Новости

14.08.2014 14:15
Рубрика: Происшествия

Смертельный адреналин

Трагедии в парашютном спорте происходят каждый год, но правила не меняются
В прошлом году в России погибло 12 парашютистов. Еще шесть получили тяжелые ранения. Только за июль 2014-го во время прыжков умерли четыре человека. В печальном списке есть и профессиональные спортсмены, и новички. Те, у кого за плечами сотни прыжков, услышав статистику, горько вздыхают: все, мол, под Богом ходим. Но для любителей страшные цифры закрыты. Более того, прыжки с парашютом активно рекламируются, продаются на скидочных сайтах, а сама подготовка занимает всего один день. Корреспондент "РГ" разбиралась, оправданы ли риски.

Дело Марыси

Это случилось 13 июля. Марыся Молева сделала себе подарок на совершеннолетие - купила прыжок с парашютом. Друзья говорят, что прыгнуть девушка хотела и раньше, да только родители были резко против, а если участнику нет 18 лет, то все аэроклубы требуют письменного согласия от мамы и папы.

Выбор пал на Гатчинский авиационно-спортивный клуб ДОСААФ. Утром инструктаж, днем прыжок. Марыся приземлилась на линию электропередачи. Погибла на месте от удара током силой 10 тысяч вольт.

Сейчас проверку по данному факту проводит Следственное управление на транспорте СК РФ. Данные пока довольно скупы. Перед полетом для всей группы был инструктаж. Потом всех на автобусе отвезли до взлетной полосы и посадили в самолет. Прыгали по очереди в зависимости от веса. Марыся как самая худая прыгала последней. Инструкторы велели раскрывать парашют примерно через три секунды после свободного падения. Время на первый взгляд определить не так уж и сложно, нужно в уме проговорить: "Пятьсот двадцать один, пятьсот двадцать два, пятьсот двадцать три". По основной версии, парашют Марыси раскрылся через одну-полторы секунды, и поэтому девушка вышла за пределы области безопасного приземления. Почему так случилось? Спустя две недели после смерти девушки все чаще слышится: "Она сама виновата".

"Это вам не парк развлечений"

Пресс-конференция, посвященная экстремальным видам спорта. За одним столом представители МЧС, ГИМС и ДОСАФФ. Руководитель ДОСААФ по Санкт-Петербургу Владимир Константинов рекомендует выбирать проверенные клубы с историей и репутацией.

- Сейчас много открывается частных учреждений, где не соблюдается техника безопасности. После несчастных случаев виновный наказывается, и они работают под новой вывеской, - говорит Владимир Константинов. Он подчеркивает: лицензирование аэроклубов проводится представительствами ДОСААФ, но эти организации не имеют контролирующих функций и в случае ЧП не могут требовать закрытия клубов. Нет такой компетенции и у МЧС.

Итак, частные аэроклубы в Петербурге есть. Более того, в августе прошлого года в Тосно разбился мужчина, который купил прыжок на скидочном сайте! Дело было резонансным, и частников ругали долго. Но Марыся прыгала не в частном аэроклубе, а как курсант Гатчинского аэроклуба ДОСААФ.

После трагедии в организации началась внутренняя проверка. В пресс-центре ДОСААФ России корреспонденту "РГ" отказались комментировать этот случай. Директор аэроклуба Владимир Глотов оказался более разговорчив.

Он сообщил, что после трагедии в клубе провели ряд теоретических и практических занятий, что специалисты учреждения ежегодно проходят проверку на профпригодность. Одним из факторов, который привел к гибели девушки, Владимир Глотов называет маленькую фотокамеру, которая была вмонтирована в специальную перчатку.

- В прыжке нельзя отвлекаться. Мы постоянно на занятиях говорим, что прыжок заканчивается только после того, как человек покинул летное поле, а не когда парашют раскрылся. Она (Марыся) немножко неправильно все сделала, это и привело к трагедии...

- Но почему вы допустили до прыжка человека с камерой, если это запрещено? - спрашиваю я у Глотова. Еще спрашиваю про форму одежды. Марыся явно была одета не по-парашютному. Босоножки, какая-то легкая кофточка, обтягивающие, явно тонкие брюки. Если в такой одежде проволочет по земле несколько метров, глубокие ссадины гарантированы, а в открытой обуви и вовсе прыгать запрещено! Такой пункт есть в инструкциях всех аэроклубов!

- Форма одежды не могла привести к трагедии, - сухо ответил Глотов. - А насчет камеры... мы не имеем права обыскивать курсантов.

Инструкция № 92

Прыжки с парашютом для новичков бывают двух видов: в тандеме, когда прыгун пристегнут к опытному парашютисту, и самостоятельные. Тандемный прыжок стоит порядка пяти тысяч рублей, одиночный - 2,2 тысячи.

Самостоятельные прыжки осуществляются на десантных парашютах типа Д-6. Такие конструкции плохо управляемы, но очень надежны, и если человек вовремя раскроет парашют и правильно приземлится, то с ним все будет хорошо.

В 2010 году вступил в силу приказ ДОСААФ России № 92, где регламентируются все подобные прыжки. В документе указано, что курсант должен пройти теоретическую подготовку, сдать зачеты и пройти медкомиссию. Сам курс для ознакомительных прыжков прописан в сборнике программ по парашютной подготовке ДОСААФ России (ССП-10). Пять минут отводится на изучение истории парашютного спорта, еще столько же на теоретические основы прыжка. Всего в базовой программе 10 пунктов, самый длительный - "особые случаи". О них инструктор обязан рассказывать полчаса. В совокупности за два часа 15 минут "первопрыг" (так на авиационном сленге называют тех, кто прыгает впервые) должен получить все необходимые теоретические знания. Еще 45 минут отводится на зачет для группы до 30 человек. В сборнике программ есть пункт о том, что количество часов наземной подготовки устанавливает инструктор, оно не может быть меньше трех часов, увеличивать можно...

В ходе подготовки материала корреспондент "РГ" не обнаружила ни одного случая, когда с желающими прыгнуть занимались дольше, чем положено. Зато нареканий масса.

Сева Костенков прыгал на Гатчинском аэродроме 15 мая 2012 года. Он сообщил, что в группе их было 10 человек, трое, включая Севу, после прыжка оказались в больнице. Сам он лечил перелом ноги несколько месяцев.

Прежде чем сесть за руль, учатся полгода. Перед прыжком с парашютом - три часа

- Никто с табуретки или тумбочки прыгать не учил, все ограничилось словами: "Держите ноги вместе и не беспокойтесь, все будет хорошо", - говорит он. Арсений утверждает, что "первопрыгов" также проинструктировали насчет порчи имущества: "Откроете запаску без причины или порвете парашют - штраф".

После падения Арсения и его товарищей забрали в клуб, медсестра вколола обезболивающее, и всю троицу отправили в больницу. Ни инструктор, ни представители администрации клуба так и не поинтересовались их самочувствием, не извинились и не попытались возместить лечение. Арсений лечился по полису.

Павел Рекант должен был прыгнуть с парашютом 13 июля. Прыжок его группы был назначен следующим после подъема, в котором была Марыся. Их инструктировал один и тот же человек. Павел видел, как девушку отнесло к ЛЭП.

Павел отмечает, что до этого как минимум еще 20 человек приземлялись в той стороне, где находится ЛЭП. Он и его группа ждали своей очереди и следили за прыжками.

- Как нас инструктировали? Да странно это все было! Нам сказали, что парашют неуправляемый, посоветовали просто лететь и наслаждаться, - говорит Павел. - Форму одежды никто не проверял. Мне друзья-парапланеристы посоветовали надеть высокие трекинговые ботинки типа берцев, я их взял с собой. Насчет камеры в полете ничего не говорили, инструктор только шутил, что "первопрыги" часто роняют в воздухе телефоны и фотоаппараты, и они восстановлению, естественно, уже не подлежат. Медкомиссии толком не было. Спросили, здоров ли, да пульс померили. Справок не смотрели. Паспортов не проверяли, экзамена тоже не было.

Павла возмущает, что инструктор так и не сообщил группе, что в полутора километрах от поля есть ЛЭП.

Автомобили и прочие опасности

-Пишите лучше про автомобили. В небе людей гибнет намного меньше, чем на дорогах, - посоветовал один ветеран парашютного спорта, к которому корреспондент "РГ" обратилась за комментарием. И то верно. 25 погибших на 100 тысяч прыжков (статистика 2008 года). Капля в море. Но, помимо смертей, есть еще и травмы. В разговоре Павел Рекант вспомнил, что, когда его группа ждала прыжка, они видели, как еще один первопрыг вернулся с забинтованной рукой и ободранным лицом. Возможно, он приземлился в кусты, опасности для жизни нет, но тоже, согласитесь, неприятно.

В парашютном спорте любят проводить аналогии с автомобилями. Но прежде чем человек самостоятельно садится за руль, он как минимум учится полгода. Перед тем как отправиться в альпинистский поход третьей или четвертой категории, вначале нужно пройти маршруты второй и первой, где риск получить травму практически сведен к нулю.

У Марыси и у подавляющего большинства тех, кто покупает прыжки с парашютом, все занимает один день: инструктаж, полет, прыжок.

Марыся Молева была единственным ребенком в семье. Ее мама и папа после трагедии не хотят общаться с журналистами. Друг семьи Андрей Кудряшов сообщил корреспонденту "РГ" о том, что произошло после прыжка.

- О случившемся мама и папа Марыси узнали от ее друзей, с которыми она прыгала. Они, а не инструкторы или руководство клуба, первыми оказались на месте, на поле вообще никого не было, кроме водителя автобуса. Ребята позвонили маме с мобильного Марыси, который она выложила перед прыжком. Родители приехали на аэродром, к ним никто из администрации не вышел. Друзья сами все объясняли, - говорит Андрей Кудряшов.

Факт игнорирования родителей Марыси руководством клуба подтверждает и адвокат семьи Сергей Шанько.

Правда, у Владимира Глотова позиция другая. Он сообщил корреспонденту "РГ", что предпринимал попытки связаться с родственниками девушки, но уже они не пошли на контакт.

- И их можно понять. Каждое упоминание аэроклуба заставляет их еще раз вспоминать о трагедии, - отметил Глотов.

Поправка на чайников

Ознакомительные прыжки, бывает, оказываются последними. Случается, что люди получают травмы, иногда даже тяжелые. Однако полноценных расследований по этим фактам не проводилось. Дела заканчивались на так называемой доследственной проверке.

Как объясняет Сергей Шанько, доследственная проверка - это не следствие. Здесь нет экспертиз, допросов, очных ставок. Друзья Марыси, которые, кстати, сами вызвали скорую и полицию на аэродром, предлагали оперативникам рассказать все, что видели. Но для дачи показаний их так и не вызвали, следствия-то нет. А по бумагам все вроде как в порядке.

Погода 13 июля была нормальной, две группы, совершавшие прыжки до Марыси, приземлились без серьезных происшествий, самолет летел на нужной высоте. Может, и правда несчастный случай?

И все же. "Самостоятельный прыжок - самый доступный вид прыжка с парашютом. <...> Подготовка прыжка с парашютом включает в себя получение всей информации и обучение навыкам для его безопасного выполнения. <...> Ваша безопасность - наша главная задача. <...> Наши воздушные операторы могут составить замечательную память об этом знаменательном событии. Через 20-30 минут после прыжка вам будет предоставлен короткометражный фильм с вашим прыжком". Все это выдержки с сайта Гатчинского аэроклуба.

С одной стороны, яркий сайт, увлекающие текстовки (причем, коммерческие клубы завлекают еще активнее, много пишется про романтику, про то, как каждого манит в небо). Да, все клубы признают, что опасность есть, что существуют противопоказания, но что значат все эти факторы в сравнении с кадрами короткометражного фильма с моментом прыжка? С другой стороны, если что-то идет не так, то виноватым по умолчанию остается сам парашютист, ведь он не сориентировался, не выполнил инструкцию, и вообще, не осознал всей опасности и решил, что он в парке аттракционов.

- Сейчас про Марысю пишут, что она сама виновата, рано раскрыла парашют. Ее родители винят себя, что отпустили, друзья не могут простить себе, что не отговорили ее от прыжка, - говорит Андрей Кудряшев. - Получается удивительная ситуация. В том, что погибла 18-летняя девочка, виноват весь мир. Аэроклуб же, позвавший и отправивший человека в его последний прыжок, ответственности не несет.

В регионах Происшествия ЧП Несчастные случаи Филиалы РГ Северо-Запад СЗФО Санкт-Петербург