Новости

14.07.2014 00:50
Рубрика: Власть

Кто заказывает музыку в Европе?

Алексей Пушков: Именно здесь и сейчас проверяется соотношение сил в мире
Украина превратилась сегодня в поле столкновения различных международных групп, которые по-разному видят ее судьбу. Каков сейчас расклад политических сил в мире и какой должна быть внешнеполитическая стратегия России - об этом "РГ" рассказал глава Комитета Государственной Думы по международным делам Алексей Пушков.

Алексей Константинович, на днях вы вернулись с заседания сессии Парламентской Ассамблеи ОБСЕ. Была ли дискуссия, посвященная ситуации на Украине жаркой? Насколько трезво оценивают в ОБСЕ ситуацию на Украине?

Алексей Пушков: Дискуссия была весьма жаркой. Западных участников я бы разделил на две группы. Первая полностью ориентируется на позицию США. Это канадцы, британцы, голландцы, прибалтийские делегации, поляки, шведы и некоторые другие. Их совершенно не интересует то, что на самом деле происходит на Украине. Была б их воля, они бы вообще не говорили ни о страшном преступлении в Одессе, ни об обстрелах жилых районов, ни о гибели гражданского населения на востоке Украины. Ведь позиция США состоит в том, чтобы не обращать на это внимания, дать полный "карт-бланш" Киеву на любые действия, которые ему необходимы, чтобы достичь желаемого результата. Эти депутаты работают на политические цели, обозначенные Соединенными Штатами для Евроатлантического альянса. Они не реагируют на информацию, которая не вписывается в их линию, какой бы ужасной эта информация ни была.

Другая группа - это депутаты, которые не согласны с автоматической поддержкой антироссийской позиции. В делегациях европейских стран нет полного единства, ведь они сформированы по принципу представительства от разных фракций в своих парламентах, то есть состоят из представителей различных политических сил. Скажем, немецкие социал-демократы тяготеют к более компромиссному подходу, а блок ХДС-ХСС - к более жесткой линии по отношению к России. Эта группа представляет ту часть Европы, с которой мы можем иметь дело - той Европы, которая заинтересована в адекватном восприятии происходящего. Это не значит, что они согласны с действиями России, в частности в отношении Крыма. Но они видят, что на Украине происходит совсем не то, что им пытаются внушить. Что это вовсе не "демократическая революция", что там очень сильны ультранационалистические силы, а на востоке страны киевская власть бомбит и обстреливает жилые районы и мирные поселки.

Как вы уже упомянули, на сессии был принят проект резолюции американского сенатора Бенджамина Кардина под названием "Очевидное, грубое и неисправленное нарушение Хельсинкских принципов Российской Федерацией". Какова позиция российской стороны по этой резолюции?

Алексей Пушков: Эта резолюция, по нашему мнению, полностью построенная на лживых предпосылках и заведомо антироссийских утверждениях, была принята 92 голосами. Там есть пассажи, которые вызывают недоумение. Например, говорится об "интервенции России" на Украине. Но где эта интервенция? Еще в апреле США в лице госсекретаря Джона Керри несколько раз обещали представить доказательства, что на востоке Украины воюют российские военные и российские спецназовцы. Лавров предложил им продемонстрировать этих военных - там же идут военные действия, кого-то берут в плен. И до сих пор мы ждем доказательств. Но их просто нет.

Каковы последствия этой резолюции?

Алексей Пушков: Никаких, кроме чисто политических. Эта резолюция как бы фиксирует мнение большинства в ПА ОБСЕ. И это то, чего добиваются американцы: создать ощущение, будто весь мир осуждает Россию. Но я бы обратил внимание, что 30 членов Парламентской Ассамблеи проголосовали против и 27 воздержались. Таким образом, 57 человек - больше трети голосовавших - отказались поддержать эту резолюцию. И это не только наши союзники из стран ОДКБ, но часть греческой, немецкой, французской, сербской делегаций. Нас поддерживали и итальянские депутаты. Швейцарские парламентарии воздержались от осуждения России, потому что, как и многие другие, посчитали, что в резолюции нет критики действий украинской власти. А это означает, что США и их союзникам не удается навязать всем свою позицию. И на ПА ОБСЕ, и на других международных площадках идет схватка за мировое политическое и общественное мнение. И если бы существовала такая международная организация, как всемирная организация парламентариев, то там такая резолюция не прошла бы. Против нее проголосовала бы почти вся Латинская Америка, большая часть государств Африки, против был бы Китай, скорее всего, воздержались бы Индия и большая часть стран Азии. Страны Ближнего и Среднего Востока, испытавшие на себе, как США следуют международному праву, тоже, скорее всего, проголосовали бы против этой резолюции. Но пространство ОБСЕ - это политическое пространство, где Запад имеет преимущество, так как в эту организацию входят более 30 стран - членов НАТО и кандидатов на вступление в Альянс. За счет этого численного преимущества США и удается проводить свои резолюции.

При этом могу ответственно сказать, что ни по результатам голосования, ни по обстановке на этой сессии ни о какой изоляции России, которая является главной целью администрации Обамы, говорить не приходится. Когда мы ехали на сессию ОБСЕ, у нас было две задачи. Первая - добиться принятия решения о создании международной парламентской контактной группы по Украине. Вторая задача - не допустить американской политической и пропагандистской монополии на сессии Парламентской Ассамблеи. И обе задачи мы выполнили. Во-первых, решение о создании парламентской контактной группы было принято и никто, даже американцы, не высказался "против". Состоялось и заседание по созданию этой группы с участием председателя Парламентской Ассамблеи ОБСЕ Ранко Кривокапича и глав делегаций России и Украины. Договорились, что такая группа будет сформирована в ближайшее время. Полагаю, ее первое заседание состоится в сентябре. Мы уже обсудили этот вопрос с избранным на этой сессии новым председателем ПА ОБСЕ - финном Илкка Канервой и пришли к согласию, что в рамках этой группы следует не воспроизводить конфронтационный алгоритм ситуации, а попытаться выйти на общие принципы выхода из украинского кризиса.

Мы слышим самые миролюбивые заявления и призывы от всех более или менее заинтересованных сторон. При этом мирное урегулирование конфликтной ситуации на Украине не движется вперед. В чем причина?

Алексей Пушков: Украинцы превратили свою страну в поле столкновения различных сил, которые по-разному видят ее судьбу. И дело здесь не в нас. Задолго до начала кровавых событий в украинскую политику стали активно вмешиваться и Евросоюз, и США. Россия же долго демонстративно держалась в стороне. И все равно нас теперь там обвиняют во всех грехах. И возникает вопрос: а была ли правильной наша сдержанность? В ситуации, когда уже шла абсолютно открытая политическая битва за Украину, когда официальные представители западных государств на майдане фактически призывали к свержению законного президента, надо ли было нам так демонстративно оставаться в стороне? Что же касается Украины, то она оказалась неспособной к решению собственных проблем. Новое киевское руководство пошло по пути поддержки ультранационалистов, которые устроили бойню в Одессе. Оно ежедневно, ежечасно нарушает права человека на востоке страны. И фактически руководство Украины хочет, чтобы ее проблемы были решены не ею, а Западом, но против России.

Возможно ли изменение внешнеполитического курса Украины?

Алексей Пушков: Не думаю: мы не видим серьезной альтернативы проамериканско-антироссийскому курсу властей Украины. При этом она полностью зависима от Запада. У нее сейчас более 100 млрд долларов внешнего долга, причем из них 20 млрд надо возвращать в ближайшее время. И если бы не политическая и финансовая поддержка западных стран, это была бы страна-банкрот, несостоявшееся государство, которое могло бы распасться на части. Поддержка Запада обеспечивает ей некоторый уровень выживаемости. Но украинский кризис уже стал международным кризисом. А потому претензии на "незалежность", честно говоря, выглядят неубедительно, потому что никакой независимой Украины сегодня просто нет. Есть Украина, которая, возможно, хотела стать независимой, но стала абсолютно зависимой от западных доноров и от США. То, что Украина сейчас является объектом пристального международного внимания и международных усилий - вина прежде всего самого Киева. Ведь там довели ситуацию до войны и не сумели найти самостоятельных путей решения противоречий, которые привели к многочисленным жертвам и исходу десятков тысяч людей с территории Украины.

Какие варианты выхода из этой патовой ситуации представляются вам наиболее эффективными? И какой вы видите дальнейшую стратегию России по взаимодействию с западными странами?

Алексей Пушков: Большая часть европейского политического класса придерживается евроатлантической дисциплины, которая состоит в том, что надо поддерживать линию США - даже если люди с ней не вполне согласны, даже если они понимают, что то, что им внушают - неправда. Но они предпочитают выражать свое мнение в кулуарах, а не в публичных выступлениях. Есть и те, кто выражает несогласие открыто. Но не эти люди заказывают музыку. Одна из причин европейской зависимости от США находится в военной плоскости. На Америку приходится 75 процентов расходов блока НАТО в то время, как целый ряд государств не выполняет своих финансовых обязательств перед альянсом. За счет того, что Соединенные Штаты несут на себе основной груз военных расходов, другие страны могут позволить себе экономить на этом. Но они компенсируют это автоматической поддержкой американцев в международных кризисах. Иногда эта логика дает сбои: скажем, когда Франция и Германия отказались поддержать агрессию США в Ираке. Но сейчас другая ситуация. Соединенным Штатам удалось "пристегнуть" большую часть европейцев к своей позиции. И, несмотря на все шаги России, которые подтверждают, что мы ищем мирное решение украинского кризиса (отмена решения о возможности применения войск на востоке Украины, признание результатов украинских выборов), ЕС по-прежнему угрожает нам экономическими санкциями.


"У нас уже практически нет никаких контактов, кроме дипломатических, прежде всего - между Сергеем Лавровым и Джоном Керри". Фото:Beawiharta /REUTERS

И какими в этой ситуации должны быть наши действия?

Алексей Пушков: Из Вашингтона раздаются разговоры о том, что Соединенные Штаты переходят к политике глобальной изоляции нашей страны. Что это означает? Что администрация Обамы отказывается от сотрудничества с Россией. Со стороны США уже прекращены все переговоры с нами - от торгово-экономических до военных. На сегодня у нас уже практически нет никаких контактов, кроме дипломатических, прежде всего - между Сергеем Лавровым и Джоном Керри. Иногда президенты беседуют по телефону, но каждый раз, насколько можно понять, приходят к тому, что их позиции очень сильно различаются, если не сказать - диаметрально противоположны. И сейчас США пытаются привлечь к своей политике изоляции Евросоюз.

Для этого им нужно, чтобы европейцы ввели против нас экономические санкции, дабы создать новый тектонический разлом между Россией и Европой в духе "холодной войны". Но Европа заинтересована в контактах с Россией. Заинтересована объективно, вне зависимости от того, кто и как к нам относится, просто в силу финансово-экономических соображений. К тому же мы находимся на одном континенте. Мы - важная большая страна, им надо иметь с нами дело. И нам это тоже нужно. А потому наша задача - не дать США создать такой разлом. Найти те страны, которые не поддержат политику изоляции, причем не только в Европе. Одна из таких стран - Китай. Поездка президента Путина в Китай, позиция, занятая Пекином, очень важны в этой ситуации.

Свою позицию обозначили также Индия, Южная Африка, Бразилия - все страны БРИКС. И нам нужно консолидировать отношения с теми странами, которые не следуют американской политике изоляции. Ведь именно здесь и сейчас проверяется соотношение сил в мире. Проверяется на том, удастся ли США действительно создать эффективную изоляцию России. Мы не должны дать США изолировать Россию, в том числе и на международных площадках, в той же ОБСЕ.

На мой взгляд, нам это удается. Ведь мир очень многообразен. Когда нам говорят на Западе, что есть некое мировое сообщество, которое нас осуждает, то имеют в виду 28 государств - членов НАТО и Евросоюза. Однако это не мировое, а западное, евроатлантическое сообщество. А оно - при всем своем весе - далеко не все мировое сообщество, а лишь его часть.