Новости

05.08.2014 00:45
Рубрика: Экономика

Кредиторы против

Деньги для банков станут "короче" и дороже
На прошлой неделе США и ЕС расширили санкции против российского финансового сектора. В "черном списке" теперь оказались крупнейшие банки страны - Сбербанк, ВЭБ, ВТБ и отдельно выделенный входящий в группу Банк Москвы, Газпромбанк, Россельхозбанк. Эксперты "круглого стола" "Экономические санкции: возможные последствия для финансового и банковского секторов" пришли к выводу, что хотя сами по себе санкции еще не успели всерьез отрицательно повлиять на российскую экономику, сам факт того, что они были введены, уже отразился на ней негативно.

"Дело очень серьезное, - отметил финансовый омбудсмен Павел Медведев. - Развитие российской экономики замедлялось и до введения санкций, то есть общий фон был плохой, а сообщение о санкциях еще хуже повлияло на инвесторов. По-видимому, эта тенденция продолжится, и выпутаться будет очень трудно. Ведутся разговоры о привлечении внутренних резервов, но пока это только разговоры".

Очередной пакет санкций не так страшен, считает председатель Консультационного совета акционеров ВТБ Валерий Петров. По его словам, те инвесторы, которые гипотетически могли бы дать длинные деньги этим банкам без санкций из ЕС и США, и так не готовы были вкладывать из-за общей напряженной геополитической обстановки, да и премию за риск они сейчас просят слишком большую. А неамериканские и неевропейские инвесторы, которые хотели бы и могли бы кредитовать российские банки, и сейчас по-прежнему готовы это делать, невзирая на санкции. "Если не будут заблокированы продажи российских энергоресурсов и иной экспорт, то отказ от российского потребления финансовых услуг может даже помочь оздоровить нашу финансовую систему и укрепит рубль, - отметил Петров. - Конечно, не сразу и при условии, что у нее хватит собственного запаса ликвидности". Что касается группы ВТБ, по словам эксперта, на ее внутрироссийский розничный бизнес санкции почти не окажут влияния - ни ВТБ24, ни Лето Банка в списке нет. От введенных санкций бизнес Банка Москвы никак не страдает, отметил Петров, так как банк сориентирован на работу на внутреннем рынке.

Главный экономист АФК "Система" Евгений Надоршин считает, что основная проблема с санкциями - это то, что они не настолько хорошо прописаны, чтобы их можно было сопоставить с законами стран ЕС и США. "Не очень понятно, что можно, а чего нельзя делать. Как трактовать, например, понятия резидент/нерезидент. Если у компании есть "дочка", означает ли это, что она является резидентом? Это все создает дополнительные сложности и неразбериху в отношениях российских контрагентов с европейскими и американскими", - отметил эксперт. При этом он обратил внимание, что европейские санкции не закрывают рынки капитала - есть набор непубличных инструментов, с помощью которых можно привлечь даже акционерный капитал, не говоря уже о синдицированном кредите.

Также, по мнению Надоршина, ограничения не являются катастрофой, потому что потенциально есть азиатский рынок. Сегодня очень мало российских компаний имеет опыт работы на нем, в том числе опыт размещений и взаимодействия с азиатскими контрагентами. Однако неразрешимой проблемы в том, чтобы этот опыт приобрести, эксперт не видит. "Конечно, основным рынком заимствований была и остается Европа, - добавил он, - и быстро восполнить пробел азиатскими рынками просто физически невозможно. Если этот процесс будет идти, то он будет идти плавно и потребует очень больших усилий". На то, чтобы Азия смогла приблизиться к Европе по объему размещаемого в России капитала, может уйти до 10 лет, отметил эксперт.

По словам Надоршина, нельзя сказать, что санкции "что-то разрушают в нашем финансовом секторе". Однако в том числе для банков, которые под санкции не попали, деньги станут "короче" и дороже. "Сейчас, по сути, становится понятно, что, например, ипотеку в прежних объемах фондировать, видимо, будет не из чего, - сказал экономист. - Если только ЦБ или институты развития не предложат альтернативных инструментов. Проблемы будут с корпоративным кредитованием после нынешнего повышения ставок ЦБ. Сложно сказать, что больше навредит корпоративному кредитованию - повышение ставок ЦБ или санкции. Потому что для корпоративных кредитов сейчас тоже нет длинных и недорогих денег. А поскольку у наших корпораций не хватает прибыли - по многим секторам по прошлому году прибыль падает - возможностей платить больше за кредит тоже нет".

Фондовый рынок на следующий день после объявления о расширении санкций отреагировал на это всплеском волатильности. При том, что заявленные санкции оказались менее жесткими, чем ожидалось. Санкции "первого этапа третьей фазы" могут обойтись российскому ВВП в 0,2-0,3% роста в этом году и, возможно, больше в следующем, отметил главный аналитик управления исследований и аналитики Промсвязьбанка Олег Шагов. "В обнародованном в прошлую среду специальном заявлении страны G7 призвали Россию к деэскалации конфликта, но выразили готовность расширять список антироссийских санкций в будущем. Рост котировок российских акций на этом фоне, на наш взгляд, был вызван закрытием игроками "коротких" позиций", - отметил эксперт. В наступающий сезон отпусков новых санкций от Запада, по его словам, скорее всего, ждать не стоит. "Косвенно санкции могут повлиять на инвестбизнес. Но поскольку российский фондовый рынок и так стагнирует, то эта новость будет отыграна за несколько дней. Партнеров для прямых инвестиций, которые станут выгодными проектами, банки найдут без ЕС и США", - отметил Валерий Петров.

"Если прогнозировать, будут ли санкции расширяться, то, скорее всего, да, - полагает профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Максим Сафонов. - Насколько это драматично отразится на российской экономике, сейчас сложно оценить". При этом эксперт напомнил об опыте Ирана, который в течение многих лет фактически изолирован от западных рынков капитала, тем не менее его темпы экономического роста "продолжают удивлять". Сафонов добавил, что сейчас главное - понять, что санкции представляют собой на самом деле, ведь после их введения прошел слишком небольшой период времени.