Новости

05.09.2014 18:56
Рубрика: Культура

Андрей Кончаловский: Я в этом фильме был абсолютно свободен

С пресс-конференции на Венецианском фестивале
В пятницу в Венеции прошла пресс-конференция Андрея Кончаловского. Прибыл только сам режиссер и на вопрос из зала, почему здесь не присутствуют герои фильма, ответил, что это было бы негуманно. Если львов из Африки или аборигенов Австралии привезти в Венецию, они будут шокированы вспышками фоторепортеров.

После фильма "Киномеханик Сталина" Кончаловский уже привозил на Берлинский кинофестиваль реального киномеханика Сталина - по его словам, тот был так потрясен обилием ветчин и семги на прилавках, что объелся и вскоре умер. Впрочем, сказал Кончаловский, героям фильма вряд ли будет интересно это кино, и они, увидев себя на экране, скорее всего будут разочарованы. Но мы обязательно покажем им фильм, - пообещал режиссер.

Как часто бывает, в этом пассаже мастер оказался не на уровне собственного творения. По фильму казалось, что он своих героев полюбил или, как минимум, стал уважать. А теперь пресса, по-моему, тоже была слегка шокирована - тем более, что среди людей, разделивших с ним успех фильма, много других великолепных профессионалов, начиная с оператора Александра Симонова и заканчивая актрисой Ириной Ермоловой.

- Каждый художник надеется, что среди зрителей будут люди, которым интересно то же, что интересно ему, - сказал Андрей Кончаловский. - Поэтому я счастлив, что фильм заинтересовал такой фестиваль, как Венецианский, которому я многим в жизни обязан. Это приятно, но и деструктивно. Потому что, приезжая на фестиваль, чувствуешь себя как в казино: каждый здесь, включая меня, очень хочет понравиться. Я безусловно делал эту картину для себя. Я впервые был свободен от всего: от денег - на такой фильм их вполне хватало, от сценария - мне было достаточно своих намерений, от артистов - потому что я искал реальных людей. Сценарий фактически писался уже в процессе монтажа.

Например, до съемок мы и не знали, что почтальон Леха живет невдалеке от места, откуда запускают ракеты. Мы его выбрали потому, что он изумительный, мудрый человек. А потом выяснилось, что там ракеты, а потом пришла мысль их снять - все это рождалось по ходу дела. Иногда мы приезжали на площадку, не зная, что будем снимать. И вдруг прибегает ассистент и сообщает: "Витя пьяный!" Замечательно - побежали его снимать. Это все довольно сложно: нужно быть этим людям и другом, и психотерапевтом, и режиссером, и провокатором. Спровоцировать жизнь сложно. Но я пытался сделать кино, в котором вы не чувствуете никакой игры. И, честно говоря, не знаю, как теперь смогу снимать кино с артистами…

Новые технологии позволяют обойтись без света и делать реальных людей артистами, когда они об этом и не подозревают. Поэтому здесь главное - найти правильных людей, которым ты будешь не мешать - а они будут просто жить. Да, я делал эту картину "в стол". Только так можно делать кино абсолютно свободно в надежде, что вдруг это понравится кому-то еще.

У меня нет желания кому-то что-то объяснять в фильме, потому что любой зритель - прав. И если нужно что-то объяснять, то это пришлось бы делать перед каждым сеансом. Я ничего не хотел показать, кроме жизни бывших русских крестьян - бывших, потому что крестьянство сегодня в России больше не существует. Показать этих людей и понять, за что их можно любить.

Культура Кино и ТВ Наше кино 71-й Венецианский кинофестиваль Кино и театр с Валерием Кичиным