Новости

21.07.2014 00:36
Рубрика: В мире

За расходы не стыдно

Хорошая репутация приветствуется
В число государственных чиновников в Германии входят, кроме сотрудников министерств и ведомств, также судьи, прокуроры, полицейские, учителя, профессора и пожарные.

К ним предъявляются определенные требования. Например, они не имеют права бастовать. Кроме того, параллельно заниматься другой деятельностью госчиновники могут только с особого разрешения. Стать чиновником можно, лишь получив особое "свидетельство о назначении на должность". Это отличает их от обычных служащих, которых принимают на работу по традиционному трудовому договору. Главное условие "назначения на должность" - это гражданство Германии по статье 116 Конституции ФРГ или гражданство одного из государств Евросоюза, которые гарантируют, что "они отстаивают свободный демократический правопорядок" (это второе важное условие по принципу "соответствия") и обладают необходимым образованием или знаниями. В случае необходимости принять на работу особо квалифицированного профессора, равного которому в Германии не найти, государство может отступить от основного правила о гражданстве и нанять, например, китайца или турка.

Однако для выполнения особых задач, например, в органах безопасности, на чиновничью службу принимаются только граждане ФРГ. Такие требования предъявляются к сотрудникам МИДа, судебных органов и прокуратуры, а также к полицейским. Кроме того, госчиновники должны обладать хорошим психическим и физическим здоровьем. Для поступления на службу они должны предъявить медицинское заключение. Например, у больной анорексией выпускницы юрфака вряд ли будут шансы стать судьей, а у 200-килограммового абитуриента - полицейским. И конечно, будущие госчиновники не должны иметь судимостей. Еще одно условие - от госчиновников требуется порядочность, умеренный образ жизни и "упорядоченные экономические отношения", то есть отсутствие баснословных долгов. Кроме того, весьма желательно, чтобы у них была хорошая репутация, включающая как приятный характер, воспитание и, разумеется, соответствующее занимаемой должности образование. Других ограничений на занятие должности госчиновника, как и иных требований к нему, например, не иметь иностранной жены, счета в иностранных банках или недвижимости за границей, в ФРГ не существует.

Ангелы с портфелями

Текст: Олег Кирьянов ("Российская газета", Пусан)
В Южной Корее требования к государственным чиновникам весьма суровы и строги. Причем чем выше пост, тем сложнее бывает найти подходящего кандидата. В этом, например, совсем недавно убедилась лично президент Южной Кореи Пак Кын Хе, которая два месяца искала премьер-министра.

Оба кандидата, которые, казалось бы, были безупречны, вынуждены были один за другим взять самоотвод и отказаться от поста под давлением общественной критики и "выяснившихся обстоятельств". В конце концов Пак пришлось пойти на беспрецедентный для политической истории Кореи шаг - она вернула назад прошение об отставке экс-премьеру Чон Хон Вону, вновь назначив его главой правительства.

4 тысячи долларов - средняя зарплата в Южной Корее

Если же говорить об обычных госслужащих, то в Южной Корее не приветствуется наличие иностранной супруги, а такие "недостатки" как судимость, подозрения в уклонении от службы в армии практически закрывают путь к карьере в государственных структурах. По поводу "иностранных следов" зачастую все зависит от конкретного министерства и ведомства. Если чиновник находится на направлениях, явно связанных с государственными секретами (минобороны, спецслужбы, ВПК и т.п.), то вряд ли там получится работать, когда супруг(а) является иностранцем. С другой стороны, как правило, принятие корейского гражданства и отказ от иностранного решает эту проблему.

Есть еще и такая тонкость: в Корее гораздо более лояльно смотрят, если "иностранные" корни "растут" со стороны "главного союзника" Сеула - США. Например, у многих даже высокопоставленных чиновников Южной Кореи дети зачастую имеют двойное гражданство или ПМЖ в Соединенных Штатах. Учеба же детей за рубежом, наличие счетов у чиновника в иностранных банках, недвижимости в других странах не являются препятствием для госслужбы. Другой вопрос, что все это надо будет тщательно задекларировать, а при необходимости и объяснить "компетентным органам", почему богатство оказалось в другой стране.

На что обращают первостепенное внимание в Корее - чиновник не должен быть замешан в коррупционных делах. И степень скрупулезности, с которой подобные подозрения проверяют, возрастает по мере повышения поста. В этом плане прослеживается влияние действующих в обществе конфуцианских традиций и практики, когда исторически чиновник должен был быть образцом для подражания в плане моральной чистоплотности и поведения.

Например, уже среди упомянутых кандидатов в премьер-министры один "погорел" на том, что "слишком быстро" и "слишком много" заработал, будучи адвокатом. Хотя в итоге ничего доказано не было, но шумихи вполне хватило, чтобы даже в правящем лагере стали высказываться в пользу самоотвода.

Правда, как показывает практика, в Корее порой даже за самые малые и очень давние грешки могут отказать в новом назначении. Например, около 10 лет назад долго искали подходящего главу делегации на переговоры по ядерной проблеме КНДР. Весьма достойные дипломаты с хорошим опытом и замечательным послужным списком "срезались" потому, что у одного 10, а у другого 20 лет назад был факт штрафа за управление автомобилем в нетрезвом виде. В этой связи некоторые в Корее уже начинают иронизировать, отмечая, что на высоком посту, если соблюдать все формальные и неофициальные требования и условия, могут работать только ангелы.

Без конкурса никуда

Текст: Вячеслав Прокофьев ("Российская газета" , Париж)
Французским законодательством перечислены правовые основания, по которым на государственную службу путь заказан. Если конкретно, то в первую очередь это отсутствие французского гражданства. Без него, будь ты семи пядей во лбу, на постоянную работу, скажем, в какое-либо министерство не примут.

Если ты француз, но по тем или иным причинам лишен гражданских прав, то и в этом случае лучше не обращаться с просьбой о работе на почте или об армейском контракте. Откажут. Лучше искать место в частном секторе, да и там на такой контингент смотрят довольно скептически. Непогашенная судимость - веское основание для отдела кадров госпредприятия, а также для городских, региональных и прочих местных структур отказать желающему трудоустроиться.

Надо отметить, что госслужба в принципе открыта для всех французов. Принцип равенства закреплен в статье 6 Декларации прав человека и гражданина, согласно которому все граждане в равной мере допускаются ко всем постам, публичным должностям сообразно их способностям без каких-либо различий. Запрещены ограничения по половому признаку, политическим, религиозным воззрениям.

Однако во Франции помимо общего статуса госслужащих есть и особые правила, которые касаются той или иной, как здесь называют, "суверенной" области. В их рамках могут быть и другие ограничения, к примеру, по возрастному признаку, уровню образования, стажу работы. По существующим правилам, допустим, человек, имеющий двойное гражданство (французское и плюс какое-либо еще) без особых проблем и на общих основаниях, как рассказывали знающие люди, может быть принят на службу в одном из подразделений министерства здравоохранения или на общественный транспорт. Но вот в "суверенной" сфере, а это МВД, МИД, минобороны, не говоря уже о спецслужбах, не все пройдет так гладко, как претенденту хотелось бы. По закону он имеет право подать заявление с просьбой о приеме на работу. На деле же шансы не очень велики. Причем отказ будет иметь вполне законное основание. Дело в том, что важнейшим принципом приема на госслужбу во Франции является конкурс. Желающих стать "слугой народа" здесь предостаточно по ряду причин, среди которых многие выделяют гарантированную занятость. Попав однажды в госструктуры, можно быть уверенным, что не окажешься безработным вплоть до самой пенсии (она составляет до 75 процентов от лучших пяти лет в плане заработка).

Отметим, что такие факторы, как жены (или мужья) с иностранным паспортом или учеба детей за границей большого значения для французской госслужбы не имеют. Что касается счетов или недвижимости за границей, то правило одно: все надо заявлять налоговым инстанциям, а для верхнего эшелона госвласти, а это работники аппарата президента, правительства, депутаты и сенаторы (в этом списке восемь тысяч человек), в обязательном порядке следует предоставлять личную имущественную и финансовую информацию в высший орган транспарентности политической жизни страны. Он был создан год назад Франсуа Олландом по следам шумного скандала, связанного с бывшим министром бюджета Жеромом Каюзаком. Министр, отвечавший за наполнение казны налогами, скрыл наличие банковского счета в Швейцарии и был с позором лишен сначала должности, а затем и депутатского мандата.

Эта история подтолкнула Олланда провести через парламент новый антикоррупционный закон, по которому и была создана эта структура, наделенная широкими полномочиями по мониторингу доходов, авуаров госчиновников и в первую очередь его высшего звена. Теперь они должны указывать не только свои авуары, но и родственников, а также ближайших сотрудников.

Работа под лупой

Каждый из почти двух миллионов чиновников, работающих на федеральное правительство США, в буквальном смысле находится "под лупой" специального правительственного управления по этике. Можно ли принимать дорогие подарки или иметь счета в зарубежных банках? Как избежать конфликта интересов на службе американскому обществу? Эти и многие другие вопросы детально прописаны экспертами ведомства, ответственного за "облико морале" американских бюрократов.

Cозданное еще в 1978 году управление по правительственной этике является самостоятельной структурой, руководитель которой назначается президентом США. Помимо непосредственного контроля за поведением чиновников, сотрудники управления занимаются доскональной регламентацией того, что можно делать бюрократам в США, а также того, чего ни при каких обстоятельствах нельзя допускать во избежание "конфликта интересов" на госслужбе.

В частности, официальным лицам категорически запрещено принимать на работе подарки от частных лиц стоимостью 25 долларов и выше. Не разрешается сотрудникам ведомств и делать презенты своим коллегам по службе, а тем более - собственным начальникам. Кроме того, американским чиновникам предписывается каждый год отчитываться о своем финансовом состоянии, в том числе раскрывать, какими ценными бумагами они владеют. Разумеется, под категорическим запретом находятся и любые заработки "на стороне", а также внеслужебные отношения с бизнес-структурами.

Иметь счета в зарубежных банках чиновникам в США официально не возбраняется. Однако любой американец, располагающий счетом в иностранном банке, на котором лежит больше 10 тысяч долларов, под страхом уголовного преследования и драконовских штрафов обязан задекларировать все свои зарубежные финансовые активы в Службе внутренних доходов - налоговом ведомстве США.

Красиво жить разрешено

Текст: Нива Миракян ("Российская газета", Рим)
Итальянские чиновники живут довольно вольготно, практически ни в чем себя не ограничивая.

Госслужащим, в том числе и высоко ранга, на Апеннинах не воспрещается иметь сразу несколько подданств. К примеру, в одном из последних правительств под руководством Энрико Летты была обладательница двойного итало-германского гражданства министр по работе с европейским сообществом Йозефа Идем. И подобных примеров, если приглядеться, можно найти немало, в том числе среди сотрудников министерства иностранных дел Италии.

Более того, итальянским функционерам, как, в общем, и всем гражданам страны, дозволено открывать где угодно и сколько угодно банковских счетов. Главное, чтобы они не держали в секрете от государства факт их наличия и не пытались бы укрыть свои сбережения от бдительных итальянских налоговиков.

Дети местных чиновников также вольны учиться в любом учебном заведении - государственном или частном, итальянском или зарубежном.

"А почему, собственно, они не должны обучаться за границей? Итальянское законодательство в этом вопросе довольно лояльно и демократично. Дети госслужащих наделены теми же правами, что и любые другие дети в Италии", - пояснил "РГ" Антонио Лонго, сотрудник министерства экономического развития.

Тем не менее, несмотря на всю эту "лояльность", все-таки есть некоторые ограничения, под которые подпадают местные чиновники. Большая их часть отражена в президентском декрете N 62 от 16.04.2013 г. В частности, им строго-настрого запрещено принимать подарки, стоимость которых превышает 150 евро. Госслужащие также обязаны уведомлять о своем членстве в организациях и ассоциациях, участие в которых может повлиять на надлежащее исполнение их служебных обязанностей, и во избежание возникновения конфликта интересов сообщать о наличии недвижимого имущества, акций и облигаций в компаниях.

Однако, как показывает практика, эти нормативы на сегодня пока не способны спасти Италию от частых и громких скандалов, главными фигурантами которых, как правило, являются как раз чиновники, в том числе высшего звена. Только за последние два месяца во взяточничестве уличили мэра Венеции Джорджо Орсони и губернатора Ломбардии Роберто Марони.

Между тем

Италия по-прежнему является одним из лидеров по уровню коррупции в Европе, которая ежегодно обходится госказне в 60 миллиардов евро. Неудивительно, что антикоррупционные законы на Апеннинах даются с большим трудом. Пожалуй, единственная превентивная мера, которую итальянским законодателям удалось внедрить за последние годы, несмотря на очевидное недовольство многих госслужащих - это "закон Северино". По нему осужденным чиновникам запрещено баллотироваться в итальянский парламент, а также занимать госпосты в течение нескольких лет.

В мире Европа Германия А как у них?