Новости

01.07.2014 00:47
Рубрика: Экономика

Схемы ведут в офшор

Текст: (юрист адвокатского бюро "Плешаков, Ушкалов и партнеры")
Депутат Госдумы Андрей Макаров предложил внести в Налоговый кодекс (НК) поправки, согласно которым законодательно определяется норма о злоупотреблении правом налогоплательщика (когда основная цель компании - уменьшение налогов или получение незаконных вычетов) и закрепляется практика горизонтального мониторинга (когда между налоговиками и крупными компаниями заключаются соглашения о взаимодействии).

По мнению автора законопроекта, эти предложения направлены против компаний-однодневок и не затронут добросовестный бизнес. Так ли это на самом деле?

Внесение в Госдуму таких поправок является логическим продолжением осуществляемой государством политики по борьбе с уклонением от уплаты налогов, о которой говорил президент РФ в своем Послании Федеральному Собранию на 2014 год. В этом году законодатель уже планировал ввести в НК понятие необоснованной налоговой выгоды, предусмотреть форму взаимодействия бизнеса и налоговиков в виде предварительно согласованных схем налогового планирования, а также вернуться к практике возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям при отсутствии материалов проверки фискальных органов. Первоочередной задачей декларирована борьба с офшорами, которые используются российскими компаниями как средство для уклонения от уплаты налогов с помощью вывода прибыли в низконалоговые юрисдикции.

В этом плане предложенные поправки являются одним из средств достижения важной для российской экономики цели, реализация которой в то же время предполагает существенное повышение рисков для бизнес-сообщества. Указанные риски связаны с неточностью предлагаемых формулировок. Что же неопределенного предлагается в представленном законопроекте? Так, предлагается установить обязанность для налогоплательщика по добросовестному осуществлению прав и исполнению обязанностей в налоговых правоотношениях. При этом под добросовестным поведением налогоплательщика признается надлежащее исполнение им своих обязанностей, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, если налоговым органом не установлен факт злоупотребления правом.

Критерий добросовестности налогоплательщика не является правовым новшеством. В начале 2000-х годов он активно применялся судами в борьбе с агрессивным налоговым планированием компаний. Вместе с тем неопределенность и размытость этой категории на практике приводила к предъявлению налоговыми органами необоснованных претензий, зачастую сводившихся лишь к умозрительному подозрению фискалов в наличии "схемы". Апогеем доктрины добросовестности являлось привлечение налогоплательщиков в подобных случаях к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов.

Такая правовая конструкция, имея благую цель (борьбу с уклонениями от уплаты налогов, осуществляемыми с помощью законных с формальной, но не с содержательной стороны средств), обладала значительным недостатком в виде отсутствия четких правовых критериев. Ввиду этого судебно-арбитражная практика пошла по пути выработки иных механизмов, нацеленных на борьбу с уклонением от уплаты налогов, что в итоге привело к принятию Постановления Пленума ВАС РФ от 12 октября 2006 г. N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком выгоды" и закреплению в нем понятия "необоснованная налоговая выгода".

Преимуществом нового подхода, действующего до сих пор, являлось то, что были выработаны вполне определенные концепции, согласно которым налоговые органы могли бороться с агрессивным налоговым планированием: доктрина существа над формой, доктрина фиктивных операций, доктрина деловой цели, осмотрительность при выборе контрагента. В соответствии с таким подходом, нацеленным на борьбу с формально законными, но социально неприемлемыми действиями по оптимизации налогообложения, суды занимаются ничем иным, как переквалификацией сделок.

Таким образом, сейчас выработан подход, согласно которому с агрессивным налоговым планированием следует бороться налоговыми методами, не заимствуя при этом правовые конструкции из других отраслей права. Что же мы видим в представленном законопроекте? Идеи, предлагаемые в нем, характеризуются двумя негативными моментами: возврат к не оправдавшей себя доктрине добросовестности и привнесение в налоговое законодательство гражданско-правовой конструкции злоупотребления правом.

Под злоупотреблением правом понимается совершение хозяйственных операций, сделок или действий (бездействия), основной целью которых является неисполнение (неполное исполнение) обязанности по уплате налогов и сборов, а также неправомерное получение права на возмещение налогов и сборов. По всей видимости, в законопроекте речь идет о злоупотреблении именно гражданским правом - правом на совершение сделок. Злоупотребление же выражается в том, что компания, заключая сделку, преследует достижение не экономического эффекта от операции, а имеет целью уклонение от уплаты налогов. Поскольку речь идет о злоупотреблении правом в гражданско-правовом смысле, то имеет место риск того, что суд при рассмотрении дела об оспаривании решения налогового органа о доначислении сумм налога будет также исходить из порочности самой гражданско-правовой сделки. Применение этих норм в указанном смысле и настораживает, поскольку такое излишнее вмешательство налогового права в гражданско-правовые отношения частных субъектов способно разрушить гражданский оборот.

Вместе с тем предлагаемые поправки имеют и позитивный характер. В частности, законодатель не просто бездумно возвращается к доктрине добросовестности налогоплательщиков, но и пытается наполнить понятие злоупотребления правом элементами доктрины деловой цели. Наиболее целесообразным решением возникшей проблемы явилось бы полное дублирование формулировок, имеющихся в Постановлении Пленума ВАС РФ N 53, в закон.

Как указано в пояснительной записке к рассматриваемому законопроекту, применение разъяснений высшей судебной инстанции неоправданно, поскольку нередко приводит к использованию на практике налоговыми органами оценочных категорий, в частности, таких как "экономическая обоснованность", "должная осмотрительность", "злоупотребление правом" к компаниям, надлежащим образом исполняющим свои обязанности. Таким образом, сами инициаторы этих положений законопроекта усматривают негативные последствия в применении фискалами оценочных понятий и терминов. Предлагаемые же в законопроекте категории являются куда более оценочными, чем те, которые сегодня выработаны судебной практикой.

При этом не стоит забывать о последствиях, к которым может привести применение будущих законоположений, учитывая тот факт, что сейчас активно обсуждается возможность наделения Следственного комитета РФ полномочиями по самостоятельному (без результатов проверки налоговых органов) возбуждению уголовных дел по налоговым преступлениям. Ошибка правоприменителя в таком случае будет иметь высокую цену.