Новости

21.08.2014 00:20
Рубрика: Общество

Кедр с белорусской Ветки

Корреспондент "СОЮЗа" выяснил, что такое шишкарить и как печь драники из кедровых орешков
До сих пор белорусский городок Ветка в Гомельской области в широких кругах был известен как центр старообрядчества. Однако последние десятилетия райцентр нарабатывает еще один звучный бренд - белорусской столицы сибирского кедра. Ибо здесь не только можно увидеть единственную в стране мини-тайгу, но и собрать урожай кедровых орехов.

Еще сорок лет назад о кедрах в Беларуси говорили исключительно с нотками неподдельной грусти. Не растут, и все тут. Даже если вдруг случится увидеть таежную сосну среди местных красот, то ее шишки-орешки никогда. Потому что в Беларуси кедр не "родит". Именно этот научно подтвержденный факт в 1970-х годах решил оспорить сибиряк Геннадий Васильевич Асанов. На тот момент он уже покинул Кемеровскую область, где трудился шахтером, и с семьей обжился в Гомельской - на родине супруги.

Известного нынче на всю округу кедровода-пенсионера нахожу в ветковском доме на улице Янки Купалы. Вишни, яблони, виноград. Простите, а кедры? Хозяин семенит по дорожке, на ходу усмиряя четвероного охранника - тот для порядка рвется в бой. Однако, прежде чем "подступиться" к кедрам, Геннадий Васильевич усаживает меня за стол чаевничать, окружая тарелками. Ломая мое сопротивление, уговаривает:

- Отведайте хотя бы домашний мед нового урожая и огурчики с огорода. Это самое то. Все пчеловоды только так мед и едят.

Ничего не остается. Я трескаю огурец вприкуску с медом, а хозяин неспешно рассказывает, как дело было. Вот как прочитал он научный факт о кедрах, которые в Беларуси не плодоносят, так и засомневался. Асанов отыскал телефоны Московского лесотехнического института, где кедровник занимал 35 гектаров. Объяснил суть внутреннего спора и попросил посадочный материал. Вскоре он получил бандерольку с тремя видами кедровых орешков: сибирского, корейского и сланцевого стелющегося. За них - и в огород:

- Я тогда в деревне Марьино Добрушского района работал в стройорганизации и там жил. Бросил их в землю на приусадебном участке. Пошли дружные всходы. Было это в 1977 году. Для себя же стал подмечать: если носиком орешки в землю воткнулись, то будет толк. Первое время, пока не поднялись, нужно убирать всякую траву, что выше них. А то едва распустили свой веер иголок, тут же скукоживаются. Слабые. Вот так за пять лет окрепли мои кедрики. Пришел я в 1982 году к ветковским лесникам и говорю: "Имею саженцы - надо их в нормальное место определить". Загорелись, помогли.

Так островок тайги перекочевал на окраину деревни Побужье Ветковского района. На песчаных землях кедровую сосну предусмотрительно окружили кустарником - от зверья и варварства. Асанов регулярно туда наведывался с тяпкой. Лишнюю траву убрать, чтобы не закрывали кедрам белый свет. А когда деревья освоились на новом месте, помощь им уже была не нужна. Однако тут ухнула чернобыльская авария. Правда, расти ей это не помешало. Скажу больше: пару лет назад случилось чудо - получили первый урожай. Сибиряк Асанов и сейчас волнуется, о том вспоминая:

- Как увидел шишки, только и выдохнул: "Ну здравствуйте, земляки!" Ведь по научному раскладу кедры начинают плодоносить через 60-70 лет. А здесь всего 33 прошло. Даже не думал, что доживу. Видно, решили отблагодарить за веру и труды.

Эх, опоздала я на сбор урожая нынешнего года - шишки сняли чуть раньше обычного. Однако интересно:

- Ждали, пока упадут?

Васильевич хохочет, вручая очередной огурец. Если так шишкарить (собирать орехи), то уйдешь пустым:

- Высота - будь здоров. Наши "малолетки" уже вымахали под 17 метров, а в тайге - вытягиваются за 40. Когда шишка до земли долетает, мало что в ней остается. В мою молодость старались шишкарить, взбираясь на деревья. А там уже по веткам: что вручную снимали, что аккуратненько струшивали.

Пригорюниваюсь. Взобраться на кедр я бы точно не смогла. Но замдиректора Ветковского спецлесхоза Иван Гореликов льет мне бальзам на душу:

- Зачем же своим ходом? Мы автовышку теперь используем. Для съема придумали специальное приспособление вроде абордажного крюка.

- Это как у пиратов?

- Точно.

Урожай пока невелик. Чуть больше двух кило орешков. Весь идет на расширение кедровой рощи Побужья, посадки в дендропарке лесхоза и Столбунского школьного лесничества. К слову, свой питомник сохраняет и Геннадий Васильевич. Переобуваясь в домашние тапки, ведет меня в огородный закоулок. Там два короба, а в них - крошечные росточки: пальмочки со шляпками былых орехов:

- В одном коробе грунт из магазина, а в другом - с той грядки, где растут огурцы. Чувствуют себя одинаково хорошо.

Однако главное завоевание бесспорно: кедровый орешек обрел белорусские корни. Вот и я получила в подарок две шишки с инструкцией: лущить орехи не вдоль, как семечки, а поперек. Было бы больше, приговаривал кедровод Асанов, испекла бы кедровые драники. Васильевич на перспективу дал рецепт: перетереть орешки в порошок, добавить муки, яйцо, чуток соли и - в духовку. С детства помнит - за уши не оттянешь! На том и сговорились. Осенью я махну к нему за саженцами. Приземлю возле дома. Глядишь, скоро и до кедровых драников дело дойдет. Буду угощать.

Общество Ежедневник Стиль жизни
Добавьте RG.RU 
в избранные источники