Новости

28.06.2014 14:13
Рубрика: Культура

Стали известны первые лауреаты ММКФ

На Московском международном кинофестивале уже стали известны имена его первых лауреатов - по традиции, ими стали фавориты зрителей и прессы. И здесь мнения публики и критиков, как всегда в последнее время, диаметрально разошлись. Хотя обе стороны предпочли зарубежным фильмам отечественные.

Жюри ФИПРЕССИ своим призом отметило фильм Валерии Гай Германики "Да и да" - историю учительницы в дредах, которая влюбилась в друга по интернет-переписке, молодого художника Колю по кличке Антонин, стала ходить на его тусовки, пить с ним водку, делить с ним его проблемы, горести и галлюцинации, но любовь ее осталась безответной, и она вернулась к скучным школьным тетрадкам. Германика - любимый персонаж критического сообщества, и ее новая картина, где много обсценной лексики и шоковых сцен, была поддержана большинством критиков - они отмечали ее искренность, обнаженность чувств и натуральность игры актеров. Так что премия ФИПРЕССИ в данном случае была вполне ожидаемой. Продюсер картины Федор Бондарчук уже заявил, что фильм будет переозвучен и, согласно закону, вступающему в действие 1 июля, лишится мата. Каким он тогда станет, трудно себе представить: герои колиных тусовок изъясняются исключительно матом, и любая литературная речь в этих рискованно натуралистичных сценах покажется неорганичной, а запикивать придется весь саундтрек. Пока же, в оставшиеся до июля дни, "крамольный" вариант торопятся показать некоторые "артхаусные" московские кинотеатры.

Что касается зрителей, то их фаворитом стал фильм Владимира Тумаева "Белый ягель" - тоже о неразделенной любви, но уже в заснеженных ненецких чумах. Картина снята в традиционной манере этнографической драмы и очень искренне, но без натурализма, сыграна молодыми актерами. Фильм получил Приз зрительских симпатий, что стало первым добрым знаком для его дальнейшей прокатной судьбы, которая для такого кино всегда проблематична.

Прогноз

Так как высказанные в социальных сетях и, частично, в материалах "Российской газеты" мои предположения, похоже, начинают сбываться, позволю себе еще одну попытку прогноза относительно фильма Германики, только что получившего приз ФИПРЕССИ. Думаю, что его триумфы на фестиваля на этом не закончатся.

Во-первых, при резко негативном отношении к эстетике фильма и его идеологии, не могу не признать, что по профессиональным качествам он снят достаточно интересно и необычно для того, чтобы выделиться на фоне необыкновенно унылого в этом году конкурса. Смотря фильм за фильмом главной программы ММКФ, я изумлялся уже не отсутствию талантов у большинства создателей, но даже и элементарного профессионализма. В это понятие я включаю и умение донести до зрителя историю, способную его заинтересовать. Так вот, как раз этими качествами фестивальные фильмы, за немногими исключениями, были бедны как никогда. Естественно, что в таком ряду отечественные картины высятся столь заметными айсбергами, что, сравнивая, впору порадоваться ресурсам российского кино. И не случайно именно отечественные два фильмы попали в число первых фаворитов - один у зрителей, другой у критиков. Кажется даже, что отборщики фестиваля специально занижали уровень конкурса, мостя укатанную дорогу для "своих".

Но есть еще одно обстоятельство, которое может вызвать у председателя жюри симпатии если не к фильму Германики, то как минимум к ее героине. Она легко может напомнить Глебу Панфилову героиню его первого режиссерского успеха - фильма "В огне брода нет". Таня Теткина тоже жаждала большой, чистой и верной любви. И тоже ее не дождалась.  Она тоже создавала свои странные картины в некоем экстатическом порыве - правда, в фильме Германики замененном приступом очередного запоя. Однако "новое время - новые песни", и определенное родство душ и судеб, чисто субъективно, может выделить для Панфилова эту картину из общего ряда.

Конечно, Глеб Панфилов слишком большой художник и умный человек, чтобы не поморщиться от методов, какими изложена эта судьба, от среды, окружающей героиню фильма Германики, от способа ее жизни и уровня ее идеалов. С другой стороны, это тоже реальность, а то, что сам автор фильма - плоть от плоти этой реальности и, судя по ее фильмам, вполне разделяет и эстетику и этику этой "креативной" среды, - в конце концов, субъективное право каждого таланта. А талант имеет право на спорное - это тот же Глеб Панфилов утверждал еще в фильме "Прошу слова". Правда, актуальный ныне вопрос о том, есть ли у творческой свободы границы, тогда не стоял и стоять не мог.

Поэтому, полагаю, у фильма "Да и да" много шансов и на официальные награды фестиваля. И в этом смысле его продюсеры все просчитали верно.

Культура Кино и ТВ Наше кино 36-й Московский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным