Новости

Под руководством Евгения Чазова создана система лечения болезней сердца и сосудов
Академик. Герой труда, лауреат Нобелевской и Ленинской премий, генеральный директор Российского кардиологического научно-производственного комплекса Евгений Чазов - светило советской, российской кардиологии с мировым именем. Будучи 20 лет главным кремлевским врачом, Евгений Иванович отвечал за здоровье не только советской политической элиты, лидеры стран социалистического лагеря также консультировались у него. В любое время дня и ночи Чазов мог позвонить Юрию Андропову. В 1987 году Михаил Горбачев предложил Чазову возглавить Минздрав.

Евгений Иванович! Почему выбрали вас?

Евгений Чазов (смеется): Я честный, порядочный врач. Горбачева знал давно. Дружили? Так бы я не сказал. Обсуждали различные проблемы медицины. В общем, так распорядилась жизнь.

Помню, вскоре после этого назначения пришла в министерский кабинет в Рахмановском переулке. Посочувствовала хозяину кабинета: зачем ему, с его регалиями, с его международным авторитетом эта "головная боль"? Ведь уходили на задний план интереснейшие исследования, директорская работа в Кардиологическом центре, возможность хоть ненадолго забраться в любимые горы Приэльбрусья, отдых в кругу семьи... Оказалось, все попытки Чазова отказаться от должности были тщетны. А Горбачев обещал со временем отпустить Евгения Ивановича. И, главное, принял условия Чазова: о повышении финансирования службы здоровья, о повышении зарплаты медикам. В 1980 году американский профессор Бернард Лаун и Евгений Чазов организовали движение "Врачи мира за предотвращение ядерной войны", чем немало поспособствовали подписанию соглашения о прекращении гонки вооружений. И за это в 1985 году они отмечены Нобелевской премией мира.


Евгений Чазов: В медицине важен характер человека. Если характер чиновничий, то это беда. Фото: ИТАР-ТАСС.

Написанные Евгением Ивановичем книги "Как уходили вожди. Записки главного врача Кремля", "Жизнь прожить - не поле перейти" дадут фору самым популярным детективам. Читаются взахлеб, оторваться невозможно. Жанр?.. Воспоминания о прожитых годах? Конечно. Удивляет память автора. Философский трактат? Безусловно. Такое оригинальное осмысление прожитого, пережитого. Комментарий специалиста? И это тоже. И какой умный, какой мудрый комментарий. Учебник жизни? По большому счету именно так. Тем более что редко кому выпадает такая блистательная, такая уникальная жизнь и судьба. Недавно Евгению Ивановичу исполнилось 85 лет.

Не мсти!

Если честно, мне хочется цитировать только что прочитанную книгу "Жизнь прожить - не поле перейти". Но мы же договорились об интервью. Надо задавать вопросы.

Вы признанный миром лидер в области лечения, профилактики, реабилитации заболеваний сердца, сосудов. На ваш взгляд, это самые страшные болезни?

Евгений Чазов: Самое страшное заболевание человека - острая душевная недостаточность.

С ней бороться можно?

Евгений Чазов: Проблематично. Сталкивался с этим не однажды. Что порождает? Много причин. Тут и зависть, тут и предательство, и мстительность.

Вы говорите об этом со знанием дела. Вас предавали? Вы мстили?

Евгений Чазов: Я прожил долгую жизнь. Было все. Сколько страданий принесли мне некоторые из учеников! Но я прощал им эти пакости. Когда-то меня поразил мой отец, рассказав одну историю. Однажды после разгрома колчаковских соединений они с мамой увидели во дворе казармы пленных. Мама вдруг взяла отца под руку, и он почувствовал, что ее трясет. Отец спросил: "Что случилось? Тебе плохо?" Мама дрожащим голосом ответила: "Пойдем скорее отсюда. Я увидела казака, который нас расстреливал". Был такой страшный момент в жизни моей мамы. Она тогда чудом осталась жива. Отец сказал ей: "Надо об этом всем рассказать!" "Ни в коем случае, - ответила моя мама. - Пусть Бог будет ему судьей. Я не хочу брать на себя убийство этого человека - его же тут же ребята расстреляют". Канон православия, принцип честного человека: никогда не мсти или мсти, как говорили философы, хорошим отношением к этому человеку - я пронес через всю жизнь. Да, прощал. И знаете, что заметил: после свершенных гадостей люди не только не добивались того, чего им хотелось, но их постигали болезни, неудачи в работе, алкоголизм.

Спас Брежнев

В разное время вы были руководителем кремлевской медицины, министром здравоохранения страны. Вы лечащий врач первых лиц не только нашей страны. В конференц-зале, через который надо пройти, чтобы попасть в ваш директорский кабинет, немало фотографий, где вы с руководителями разных стран, с выдающимися политическими, культурными деятелями, представителями разных конфессий... Для вас врачевание тесно переплеталось с политикой?


Два великих кардиолога современности: россиянин Евгений Чазов и американец Де Бекки. Фото: ИТАР-ТАСС.

Евгений Чазов: Конечно. Четвертое управление - Кремлевка - это сплошная политика. Например, каждый месяц я встречался с Андроповым, обсуждали не только болезни. Кстати, Андропов писал неплохие стихи. А Леонид Ильич Брежнев, можно сказать, спас мне жизнь...

То есть?

Евгений Чазов: Незадолго до своей смерти в 1982 году Леонид Ильич поехал в Ташкент. Там у него была встреча с рабочими. Случилась авария. У Леонида Ильича перелом ключицы. Он из Ташкента переехал в Кисловодск. Попросил его навестить - кроме перелома ключицы у него были другие заболевания. Но к моменту моего приезда он уже выздоравливал. Мы с ним не были друзьями, не общались домами. Но часто обсуждали свои вопросы. Я был тогда депутатом Верховного Совета. Выступал резко, дерзко. Помню, во время перерыва члены Политбюро нахваливали выступление колхозницы. А Брежнев, который был при этом, сказал: "Лучше всех выступил мой Евгений". Как он меня спас? Мне пора было возвращаться в Москву. Должен был на машине ехать в Минводы в аэропорт. Леонид Ильич говорит: "Возьми мою машину, Евгений". Я поехал на его машине. Оказывается, за мной охотились - многим перешел дорогу, потому как успешно лечил. Теперь об этом можно говорить - совершенно секретное рассекречено.

Что еще рассекречено?

Евгений Чазов: Секретный по просьбе Брежнева полет в Египет для лечения Насера. Даже в египетском посольстве не знали, что я Насера лечу. Только в самолете с удивлением спросили: "Ты тоже был в Египте?" А Насер предложил посетить Александрию: "Я вам дам самолет". У меня там была хорошая переводчица. В аэропорту она мне вдруг говорит: "Мы самолетом не полетим". Как? Почему? Она без объяснений, но очень твердо: "Поедем на электричке". Поехали на электричке в Александрию.

А в чем было дело?

Евгений Чазов: Хотели убрать Насера. А тут приехал русский профессор и спас его.

Да вы просто везун...


Евгений Чазов: Каждый месяц я встречался с Андроповым. Обсуждали не только болезни. Андропов писал неплохие стихи. Фото: ИТАР-ТАСС.

Евгений Чазов: Не всегда. В 1989 году чуть не погиб. Осенью был в Краковском медицинском университете. Там мне присвоили звание почетного профессора. На машине возвращался после торжеств в Варшаву, чтобы оттуда лететь в Москву. Я сидел на заднем сиденье справа. И тут на шоссе часов в пять вечера в нашу машину неожиданно врезался на огромной скорости грузовик. Я попытался правой рукой открыть дверь машины. Ни рука, ни правая нога не работали. Короткая потеря сознания. Сзади шла машина сопровождения. Ее пассажиры помогли выйти. У меня перелом правого предплечья и разорваны мышцы правой ноги. Это был год, когда Польша очень плохо к нам относилась.

Чазов берет мою руку и прикладывает ее к правому предплечью. Четверть века прошло с той аварии на шоссе. Но следы перелома чувствуются даже через рукав пиджака и белого халата.

Заграница нам поможет?

Почему так велико желание россиян лечиться за рубежом? Всегда ли это оправданно?

Евгений Чазов: Не надо болезненно относиться к этому. Человек вправе искать себе лучшего врачевателя. Всегда ли оправданны надежды на избавление от болезни за пределами страны? Далеко не всегда. Мы 35 лет работали вместе с американцами. Абсолютно на равных. Наши сотрудники летали в США, их - к нам. Многое взяли у нас. И это нормально. Медицина, врачевание не должны иметь границ. Ведь и болезни границ не знают. В 90-е годы 120 человек из нашего центра уехали в США, Канаду, Израиль, Францию. Это специалисты хорошего уровня. Многие вернулись. Вот один пример. Когда-то лечил Константина Симонова. Он болел тяжело - легкие, сердце. Его жена активно пыталась его спасти. Как-то она мне говорит: "Я верю нашим врачам. Но я пригласила специалистов из-за границы". В ту пору это было непросто. Сказал о намерении жены Симонова Леониду Ильичу. Кстати, Брежнев хорошо относился к поэту. Как-то он мне сказал: "Я еду в Сталинград. И туда едет Симонов. Хочу поломать отторжение к нему". Тогда у Константина Симонова была очень нелегкая пора в жизни. И Брежнев ему помог. И на мое сообщение о зарубежных специалистах ответил: "Пускай приезжают. Лишь бы помогли". Приехали два врача. Сказали то же, что и мы. Не спасли. Но это не потому, что специалисты плохие, а потому что не всегда, не всех можно спасти.

От тайн тромба - к тайнам мозга

Для вас врачевание и политика, как говорится, в одном флаконе. Но все-таки перейдем к врачеванию. Вы когда-то вернули к жизни маршала Жукова... Вы руководите созданным вами уникальным, не имеющим в мире аналогов центром кардиологии, в составе которого завод по производству лекарств.

Евгений Чазов: У нас работают не только медики. Все вместе разрабатываем новые препараты. Вот создали рефралон. В течение 15 минут он блокирует мерцательную аритмию. 14 лет шли мы к этому результату. В августе он "уйдет" в широкую практику. Мощностей нашего завода хватит на то, чтобы обеспечить препаратом всю страну. Еще один препарат - оксаком. Это новое направление в фармакологии. Он снижает риск гипертонического криза. Действует быстро, мягко. У нашего центра три контракта на создание в ближайшие четыре года пяти современных препаратов для борьбы с сердечно-сосудистыми болезнями.

Препараты - это очень хорошо. Но лучше бы не заболеть. Как избежать развития болезней?

Евгений Чазов: Надо с детства создавать тот образ жизни, который больше всего подходит именно вам. Не всем подряд, а именно вам. Мы же, в том числе и врачи, многого не знаем. Как жить? В организме все едино: мозг, сердце, сосуды. Мозг не только думает. Он регулирует все системы. Как он это делает? Появились новые возможности его изучения. У меня мечта: узнать, как он регулирует стенки сосудов.

50 граммов коньяка

Вы ведете здоровый образ жизни?

Евгений Чазов: А что это такое? Я никогда не курил. Всегда работал и работаю с утра до ночи. Раздельное питание? Обязательно выпивать два литра воды в день? Не есть мяса? Вегетарианство? На завтрак обязательно геркулесовая каша? А я люблю на завтрак сладкий чай. Можно с вареньем. Бутерброд с докторской колбасой, а если есть возможность, то с икрой. Копченую колбасу, сливочное масло, жир не ем. Хлеб люблю белый. Если есть пельмени, с удовольствием их ем. У каждого человека своя диета, своя норма. Главное не переедать. Много есть вредно. Еще вреднее давать огульные советы, единые для всех. Надо смотреть не на то, что ты ешь, а на состояние организма.

А как быть с расхожей ссылкой на вас о пользе для здоровья 50 граммов коньяка?

Евгений Чазов: Я так никогда не говорил. А дело вот в чем. Когда Михаил Сергеевич Горбачев начал бороться с пьянством, когда стали вырубать виноградники, я в одной телепередаче официально заявил, о своем отношении к закону о запрете алкоголя. Я сказал, что каждый человек имеет свои особенности, что запрещать ничего нельзя. Не будет хороших напитков, станут пить всякую дрянь, а это опасно для здоровья. Каждый должен знать свою дозу, И 50-100 граммов алкоголя не навредят. Это как одна таблетка лекарства - во спасение, а горсть - станете инвалидом. Утром следующего дня ведущего той программы вызвали в ЦК партии: "Мы вас выгоним за такие заявления". А он в оправдание: "Это не я сказал, а Чазов, глава Кремлевки". Сам я не пью. Но когда застолье, могу позволить себе 100 граммов.

Перед вами больной человек, а не кролик

Евгений Иванович! Вы всемирно известный врач. А вот сидит в районной поликлинике участковый терапевт. Ему выделены минуты на каждого пациента. В коридоре очередь на прием, зарплата мизерная. Он может быть счастлив?

Евгений Чазов: Все зависит от того, какой человек этот врач. К сожалению, исчезло многое из старой медицины. Раньше, например, сельский врач был на такой высоте... А конкурсы в мединституты зашкаливали... Теперь врачебные должности заняты лишь на 85%. Особенно в сельской местности. Медицина отличается от других специальностей. Тут важен характер человека. Если характер чиновничий, то это беда. К больному, который пришел к вам, надо отнестись как к родственнику или другу. А не как чиновник: здравствуйте, до свиданья. Врач должен обладать всеми свойствами, которые обозначены Господом. Нельзя, чтобы врач был, как чиновник. Милосердие - основа врачевания. Нас так учили. И это правильно. Всегда сотрудникам говорю: больной - близкий человек, а не кролик.

Ни минуты не жалею

В книге "Жизнь прожить - не поле перейти" каждая глава начинается с эпиграфа. И эпиграф - строки Пушкина...

Евгений Чазов: Это мой бог. В моей библиотеке есть все, что возможно, и самого Пушкина, и о нем.

А более современная поэзия?

Евгений Чазов: Константин Симонов.

Набираюсь нахальства, декламирую: "В Ленинградской гостинице, в той, где сегодня пишу я, между шкафом стенным и гостиничным тусклым трюмо..." Евгений Иванович прерывает: "Симонов. "Пять страниц".

Но уж если о поэзии, то хочется о личной жизни. Знаю, не любите об этом. Но... Вы счастливый человек?

Евгений Чазов: Счастье бывает разное. Счастлив тем, что мог делать то, что хочу, что дети стали врачами. Но в личной жизни - нет. Три жены умерли. А женщины играют большую роль в нашей судьбе. Они делают нас мудрее, целеустремленнее в молодости и сохраняют нашу молодость в старости. Я отдал жизнь работе. Врачевание всю жизнь было основой моего существования. Жалею ли я об этом? Даже сейчас, в старости, не могу ответить однозначно. Нет... Ни минуты не жалею, что жил именно так.