Новости

04.09.2014 00:09
Рубрика: Культура

Книга 14-го года

Что признают лучшим изданием?
Вчера на ВДНХ открылась 27-я Московская международная книжная выставка-ярмарка. Все достижения книжного искусства и полиграфии будут демонстрироваться под присмотром "Рабочего и Колхозницы" до седьмого сентября. За это время книгоиздатели, торговцы и рядовые книголюбы смогут увидеть книги из 63 стран мира. Политические разногласия не помешали участвовать в выставке и Украине с Грузией.

В первый день ярмарки подводили итоги национального конкурса "Книга года". Среди претендентов на победу в главной номинации - энциклопедия в трех томах "Россия в Первой мировой войне 1914-1918". Весомый вклад в историческую науку не только в переносном, но и в прямом смысле слова: три полных замечательных старинных фотографий и документов тома весят семь с половиной килограммов. В работе над ними участвовали почти 200 человек: историки, архивисты, музейщики, библиотекари.

Почему энциклопедия о Первой мировой может стать настольной книгой для современных политиков, - об этом наш разговор с ее редактором, директором Российского государственного архива социально-политической истории Андреем Сорокиным.

В чем, на ваш взгляд, новизна энциклопедии?

Андрей Сорокин: Это первое издание такого рода. Однако это отнюдь не означает, что Великая война была войной забытой, как это часто сегодня говорят. Требуется уточнить, что для профессиональных историков эта тема оставалась одной из наиболее востребованных. Тысячи исследовательских статей и монографий, десятки документальных публикаций осуществлены в последние два десятилетия. Осуществлены, но не востребованы. Забытой эта война оказалась российским обществом, как, впрочем, и многие другие чрезвычайно значимые темы недавнего исторического прошлого. Это одно из ярких проявлений кризиса исторического сознания российского общества, задача преодоления которого, слава богу, осмыслена и, кажется, понемногу начинает решаться.

А общество за рубежом выучило уроки Великой войны?

Андрей Сорокин: Там историография Великой войны еще более обширна, чем в России, и это объяснимо, поскольку в ее исследовании не было семидесятилетнего перерыва, как в России, когда революционные события 1917 года и последовавший за ними социальный переворот полностью вытеснили из общественного сознания эту тему. Однако и за рубежом мне не известны аналогичные энциклопедические издания.

Мы не ставили своей задачей создать очередную энциклопедию, посвященную истории военных действий. Такие издания в зарубежной историографии существуют, хотя в них традиционно находится неадекватно мало места для событий на Восточном фронте. Наша задача была другой - представить в распоряжение заинтересованного пользователя некоторый свод упорядоченной информации о жизни государства и общества в этот период, включая, разумеется, и историю самой войны. Нам удалось реализовать, к сожалению, не все задачи, которые мы перед собою ставили, однако надеюсь, что читатель сможет получить общее представление о том, какой была Россия в эти годы. И это чрезвычайно важно, поскольку не за горами следующий юбилей, который предстоит встретить нашему обществу, - столетие революционных событий 1917 года, ставших прямым результатом Первой мировой войны (как, подчеркнем, и другие революции в ряде стран мира). Спор об итогах происшедшего общественного переворота все еще не завершен. Это время, насыщенное процессами и событиями, перевернувшими историю нашей страны, да и всего мира, требуют специального внимания со стороны не только профессиональных историков, но и всего общества.

Вообще, ошибки 100-летней давности могут кого-то сейчас облагоразумить, чему-то научить?

Андрей Сорокин: По моему убеждению, огромное количество проблем, с которыми сегодня сталкивается и наша страна, и ее соседи, во многом коренятся именно в той эпохе. Это прямо касается, между прочим, и украинской темы. Украинское государство в его современных границах возникло именно в результате Первой мировой войны, когда многие возникавшие таким же образом на обломках континентальных империй национальные государства произвольно чертили сами себе границы "своих" территорий, сходясь затем в столкновениях друг с другом в борьбе за эти территории. Причем мало кому из новых национальных элит удалось даже ментально верно осмыслить и поставить перед собой задачу создания национального государства, построенного на гражданских, политических, а не этнонациональных началах. Консолидируя свои общества, а не создавая преференции для титульных наций. Не смогла решить эту задачу ни тогда, ни теперь и Украина, первой подписавшая печально известный сепаратный Брест-Литовский мирный договор с Германией и странами Четверного союза (по совету представителей которой, кстати говоря, и заявила о своей независимости, как считает ряд историков).

К началу Великой войны Россия - это исчерпанный проект?

Андрей Сорокин: Вопрос в том, а что же представляла из себя Россия, "которую мы потеряли". Именно так почти четверть века тому назад назвал свой нашумевший документальный фильм Станислав Говорухин. Приведу лишь одну цитату. В 1913 году в России по заданию министра сельского хозяйства и министра общественных работ Франции работал редактор журнала "Economist European" Эдмон Тери. По итогам поездки он представил доклад, опубликованный тогда же во Франции и недавно изданный и в России. Общий его вывод: "если тенденции, наметившиеся в период с 1900 по 1912 год в крупнейших европейских государствах, сохранятся до 1950 года, к середине нынешнего века Россия будет доминировать в Европе как с политической, так и с экономической и финансовой точек зрения". Такой была наша страна накануне Великой войны, и, конечно, эта констатация сильно разнится со сталинским тезисом о полуколониальной зависимости царской России от западных держав, все еще сильно укорененным в отечественном общественном сознании.

К числу до сих пор невыученных мировыми элитами уроков несомненно относится стремление к обеспечению односторонних преимуществ для государств, входящих в военно-политические блоки, в ущерб механизмам внеблоковым, коллективным. Нежелание договариваться по сложным вопросам межгосударственных отношений, упование на решающее значение военно-политической силы и стремление навязать оппоненту собственное видение вопроса, ни на йоту "не поступаясь принципами", - все это столетие назад привело к кровавому мировому конфликту. Все эти механизмы, увы, продолжают использоваться в современной международной политике, демонстрируя не полную адекватность современных политических элит. Незадолго до Великой войны великий русский историк Василий Ключевский в своем дневнике записал: "История, говорят не учившиеся истории, а только философствовавшие о ней и потому ею пренебрегающие (Гегель), никого ничему не научила... Не цветы виноваты, что слепой их не видит. Но это и неправда: история учит даже тех, кто у нее не учится; она их проучивает за невежество и пренебрежение".

Культура Литература Общество История Первая мировая война Московская международная книжная выставка-ярмарка
Добавьте RG.RU 
в избранные источники