Новости

Конкурс на технические специальности более 10 человек на место
Впервые за последние годы заметно вырос конкурс на инженерные специальности. Прежде всего на те, по которым готовят кадры для авиационной, атомной промышленности, строительства и оборонных предприятий.

Так, в МИФИ на некоторые направления конкурс уже более 10 человек на место. Тем не менее набрать лучших абитуриентов вузам не так-то просто. В чем дело? Какие инженеры нужны России? Сколько уроков физики и химии должно быть в школе? Почему технические вузы оказываются в черных списках мониторинга минобрнауки? На эти и другие вопросы "РГ" отвечает заместитель министра образования и науки России Александр Климов.

Александр Алексеевич, в этом году средние баллы на ЕГЭ по химии, физике, математике гораздо ниже, чем раньше. В технические вузы, видимо, придут студенты с тройками по профильным предметам. Можно из троечника сделать хорошего инженера?

Александр Климов: Снижение баллов не означает, что выпускники школ стали что-то хуже знать. Знания в среднем не изменились, просто мы честно их оценили. Думаю, в этом году снижения уровня подготовки абитуриентов в технических вузах не произойдет. У нас есть успешные технические вузы с отличными программами, высокими конкурсами. Их выпускники востребованы на ведущих предприятиях, работают по специальности, имеют высокую зарплату.

Может, настало время поменять учебники и программы по физике, химии. Увеличить часы на эти предметы? Вот у вас, наверное, не два урока физики в неделю было, а три или даже четыре?

Александр Климов: Взрывное развитие Интернета открыло широкий доступ к информации. Если раньше ученик приходил на урок астрономии и узнавал что-то новое о звездах и планетах от учителя, то сейчас он может зайти на сайт и посмотреть фотографии поверхности Марса или активности Солнца, может послушать выступления ведущих ученых.

Меняются технологии преподавания. Сейчас многие физические и химические явления моделируются на компьютере. У преподавателей появляются новые возможности. Можно даже за два часа в неделю интересно давать любой предмет. Кстати, министерство реализует масштабный проект по созданию новых программ для подготовки будущих школьных учителей. В нем участвует 35 вузов, в том числе лидеры педагогического образования.

Откроются ли снова станции юных техников, кружки моделирования и радиотехники, которые прежде были в каждом районе?

Александр Климов: Минобрнауки разработало трехлетний план по привлечению талантливых выпускников школ для обучения на инженерных специальностях вузов. Один из пунктов - поддержка центров технического творчества молодежи, которые работают в регионах. С 2013 года их координацией в России занимается один из ведущих технических вузов "Станкин". Федеральный центр технического творчества учащихся взял на себя функции научно-методического, организационного и информационного сопровождения процессов создания интегрированного пространства инженерного образования и научно-технического творчества молодежи. В масштабах страны "Станкин" координирует работу 730 центров технической направленности. 800 тысяч обучающихся!

Центр проводит финалы Всероссийского конкурса юных изобретателей и рационализаторов, Всероссийского конкурса медиатворчества и программирования среди обучающихся "24 bit", Всероссийского конкурса по робототехнике и интеллектуальным системам. А с этого года будет проводиться "политехническая олимпиада" для учеников 9 - 11 классов. Она будет в большей степени требовать от школьников технической смекалки.

Эта олимпиада будет давать льготы при поступлении в вузы?

Александр Климов: Она уже вошла в официальный список, утвержденный министерством. В зачислении на программы инженерного образования победителей и призеров этой олимпиады в первую очередь заинтересованы региональные политехнические вузы. Почему? Значительная часть предприятий, особенно оборонно-промышленного комплекса, находится в регионах России. Например, на "Севмаш" в городе Северодвинске, где производят атомные подводные лодки, идут работать в основном выпускники Северного (Арктического) федерального университета.

Или, скажем, Воткинский завод в Удмуртии изготавливает ракеты "Тополь-М", "Булава", "Искандер-Э", ракеты-носители "Старт" для запуска коммерческих спутников. Редкий выпускник московского вуза приедет работать в город Воткинск. Большинство молодых инженеров, приходящих на это предприятие, заканчивают Ижевский государственный технический университет имени М.Т. Калашникова. Поэтому система "политехнических олимпиад" должна быть выстроена так, чтобы стимулировать выпускников школ к поступлению в опорные региональные вузы.

Какие инженеры нужны сегодня России?

Александр Климов: Самый массовый класс - инженеры в области эксплуатации технических систем. Техника становится все более сложной. Недавно в одном из техникумов Северной Осетии посмотрел современный хлебоуборочный комбайн. Автоматизация, GPS, самые современные технологии... Чтобы обслуживать такую технику, надо иметь высшее образование. Я думаю, что инженерам по эксплуатации достаточно закончить качественную программу "прикладного бакалавриата".

Другие требования предъявляются к инженерам - проектировщикам, конструкторам, технологам. Я, к слову, сам инженер, шесть лет отработал на Волжском автозаводе в Управлении главного конструктора, потом в Научно-техническом центре, где был испытателем автомобильной техники. Для такого типа инженерных работников желательно иметь конструкторскую или технологическую магистерскую подготовку. Третья категория инженеров - это инженеры-исследователи. В разных областях: в нанотехнологиях, микроэлектронике, биосистемах. Тут уже необходима аспирантура.

Я предполагаю, что сейчас у нас самый большой дефицит линейных инженеров. Мы в прошлом году распределили на конкурсной основе 4,5 тысячи бюджетных мест по программам прикладного бакалавриата. В этом году их уже 25 тысяч.

Почему технические вузы почти всегда в черных списках мониторинга минобрнауки?

Александр Климов: Я бы не сказал, что технические вузы имеют плохие показатели мониторинга. Например, по показателям результативности науки эти вузы часто являются лидерами в регионах. Хотя отдельные вузы действительно из года в год не преодолевают пороговых показателей мониторинга. Ситуацию в конкретном вузе или филиале мы подробно рассматриваем, особенно если этот вуз или филиал готовит специалистов для реального производства.

В 171 филиал приходят письма с рекомендациями прекратить прием студентов на непрофильные специальности

В этом году мы направили в 171 филиал письма с рекомендациями прекратить прием студентов на непрофильные специальности. В списке филиалы технических вузов, основная задача которых готовить инженеров. Если в вузе или филиале не занимаются тем, ради чего он был создан, для чего он нужен?

Один из проректоров большого технического университета рассказал: раньше на предприятии могли работать 60 процентов выпускников, сейчас соответствуют требованиям только 20. Может, надо уменьшить количество мест в вузах, но лучше учить, поднять стипендии и зарплаты?

Александр Климов: Каждый год вузы получают около полумиллиона бюджетных мест. Примерно половина из них связана с подготовкой инженеров. Так что проблем с количеством мест нет. У нас, к сожалению, пока нет такого количества выпускников школ с хорошими результатами ЕГЭ по математике, физике, химии. Но кадры-то предприятиям нужны! Только готовят их не всегда там, где есть производство.

По содержанию программ мы ожидаем утверждения профессиональных стандартов. На основании профессиональных стандартов будем актуализировать образовательные стандарты. Это позволит точнее учитывать требования работодателей.

И как быть? Нельзя же закрыть МИСиС или "Станкин", потому что в столице нет сталелитейного производства.

Александр Климов: Думаю, что в Москве можно готовить инженеров-исследователей, а на предприятиях, в том числе оборонных, активнее открывать базовые кафедры совместно с разными техническими университетами. С 1 сентября 2013 года вузам разрешено обучать студентов прямо на производстве - вести аналитические сессии, мастер-классы, семинары, проектные разработки.

Есть ли у минобрнауки прогноз: сколько инженеров понадобится в ближайшие годы?

Александр Климов: Когда я задаю вопрос представителям высокотехнологичных корпораций, сколько инженеров им потребуется до 2020 года, мне отвечают: "А какой технологический сценарий будет основным? Если работать дальше так, как сейчас, то столько же и нужно. А если на базе суперсовременных технологий проектирования и производства, то в три раза меньше. Только тогда нам будут нужны другие инженеры!"

Когда Объединенная авиастроительная корпорация стала разбираться, какие специалисты им нужны, чтобы строить современные самолеты, выяснилось, что половины требуемых специалистов не готовят ни в одном ведущем авиационном вузе. Часть проектных и технологических компетенций отсутствует в самих корпорациях. Поэтому в России начал реализовываться проект "Глобальное образование", по которому лучшие выпускники бакалавриата и специалитета смогут за счет бюджета учиться в ведущих мировых университетах в обмен на обязательство вернуться в Россию и отработать на ведущих предприятиях три года. Мы рассчитываем, что это позволит сформировать те компетенции, которые у нас пока недостаточно развиты.

То есть уже в сентябре бакалавры, которые в этом году закончили вузы и поступили в западные университеты, могут прийти в минобрнауки за деньгами?

Александр Климов: Не только они, но и те студенты, которые уже учатся в магистратурах и аспирантурах ведущих вузов мира. Рассчитываем, что таких в этом году будет не меньше 150 человек.

Подписка на первое полугодие 2017 года
Спроси на своем избирательном участке