Новости

18.06.2014 00:50
Рубрика: Власть

Уберите шпагу

Можно ли сесть в тюрьму за коллекционный клинок?
Конституционный суд России постановил заново пересмотреть очень необычное, но затрагивающее миллионы россиян дело, за которым следит "Российская газета". Речь идет об обороте холодного оружия.

Напомним, гражданка Наталья Урюпина обратилась в Конституционный суд, чтобы обжаловать вынесенный ей приговор в Пресненском районном суде Москвы. Там мировой судья назначил ей полгода лишения свободы условно за попытку продать два парадных германских кортика периода Веймарской республики. Впрочем, Наталья Владимировна даже не успела еще выставить клинки на продажу, а только попросила антикваров оценить вещи. И тут бдительные полицейские и прокуроры задержали "опасную для общества" торговку не менее "опасными для здоровья и жизни окружающих предметами".

Впоследствии Урюпину освободили от наказания по амнистии, но ее судимость была подтверждена вышестоящими судебными инстанциями. Она продолжала настаивать на своей невиновности. По ее мнению, федеральное законодательство в сфере оборота оружия содержит ряд правовых пробелов.

Во-первых, законами не регулируются правоотношения, возникающие при сбыте антикварного оружия, его копий и реплик - за исключением торговли юридическими лицами. Во-вторых, ими также не урегулирован оборот холодного оружия, разрешенного к обороту, но не относящегося ни к гражданскому, ни к боевому.

Заявительница также утверждает, что установлена чрезмерная и необоснованная уголовная ответственность за незаконный сбыт холодного оружия. Она указывает на то, что спорная норма относит к нему в том числе антикварное оружие, оборот которого не представляет общественной опасности.

Правоохранители же утверждают, что дама нарушила Закон "Об оружии", где регламентируется торговля "холодняком". Причем они настаивают, что кортики - именно боевое колющее холодное оружие, изготовленное для поражения противника. Гражданка Урюпина и вместе с ней министерство культуры возражает, что кортики - предметы культуры и искусства, историческая ценность. А предназначались они изначально не для рукопашного боя и штыковых атак, а для парадов, то есть - для придания торжественности военным церемониям. Кстати, экспертизы, которая однозначно определила, являются ли кортики холодным оружием, не было. Такие исследования предполагают искусственное сжатие клинка, чтобы вычислить его прочность. Это сжатие наверняка повредит клинку и он потеряет свою художественную ценность. Так кому верить - оружие это или антикварное произведение искусства? Кстати, историки-эксперты рассказали "РГ", что кортики, как холодное оружие, давно потеряли свое значение. Кортик считался рыцарским "оружием милосердия" - им добивали закованных в латы воинов, отказавшихся сдаться. Узкий клинок проходил сквозь забрало шлема, проскальзывал между пластинами лат, проникал в кольцо кольчуги. Но где теперь эти шлемы, латы и кольчуги? Спустя пять веков кортик превратился в украшение военных церемоний.

Впрочем, это - только один из массы спорных моментов в этом деле. Свои резоны есть у каждой стороны. По-своему правы правоохранители, опасающиеся бесконтрольного оборота действительно опасных предметов. Но и Наталья Урюпина искренне не понимает, почему ей запрещено продать кортики, перешедшие по наследству от деда - кстати, заместителя министра финансов СССР в середине сороковых годов. Более того, почему-то око блюстителей закона взглянуло именно на нее, в то время как вокруг сплошь и рядом свободно торгуют не парадными антикварными кортиками или древними шпагами, а серьезными боевыми ножами и казачьими саблями.

И вот Конституционный суд РФ во вторник постановил выработать четкие правила оборота холодного оружия, имеющего культурную ценность, говорится в материалах суда. КС постановил, что оспариваемые заявительницей часть 4 статьи 222 УК РФ и ряд статей ФЗ "Об оружии" в сложившейся правоприменительной практике не учитывают специфику холодного оружия как культурной ценности и предусматривают несоразмерную общественной опасности уголовную ответственность.

"Отсутствие специальных правил, определяющих порядок продажи такого оружия (его оборот не запрещен), лишают граждан возможности предвидеть общественно опасный и противоправный характер своих действий, а также их правовые последствия. Сложившаяся правовая неопределенность приводит к произвольному толкованию и применению законодательства", - говорится в материалах суда. КС постановил, что сами по себе оспариваемые нормы не противоречат Конституции РФ, однако положения части 4 статьи 222 УК РФ для антикварного холодного оружия не соответствуют статьям 19, 35 и 55 Конституции РФ - не имеют правовой определенности, нарушают право собственности.

Что важно, судья-докладчик по этому делу Николай Селезнев отметил, что действующий с 2012 года закон об оружии, разрешая хранение и приобретение антикварного оружия, вместе с тем запрещал его продажу без лицензии, что, по его словам, противоречило духу этого закона.

- Конституционный суд, признав это положение несоответствующим Конституции, по сути разблокировал возможность оборота гражданского оружия, имеющего культурную историческую ценность, - сказал судья Николай Селезнев.

КС отметил, что федеральному законодателю следует установить четкие правила оборота холодного оружия, имеющего культурную ценность, а также соразмерную ответственность за их нарушение. Поэтому и дело заявительницы Натальи Урюпиной подлежит пересмотру.

И подобная избирательность правоохранителей - следствие невнятности той части закона, которая касается именно холодного оружия, что и признал во вторник Конституционный суд.

Одиннадцать лет назад сесть в тюрьму на срок до двух лет мог каждый, кого бы задержали с незарегистрированным, но заводским клинком. А если бы нашли заточку, нунчаки, метательный нож-сюрекен или кастет, то вменили бы еще и изготовление оружия. То есть отвечать бы пришлось по статье 222 часть 4 УК РФ.

Но в декабре 2003 года появилась новая редакция Закона "Об оружии". И теперь за нарушение правил хранения или ношения холодного оружия могут только привлечь к административной ответственности - оштрафовать от 500 до 2000 рублей. Примерно столько и стоит среднего качества нож, который можно купить в каком-нибудь киоске в подземном переходе. Более того, закон называет холодным оружием предмет, которым можно убить человека при помощи мускульной силы и при непосредственном контакте с жертвой. Нормально? Табурет, бутылка, том энциклопедии - тоже орудия убийства?

Раньше, чтобы приобрести мощный охотничий нож, требовался охотничий билет и разрешение на владение огнестрельным охотничьим оружием. При этом номер ножа записывался в билет. И носить это оружие с собой можно было только при наличии билета.

Теперь точно такой же - с виду - нож можно купить без всяких документов. Более того, в охотничьем билете нового образца вообще не предусмотрено никаких записей о наличии любого оружия. Ну, если на огнестрел выдают отдельный документ подразделения лицензионно-разрешительной работы, то даже номерной нож теперь нигде не регистрируют. В магазине, чтобы не было проблем с полицией, выдадут справку - сертификат: мол, согласно существующим ГОСТам данный нож не является холодным оружием. Это - всего лишь сувенирная продукция. На справке - подлинная печать производителя. Изготовителем может быть и знаменитый Златоустовский завод, и мастерская в ближайшем подвале.

Но кто знает сейчас все эти ГОСТы? И в результате подлинную принадлежность парадного кортика, "сувенирной" шашки или старинной шпаги к холодному оружию выявляет только экспертно-криминалистическая лаборатория. Но уже после того, как этим клинком кого-то убили.

Власть Право Уголовное право Судебная власть Конституционный суд Все о личном и служебном оружии