Новости

15.08.2014 00:50
Рубрика: Власть

Бизнесмен в губернаторстве

Правила по предотвращению конфликта интересов распространяются и на преуспевающих предпринимателей, попавших в госслужбу
В недавно опубликованном обзоре судебной практики Верховный суд России подробно разъяснил, что считается конфликтом интересов на государственной и муниципальной службе. Документ детально прописывает спорные и сомнительные ситуации, которые могут возникнуть у чиновников, и дает ответ, как их оценивать с правовой точки зрения.

Главный принцип: государственный человек должен четко отделять свой интерес от служебного. В наши времена это тем более актуально, что на высокие государственные посты нередко приходят богатые люди, состоявшиеся в бизнесе. Очень важно, чтобы они сумели провести четкую грань между своим коммерческим прошлым и государственным настоящим.

Примеров можно привести немало. Скажем, губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко в должности главы региона работает с 29 мая 2012 года. До этого, как сообщает пресса, он возглавлял ООО "Управляющая компания "Истлэнд". В активах группы компаний "Истлэнд" пароходство, авиакомпания, гостиницы и другие бизнесы. Поэтому не стало сенсацией, когда весной 2013 года, по итогам ежегодной кампании по декларированию доходов, Сергей Ерощенко вошел в число самых богатых губернаторов России. Как сообщала пресса, в 2012 году он, согласно декларации, заработал почти 127 миллионов рублей.

Нет ничего плохого в том, что успешные люди приходят на госслужбу. Предполагается, они принесут с собой опыт и свежие идеи, что будет полезно для государства. Но высокопоставленные люди обязаны помнить, что их прошлый бизнес дальше должен жить сам по себе. Если фактически родные чиновнику компании начинают процветать на вверенной ему в управление территории, это всегда выглядит подозрительно, какие бы объяснения по этому поводу ни звучали.

В свете этого трудно оставить без внимания публикации, появившиеся в последнее время по поводу государственных контрактов и субсидий, которые вдруг стали получать в Иркутской области компании, входящие в холдинг "Истлэнд". Скажем, по данным СМИ, "ради возрождения местной авиации" из регионального бюджета было выделено более 88 миллионов рублей для закупки самолетов частной авиакомпании "Ангара", являющейся структурным подразделением "Истлэнда". Еще почти на 150 миллионов рублей эта же компания получила субсидий на перевозку людей в малодоступные районы. При этом из отчета правительства Иркутской области узнаем, что за прошлый год авиакомпанией перевезено 1588 пассажиров. Пресса подсчитала: перевозка одного пассажира фактически обошлась бюджету области почти в 100 тысяч рублей (не считая стоимости билетов).

А другая структура компании "Истлэнд" - Восточно-Сибирское речное пароходство (ВСРП) - одержала победу в госторгах по реконструкции причалов Сахюрта и Ольхона на 201 миллион рублей и на строительство современного грузопассажирского парома стоимостью 252 миллиона рублей. Правда, как пишет пресса, за всю свою историю ВСРП никогда целенаправленно не занималось реконструкцией причалов и строительством паромов.

Выдвижение миллионеров на высокие посты не всегда себя оправдывает. Некоторые отвлекаются на свои прошлые детища

Можно ли в данной истории говорить о конфликте интересов, возникшем у губернатора? Верховный суд России в своем обзоре определяет конфликт интересов как "противоречие между частным (получение дохода и т.п.) и публичным (интересы службы, призвание служить правам и законным интересам граждан, организаций, общества или государства...)". Из примеров становится ясно, что в основном речь идет о ситуациях, когда либо сам служащий, либо его родственники имеют бизнес, и служащий этот бизнес проверяет или размещает у него заказы.

Спасает ли в подобных случаях формальное дистанцирование чиновника от своих бывших компаний, когда акции, скажем, передаются в доверительное управление? Возможно. Но тогда, наверное, стоит принять закон, запрещающий подобным компаниям работать там, где управляет чиновник. Это было бы хорошей профилактикой конфликта интересов. Тем более что выдвижение миллионеров на высокие посты не всегда себя оправдывает. Может, дело в том, что некоторые руководители все-таки излишне отвлекаются на свои прошлые детища?

Так, до сих пор непонятна судьба известного иркутского недостроя Ледового дворца, подрядчиком строительства которого было ООО Спецстрой-7. По данным СМИ его учредителем являлся нынешний губернатор. Сейчас предприятие в стадии банкротства, а финансированием строительства арены заинтересовались в Следственном комитете РФ.

Конечно, насколько эффективен в целом губернатор Сергей Ерощенко, сейчас говорить, наверное, рано. Недавно пресс-служба администрации Иркутской области отрапортовала, что, согласно ежегодному докладу об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ, подготовленном Минрегионом России, Иркутская область в 2013 году улучшила показатели эффективности органов власти и поднялась на девять пунктов в рейтинге регионов. Сейчас область занимает 58-е место по эффективности власти.

По данным региональной администрации, в докладе отмечены областные программы по повышению инвестиционной привлекательности и снижению административных барьеров. При этом местные чиновники не упомянули о других положениях доклада. Скажем, о том, что Иркутская область попала в шестерку регионов, где зафиксировано снижение реальных располагаемых доходов населения. А миграционный отток превысил естественный прирост населения, число жителей в области сократилось.

Кстати, и ситуация с лесными пожарами настолько вышла из-под контроля, что пришлось вмешиваться федеральному министру. Поэтому скорее всего вполне резонно задаться вопросом, не отвлекают ли некоторые "не чужие" предприятия внимание областного руководства от решения насущных проблем в масштабе региона.