Новости

25.06.2014 20:47
Рубрика: Власть

Мертвая зона

В Сысерти десятки семей живут посреди кладбища
Пятилетняя Лола уже привыкла, что в двух метрах от дворовых качелей и песочницы за невысоким забором возвышаются могильные кресты и венки. А похоронные марши и траурные речи малышка слышит с рождения. Дом, где живет Лолина бабушка Раиса Костарева, и еще несколько деревянных бараков стоят посреди сысертского кладбища. Горожане уверены: обитатели "мертвой зоны" давно забыты чиновниками.

- Когда тридцать лет назад завод дал нам здесь квартиры, мы обрадовались. Немного смутило, что дом расположен недалеко от погоста, но выбора не было, - рассказывает 67-летняя Раиса Костарева. - К тому же от кладбища нас тогда отделял небольшой лесок, и казалось, что мы живем за городом.

"Загородная жизнь" закончилась быстро. Сейчас из окна Костаревых открывается печальный вид: от огорода до горизонта - сплошные кресты и могильные надгробья. Чтобы не пребывать в состоянии "конца света", Раиса Александровна оклеила комнату обоями с лебедями. Пенсионерка даже рада, что из-за болезни не может выходить из квартиры. Бороться за свои права она устала: десятилетиями обивала пороги областной и городской администрации, добиваясь предоставления другого жилья. А в ответ слышала одно и то же: ваш завод обанкротился, а в муниципалитете лишних квартир нет.

От отчаяния "прикладбищенские" жители решили приватизировать свои хибары. Рассудили логично: став собственниками, они смогут защитить квадратные метры и дворы от всякой нечисти, в том числе от "наступления покойников". Но не тут-то было: недавно выяснилось, что документы на недвижимость оформлены с нарушениями, а значит, дома и земля - не их.

- "Если захотим, будем хоронить не только в огородах - под крыльцом дома могилы выкопаем!" - заявил мне один из чиновников, - вспоминает свои хождения по мукам многодетная мать Татьяна Шудегова. Пока она боролась за право на достойное жилье, дети успели вырасти и сейчас у могил играют внуки.

- Вас, говорят, вообще здесь не существует. Видите, на плане города только кладбище, - в сердцах восклицает Татьяна. - Я им паспорт показываю с пропиской, конкретным адресом дома. А мне в ответ: в наших документах этих домов нет. Вот так и живем в мертвой зоне: детей не устроить ни в школу, ни в садик.

Видимо, надеясь, что люди не выдержат и сами уйдут с кладбища в поисках лучшей доли, власти отключили воду во всех бараках. Жильцы решили пробурить скважину, но понимают, что пить из нее воду нельзя - в нескольких метрах могилы. Дары огородов тоже могут пропитаться всякой заразой и трупным ядом.

- Но куда деваться, кушать-то хочется, - призналась нам Татьяна Шудегова. - Вот картошку посадила. В метре - две могилы. Так я по краю подсолнухов натыкала. Защиты никакой, но хотя бы глазу радость.

Родственники некоторых захороненных, понимая абсурдность ситуации, пытаются наладить мирные отношения с "соседями". Так сказать, дружить землями. А вот руководство кладбища уверено, что живые обижают мертвых. Дескать, кладбище здесь находится испокон веков, даже каменным забором огорожено. Там, где сейчас стоят несколько деревянных домов, была только изба священника, служившего в церкви при погосте. Но забор со временем куда-то исчез, старинный поповский дом заселили и рядом построили бараки. Единственное на всю Сысерть кладбище с годами росло, и, по утверждению его руководства, расширяться, кроме как в сторону этих стареньких бараков, было некуда. С других сторон природоохранная зона - лес.

Почему представители регионального управления Роспотребнадзора вовремя не встали на защиту обитателей соседствующих с кладбищем бараков, "РГ" никто толком объяснить не смог. В пресс-службе ведомства только рассказали, что месяц назад к ним поступили две жалобы. В ходе проверки факты подтвердились, и сейчас готовится иск в суд, в котором надзорное ведомство "потребует привести ситуацию в соответствие с действующим законодательством". Разъяснять, кого следует экстренно переселять, живых от покойников или усопших от живых, в Роспотребнадзоре не стали.

В местной администрации конкретных обещаний, касающихся судьбы жителей мертвой зоны, предпочитают не давать.

- Генеральным планом города утверждены границы нового кладбища - оно будет совсем в другом месте. Но на его обустройство нужно время - года три, - сообщил первый заместитель главы Сысертского городского округа Константин Сурин. - Что касается обеспечения граждан жильем, этот вопрос мы будем решать.

В прокуратуре утверждают, что на это у властей есть месяц.

- Если за это время нарушения не будут устранены, мы обратимся с иском в суд, - говорит заместитель Сысертского межрайонного прокурора Николай Прищепа. - Кроме того, что дома стоят в опасном месте, они еще очень ветхие. Будем требовать предоставления жилья надлежащего качества всем людям, проживающим в санитарной зоне кладбища.

Но, как неофициально объяснили сотрудники местной администрации, решение суда - еще не гарантия быстрого счастья: "Даже если суд сейчас примет решение, квартиры жильцы получат году в 2018…"

Раиса Костарева каждый день из окошка смотрит на могилу своего мужа. Переезда в жилые кварталы города он так и не дождался. На то, что кто-то побеспокоится о ее жизни, судьбе детей и внуков, бабушка уже не надеется.

- Нам ли нарушать покой в кабинетах чиновников? - философски заключила она.

Кстати

Согласно действующим СанПиНам, защитная зона даже перед самым маленьким действующим кладбищем должна быть не менее 100 метров. Понятно, что такого расстояния между домами и погостом нет. А с других сторон раскинулся небольшой сосновый лесок, следом за ним - капитальные гаражи и элитные коттеджи. Покушаться на эту недвижимость руководство кладбища, видимо, не решилось.

Власть Право Права человека Власть Работа власти Регионы Филиалы РГ Урал и Западная Сибирь УрФО Свердловская область
Добавьте RG.RU 
в избранные источники