Новости

Судам запретили полагаться на заочные улики
Верховный суд России добивается серьезного поворота в судебной практике: людей в мантиях приучают особо смотреть на каждое доказательство. Если какой-то документ не был изучен в суде, он не может стать доказательством вины. А приговор, основанный на "слепых" доводах, должен быть отменен.

В свежем обзоре судебной практики Верховный суд России привел в качестве урока дело из Оренбургской области, где были осуждены по обвинению в разбое двое граждан. В обнародованном документе они фигурируют как Ч. и О., первый получил 22 года лишения свободы, второй - 19 лет. По мнению следствия, они ограбили и убили двух мужчин. Сами подсудимые уверяют, что убивать никого не собирались, просто хотели подшутить, а там, слово за слово, возник конфликт. От того, чья версия победит, зависит размер срока.

Первая инстанция не усомнилась в словах обвинения. Однако Верховный суд России обратил внимание, что в ходе процесса не допрашивали свидетеля, не изучали заключения экспертов, другие письменные документы, легшие в основу приговора. Приговор был отменен, дело отправлено на новое рассмотрение.

"К сожалению, суды при постановлении приговоров нередко продолжают ссылаться на неисследованные в ходе судебного разбирательства доказательства, - сказал "РГ" эксперт Федеральной палаты адвокатов Алексей Иванов. - Но в последнее время наметилась тенденция отмены Верховным судом РФ приговоров, постановленных с нарушением данного требования. Законодателем установлено, что приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые были непосредственно исследованы в судебном заседании. Данное требование полностью соответствует международным стандартам и направлено на повышение качества правосудия".

Запрещен судье и формальный подход: посмотрел, кивнул и отложил. В приговоре надо привести и мотивы, по которым судья принял одни и отверг другие доказательства. На практике об этом людям в мантиях тоже приходится напоминать. Например, Саратовский областной суд отменил приговор некоей Г., директору школы, обвиненной в мошенничестве. По версии следствия, она подписывала липовые акты, что ученики трудились разнорабочими в школе, а полученные школярами деньги заставляла сдавать в кассу. При этом суд не обратил внимания на показания свидетелей, что многие вокруг, включая чиновников, знали о подделке. Как выяснилось, никто и не собирался заставлять школьников работать. По словам свидетелей, указание участвовать в программе трудоустройства детей поступило из отдела образования. Так что, вероятно, речь шла не столько о наживе, сколько о формализме - работе для галочки.

"Указанные обстоятельства имели значение для правильного принятия решения по делу, однако не получили надлежащей оценки в приговоре суда", - заметил вышестоящий суд. Не нашло обвинения и следов корысти. Поэтому судье надлежало мотивировать, почему он отверг одни доказательства и поверил другим. Так что приговор был отменен.

"В каждом конкретном случае суд может отдать предпочтение определенным доказательствам, исследованным в судебном заседании в совокупности с другими доказательствами и положенным в основу приговора, - поясняет Алексей Иванов. - В приговоре должны быть отражены доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства".

Выдержка из обзора

7.1. Приговор отменён, поскольку в нарушение положений ч.3 ст. 240 УПК РФ суд в подтверждение своих выводов о виновности лица сослался на собранные по делу доказательства, которые не были исследованы в ходе судебного разбирательства и не нашли отражения в протоколе судебного заседания.

По приговору Оренбургского областного суда от 16 декабря 2013 г. Ч. и О. признаны виновными и осуждены за разбой группой лиц по предварительному сговору с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших; за убийство двух лиц группой лиц, сопряжённое с разбоем. Кроме того, О. совершил грабёж с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Судебная коллегия приговор суда отменила по следующим основаниям.

Как усматривается из описательно-мотивировочной части приговора, судом в его основу в качестве доказательств виновности Ч. и О. в разбое и убийстве наряду с другими доказательствами положены: протокол осмотра места происшествия; заключения экспертов, проводивших судебно-биологические экспертизы; акты судебно-медицинских экспертиз; материалы по выемке документов из ломбарда, показания в судебном заседании свидетеля К.

В качестве доказательства виновности О. в грабеже в отношении Б. в приговоре приведено заключение судебно-медицинского эксперта.

Кроме того, делая вывод о вменяемости подсудимых Ч. и О., суд сослался в приговоре на заключения экспертов в актах судебно-психиатрических экспертиз.

Между тем в протоколе судебного заседания от 19 декабря 2013 г. в части, относящейся к судебному следствию, приведённые письменные доказательства не указаны и действия по их исследованию не отражены, как не отражён и допрос свидетеля К.

В соответствии с ч. 1 ст. 240 УПК РФ в судебном разбирательстве все доказательства по уголовному делу подлежат непосредственному исследованию, за исключением случаев, предусмотренных разделом X УПК РФ. Суд заслушивает показания подсудимого, потерпевшего, свидетелей, заключение эксперта, осматривает вещественные доказательства, оглашает протоколы и иные документы, производит другие судебные действия по исследованию доказательств. Приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ч. 3 ст. 240 УПК РФ).

Эти требования уголовно-процессуального закона нарушены судом первой инстанции.

Как следует из протокола судебного заседания, указанные доказательства, на которых базируются выводы суда, не были исследованы в ходе судебного разбирательства в условиях состязательного процесса по правилам, установленным ст. 87, 88 УПК РФ, что противоречит фундаментальным основам уголовного судопроизводства.

Допущенные нарушения являются существенными и неустранимыми в суде апелляционной инстанции, в связи с чем Судебная коллегия приговор в отношении Ч. и О. отменила, а дело передала на новое рассмотрение в тот же суд иным составом суда.

Определение от 11 марта 2014 г. № 47-АПУ14-6