Новости

21.08.2014 00:09
Рубрика: Культура

Почтальон Тряпицын

Герой нового фильма Андрея Кончаловского в Венецию не собирается
Главный герой нового фильма Андрея Кончаловского, как известно, играет сам себя. Алексей Тряпицын, почтальон. Я дозвонился к нему в озерный край вдали от больших городов, но с мобильной связью и Интернетом.

Герой фильма чиниться не стал и охотно поговорил с "Российской газетой". Получился вот такой диалог:

Ваш фильм называется "Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына"...

Алексей Тряпицын: А я и есть Тряпицын. А белые ночи - так у нас же Север, красота...

Чем в основном занимаетесь по жизни?

Алексей Тряпицын: Основная работа - почта. Я ее развожу. Летом на моторке, зимой на санях. Радиус - километров 45-50 на моем участке.

Кругом Интернет, почтой мало кто пользуется - все пишут по электронике. Что развозить?

Алексей Тряпицын: А налоги на землю? А пенсии? Газеты выписывают некоторые. Переводы приходят.  

И каждый день на моторке - в центр?

Алексей Тряпицын: Каждый день нет необходимости: больше затрат, чем выгоды. Два раза в неделю езжу.

Адресатов много?

Алексей Тряпицын: Да нет - в деревне сейчас мало людей живет. В особенности зимой. Летом еще приезжают - местные в отпуск, дачники на все лето. А зимой в каждой деревне почти пусто.  

Семья, дети?

Алексей Тряпицын: Нет, я холостой. Один живу.

Молодежь-то в деревне еще осталась?

Алексей Тряпицын: Ее, считай, почти нет. В этих деревнях, где я живу, ни работы нет, ничего. Нечего тут делать.

Чем же люди заняты?

Алексей Тряпицын: Ну как сказать? Приспосабливаемся. Ведь и прежде в совхозе с зарплатами было туговато. Поэтому все люди свое хозяйство держали. Не скажу, чтобы жизнь была совсем хорошая, но выкручивались. Теперь, конечно, крутиться тоже можно...

В центре там даже какое-то хозяйство осталось - один предприниматель. На ферме немного скота держит.

Раньше-то в каждой деревне ферма была. А теперь вон один на такси работает - там шесть тысяч заработка, на это разве проживешь? Что на них купишь?

Но работаем, что-то там тюкаем топором. На данный момент дом строим. Товарищам из Питера, у них несчастье случилось - дом сгорел. Вот строим.  

Поблизости крупные города есть?

Алексей Тряпицын: Плесецк ближе всех. А так Архангельск - областной центр. Километров пятьсот отсюда.

Ого! Серьезно... Вам-то доводилось выезжать за пределы области? Ну, в Москву, например?

Алексей Тряпицын: В Москве я был только один раз, когда в армии. Выезжали в Подмосковье, в Ногинск - на заработки. Ну, там типа баньку построить, дом кому-нибудь по заказу сделать... Я туда раза три-четыре ездил. В Архангельске бывал часто. А так в большие города почти не ездил.  

Ваша картина будет на фестивале в Венеции. Вас не зовут?

Алексей Тряпицын: Зачем? Вот будет премьера в Архангельске - позовут... наверное.

Когда вы узнали, что будете сниматься, что подумали?

Алексей Тряпицын: Да я вообще не думал, что кино будут снимать по-настоящему. Сначала и вовсе решил, что меня разыгрывают. Потом приехали девчата: из киностудии Андрея Кончаловского, говорят. Трое. Приехали, познакомились со мной, поездили вместе по островам, на любительскую камеру поснимали - для себя как бы.

Я с ними разговорился, и они сказали, что там будет типа отбор. Они же не одного меня хотели снимать, разных людей пробовали! К нам вообще заехали в последнюю очередь. А потом гляжу: нас выбрали!

Я знаю, что фильм снимали почти без сценария. Что, все надо было придумывать самому?

Алексей Тряпицын: Ну, примерно. Он же (Кончаловский - В.К.) спрашивал: а как ты это делаешь, а это что, а как это все происходит? Как я рассказывал - так и снимали. Там выдуманного, можно сказать, почти и нет.

Общий язык с режиссером удалось найти сразу?

Алексей Тряпицын: Вообще-то я сначала боялся. Но потом немного познакомились, и отношения установились как бы приятельские. Вместе сидим, обедаем и все обсуждаем. Он внимательно так расспрашивает и по ходу, вижу, думает, как и что делать надо.

В общем, очень приятное впечатление оставил. Режиссер - а простой человек, мне понравился!

Расскажите немного: что вам приходилось делать по сюжету?

Алексей Тряпицын: Я сначала думал: трудно будет. Я же не знаю, как себя вести на камеру. Примеров никаких у меня не было, я же не артист. Ну, делал то, что подсказывал режиссер. Он покажет, я посмотрю, как примерно нужно, и делаю.

А вообще как работал в жизни, так и работал на камеру. Были еще диалоги с людьми. Иногда приходилось импровизировать.

У вас среди партнеров была профессиональная актриса Ирина Ермолова. Удалось ей, по-вашему, вписаться в ваш коллектив?

Алексей Тряпицын: А тоже подружились - и все стало нормально. Теперь иногда и созвонимся...

Актриса Ира, конечно, очень хорошая, но трудно ей было. Она в этой обстановке была как бы новичком. Она же привыкла знать, что ей по сценарию надо делать - а тут непривычно: ничего не известно. И ей тоже приходилось импровизировать, меня ловить...

Я думаю, ей было еще сложнее, чем мне.  

Почему сложнее?

Алексей Тряпицын: Так фильм же делался под меня. А я не актер, мне и привыкать не нужно к тому, когда не знаешь, что делать. Я могу ей что-то сказать - а она же не знает, о чем я ее спрошу.

Мы ведь вообще ничего не учили - ни текста, ни диалогов. Так что сначала было очень непривычно. А потом она вжилась, превратилась в обычную деревенскую девку. Мы друг другу помогали, придумывали все время.

Что вам далось труднее всего?

Алексей Тряпицын: Сейчас что-то такого и припомнить не могу... Так, чтобы невозможно было что-то сделать, чтобы на чем-то заклинило, - такого не было. Бывали, конечно, какие-то сбои - так ведь и дублей же снимается много. Повторишь еще раз - получится!

Нет, ничего особо сложного - все примерно одинаково. Да и девчата подбадривали: ничего, ничего, все путем!

А вы кино часто смотрите? По телевизору, или в деревне есть киноустановка?

Алексей Тряпицын: Раньше любил смотреть. Сейчас тоже иногда смотрю, если хороший фильм. И когда есть время. Киноустановок у нас нету - только телевизор, DVD да Интернет. А так больше ничего тут нет.

Кино, как вы знаете, - это действие. Развитие сюжета: кто-то любит кого-то, кто-то за кем-то гонится, кого-то убили... В вашем фильме вроде бы ничего такого нет...

Алексей Тряпицын: Нет. Никакой особенной любви, ничего такого. Просто житейский как бы сюжет.

Я не могу даже сказать, про что фильм. Просто жизнь идет своим потоком... Как идет, так и идет.  

Но что-то же там происходит?

Алексей Тряпицын: Вот выйдет фильм - тогда и посмотрим.

А пока вы не знаете?

Алексей Тряпицын: Отчасти не знаю, а отчасти боюсь говорить - кино же еще не закончено.  

Как нашествие киношников воспринимали ваши односельчане?

Алексей Тряпицын: Люди все разные. Кто-то нормально воспринял, кто-то поудивлялся, но особого ажиотажа я не заметил. Я тоже особо не волновался. Лет двадцать назад, наверное, я бы сильно удивился, а теперь чего только не происходит!

Хотя, конечно, Кончаловский к нам не часто приезжает! Да еще попасть к нему на главную роль! Человек он вроде бы положительный.

Вы раньше его фильмы видели?

Алексей Тряпицын: Не могу сказать. Они серьезные - в основном драмы. Такое кино не совсем мое.

Ваш фильм теперь будут смотреть во всем мире, станете знаменитым. Что чувствуете?

Алексей Тряпицын: Ну посмотрим. Пока иногда корреспонденты звонят, потом прекратилось. Сейчас фильм на фестиваль поедет - снова стали названивать.

Телевидение хотело приехать местное, но пока нельзя - отказал я им.

Кончаловский иногда звонит. Девчата приезжали отдыхать - работники евойные: режиссер, сценаристка, директор картины и еще кто-то. У нас тут национальный парк, там есть гостевой дом, да и к себе могу взять - места хватит. Двое сняли дом в парке, двое - на острове в палатке. Сами на лодке ездили, я их научил.

 Рыбалка?

Алексей Тряпицын: Тут многие со спиннингом ездят, ловят. Лодки постоянно ходят. А я рыбачить больше люблю зимой - рыба вкуснее! И весной немножко.

А летом хуже. Но на уху ведь рыбы много не надо!

Культура Кино и ТВ Наше кино 71-й Венецианский кинофестиваль Гид-парк Кино и театр с Валерием Кичиным РГ-Фото
Добавьте RG.RU 
в избранные источники