Новости

13.08.2014 20:40
Рубрика: Экономика

Попасть в жилу

Сибирский ученый-геофизик предлагает применять в геологоразведке надежные технологии, а не дырявить недра наудачу
На юге Тюменской области приближается к пиковому порогу добыча нефти в Уватском районе. Готовится проект комплексной разработки 26 месторождений с труднодоступными залежами на стыках Уватского, Тобольского и Вагайского районов. По прогнозу экспертов регионального правительства, в среднесрочной перспективе удастся нарастить добычу углеводородного сырья с нынешних 10-11 до 30 миллионов тонн, обогнав сначала Башкирию, а затем и Татарстан. А ведь еще 15 лет назад эта западносибирская территория в плане запасов нефти считалась малоперспективной.

- Взгляды меняются, разрушаются самые стойкие шаблоны мышления. Нефти, уверяю, у нас достаточно. Надо только научиться распознавать ее в земной толще, а главное - извлекать в местах концентрации, - говорит известный сибирский геофизик, доктор геолого-минералогических наук, профессор Роберт Бембель.

Он подтверждает, что в геологоразведку юга региона есть смысл вкладывать капиталы. Недавно ученый проанализировал результаты полевого исследования шестилетней давности коллегами из Новосибирска обширного участка тюменских недр. И насчитал около ста геосолитонных трубок. Это, согласно оригинальной теории Бембеля, вертикальные каналы, по которым под сильным давлением от ядра планеты идет водород, по пути образуя углеводородные отложения. Они также имеют вертикальную структуру. Конструкция похожа, грубо говоря, на шашлык на шампуре. Трубки радиусом 50-500 метров можно обнаружить с помощью высокоразрешающей объемной сейсмики (ВОС), используемой отечественными геологами, увы, чрезвычайно редко. На такие невидимые "дырки" промысловики порой натыкаются случайно и ликуют, когда газ или нефть "прут со страшной силой". Правда, с этой силой надо обходиться аккуратно, она может многотонную конструкцию подбросить в воздух ровно щепку, скрутить в спираль буровую колонну, спровоцировать пожар.

- У нас же как практикуется: дырявим землю, пока не повезет. Более 80 процентов скважин - что называется, сухие. Каждая обходится в копеечку. Ищем некое озеро, спрятанный природой резервуар, супербочку. Следуем классической теории залегания углеводородов. А бочки-то нет. Есть ствол, есть многочисленные жилы и жилочки, ветки и веточки, если хотите. Вроде растущего дерева.

- Позволительно сравнить с кровеносной системой животного, человека? - спрашиваю собеседника. - Уколол палец - вышло несколько капель крови. Порезал вену - много потерял, попал в артерию - кровь фонтаном.

- В верном направлении мыслите. Следуя вашему образу, напомню: на капилляры приходится 99 процентов общей протяженности сосудов. В структуре месторождения почти то же самое. Взяли из капилляров некоторое количество жидкости, стал приток бедным - вынули "иглу". Или прибегли к гидроразрыву - обширной выкачке нефти за счет образования множественных трещин в породах, своеобразных порезов, - продолжает аналогию Роберт Бембель.

Он рассказывает о диалоге со специалистами госкомитета по запасам, куда был приглашен в прошлом году. Почему редко применяется трехмерная сейсмика (3D)? Оказывается, по ее результатам рисунок структуры месторождения "выглядит странно" - "лапша какая-то вместо блина, кружево вологодское". В цельном объекте запасов нефти куда как больше. Следовательно, выгоднее его за основу расчетов принимать.

Когда-то концепция Бембеля заинтересовала топ-менеджеров ВР. Ее глава сам допытывался у профессора, что да как. А если, спросил, найдем геосолитонную трубку в мантии Земли? Геофизик предупредил: не вздумайте бурить прямо по центру выхода геосолитонов - там дьявольское давление, ориентируйтесь на периферию. О том разговоре Роберт Михайлович вспомнил, когда узнал о катастрофе в Мексиканском заливе.

- Стал изучать буровую документацию, космические снимки. Ага, прислушались к моему совету - на окраине трубки заложили первую скважину. Она давала, по свидетельству компании, 19 тысяч баррелей в сутки с 11-километровой отметки. Проект же был на две скважины. Вторую заложили слишком близко к первой. Судя по всему, нефть с глубины заполнила все верхние проницаемые горизонты в нескольких сотнях метров от подошвы моря. И когда бур прошел один километр, случился прорыв. Давление! Толстенное железо, кстати, в спираль скрутило. Потому что у геосолитонного потока вихревая структура и он проходит и через базальт, и через гранит, - объясняет исследователь.

Какие чудеса способно творить сверхвысокое давление, убедилась группа ученых из России, Китая и США. Обыкновенная соль под 20 гигапаскалями "родила" - вопреки всем существующим химическим законам - невероятные молекулы с великолепной электропроводимостью. Эта сенсационная новость взбудоражила научное сообщество. Сейчас один ученый из Оксфордского университета использует высокое давление для исследования ядра Земли, пытаясь понять, как гелий "утекает" из расплавленных сплавов железа, соединений кремния. Теория сибирского ученого прямо связана с процессами в "орешке", о свойствах которого мы знаем крайне мало. "Там, в сердцевине, три миллиона атмосфер!" - восклицает Бембель.

Если бы не следование геологическим догмам, богатейшее месторождение Югры - Приобское - открыли бы не в 80-х годах, а на 20 лет раньше, убежден профессор Бембель. На территории Приобского он работал еще будучи студентом-практикантом. Тогда, в конце 50-х, геофизики догадывались, что под ногами кладовая - сейсмика о том свидетельствовала. Однако разведчикам просто запретили вести изыскания, поскольку внизу сплошные глины, в них "априори исключены нефтяные коллекторы". Студент все-таки обосновал детальную разведку потенциальных залежей, назвав их месторождением у Пимского вала. Ныне Приобское - самое крупное из разрабатываемых на территории Югры.

- Здесь преобладают геосолитонные трубки небольшого диаметра - 50-100-метровые. Чем уже трубки, тем их больше. И наоборот. На нефтеносном участке юга области встречаются с ореолом в 200-300 метров. Если в них пробурить скважины, то, по моим расчетам, продуктивность каждой составит около 50 тонн в сутки. Кстати, у нас толщина осадочного чехла, под которым находится нефть, может составлять полтора километра, тогда как в районе Сургута - около трех, возле Нового Уренгоя - в пределах пяти. Попадание в геосолитон даст кратное сокращение расходов. Это и альтернатива весьма затратной технологии добычи сланцевой нефти. Экономия кого-нибудь интересует? - вопрошает Роберт Бембель.

Он акцентирует внимание на необходимости повсеместного применения при геологоразведочных работах надежных технологий. Это трехмерная сейсмика в сочетании с высокоразрешающей объемной. Поскольку под землей непрерывно идут процессы, изменяющие структуру, объем и качество углеводородов, ученый уже мыслит в 4D. Четвертым параметром служит время.