сотрудничество всегда обогащают. Поэтому "Малахит" постоянно участвует в международных специализированных выставках и в Военно-Морском салоне, который проходит каждые два года в Санкт-Петербурге.

Последние новости