Новости

16.09.2014 00:45
Рубрика: Экономика

Капитал останется дома

Сформирован пакет деофшоризационных законов
Члены Совета Федерации во главе с председателем палаты Валентиной Матвиенко подготовили и направили в Госдуму пакет законопроектов по деофшоризации российской экономики. Авторы документов рассчитывают, что депутаты рассмотрят их в осеннюю сессию.

Отправной точкой в создании деофшоризационных мер стал отчет Счетной палаты, в котором сообщалось, что таможней зафиксированы внешнеторговые операции с низконалоговыми зонами в объеме 329 млрд долл. С использованием офшорных компаний осуществляется более 40% внешнеторгового оборота страны, за последние два десятка лет из России в офшоры выведено от 800 млрд до 1 трлн долларов. Это стало поводом для разработки мер, снижающих отток капитала из страны и препятствующих размыванию налоговой базы.

"Мы поняли, что нужно сделать целый блок законодательных актов", - говорит Сергей Рябухин, председатель комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. Сегодня СФ РФ разработано пять деофшоризационных документов. Основная их идея - закрыть доступ компаниям, зарегистрированным в иностранных юрисдикциях, к государственной поддержке через Внешэкономбанк и госгарантии. Так, подготовлены поправки в Бюджетный кодекс, которыми вводится норма об обязательном раскрытии информации обо всех получателях средств, направляемых на закупку товаров, работ, услуг для государственных (муниципальных) нужд, а также обо всех лицах, получающих бюджетные средства. В том числе должна будет раскрываться информация о контролирующих лицах организаций. "Также подготовлены поправки в закон о ФКС. Иностранные компании не имеют права участвовать в конкурсных процедурах на исполнение государственного, муниципального или регионального заказа", - говорит Рябухин. Запрет распространяется на лиц, местом регистрации, жительства либо налогового резидентства которых является офшорная зона. "Еще мы также внесли поправку в закон о ВЭБе, где говорим, что иностранный агент не имеет права на льготные кредиты", - рассказывает Сергей Рябухин. Поправки в закон определяют, что ВЭБ может финансировать инвестпроекты по развитию инфраструктуры и реализации инновационных проектов путем предоставления кредита российскому юрлицу или входя в капитал российских организаций. Поддержка ВЭБ малого и среднего бизнеса осуществляется путем финансирования банков, зарегистрированных на территории РФ, и российских юридических лиц, поддерживающих малое и среднее предпринимательство. Кроме того, ВЭБ сможет предоставлять банковские гарантии только российским юрлицам.

Сообщить об иностранных "родственниках" придется и при регистрации компании. "Закон о регистрации юридических лиц предусматривает, что юрлицо должно раскрыть своих конечных бенефициаров в иностранных юрисдикциях", - говорит Рябухин.

Заключительным документом деофшоризационного пакета стал законопроект с поправками в Уголовный кодекс. Сенаторы предложили дополнить ст. 199 УК РФ "Уклонение от уплаты налогов и/или сборов с организации". "В 2004 году либеральная экономическая общественность посчитала, что нужно трансформировать эту статью. Под преступлением квалифицировалось непредставление налоговых деклараций и умышленное искажение бухгалтерской отчетности. А слово "другие" из состава преступления убрали. Авторы поправки объясняли это тем, что размытая формулировка давала повод для злоупотребления силовым структурам. При разработке поправок мы встали перед выбором: вернуть прежнюю формулировку и сделать шаг назад или ввести ряд понятий, которые расширяют перечень случаев ответственности", - поясняет Сергей Рябухин. Законопроектом предлагается расширить в УК ряд квалифицирующих признаков такими, как уклонение от уплаты налогов с применением офшорных схем, трансфертного ценообразования и фирм-однодневок. К этим видам нарушений будет применяться наказание в виде штрафа от 200 тыс. до 500 тыс. рублей, либо принудительные работы на срок до 5 лет, либо тюремный срок до 6 лет с лишением права занимать руководящие должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Эксперты говорят о том, что документ можно считать либеральным, если бы не одно "но". "Изменения в ст. 199 УК особых нареканий не вызывают. По преступлениям, совершенным группой лиц, максимальный порог наказания снижен на два года. Также в третью часть добавлены квалифицирующие признаки: совершение преступления организованной группой, либо с использованием фирм-однодневок, либо с сокрытием или искажением информации в отношении контролируемых иностранных компаний, или контролируемых сделок. Однако анализ предлагаемых изменений в ст. 104 УК позволяет сделать вывод, что либеральные изменения в ст. 199 являются лишь отвлекающим маневром. Так, в ст. 104 законодатель предлагает ввести конфискацию в отношении средств совершения преступления (в частности, имущества иных лиц, в том числе банковских учреждений), даже если они не принадлежат обвиняемому, если исполнительные органы этих организаций знали или должны были знать о том, что их оборудование использовалось для совершения преступления. Эта норма, если она будет принята, может быть использована силовиками для оказания дополнительного давления на банковские или иные структуры, оказывающие услуги B2B", - считает Дарья Константинова, адвокат адвокатской компании "Забейда, Касаткин, Саушкин и партнеры". Эксперты отмечают, что опасным для бизнеса является не сам документ, а сложившаяся правоприменительная практика. "Правоприменители исходят из презумпции виновности налогоплательщика", - заявляет Вячеслав Леонтьев, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро "Леонтьев и партнеры".

Пятью документами пакет деофшоризационных мер не исчерпывается. "Выработаны интересные предложения со стороны ФНС. Налоговые органы предложили по аналогии с иностранным опытом ввести параллельный контроль. Крупный налогоплательщик, который выстраивает свою налоговую политику на 3-10 лет, согласовывает ее с ФНС. Хорошие наработки имеются в Следственном комитете. У них есть идея применения механизма привлечения к уголовной ответственности юрлиц. Еще есть документ минфина о контролируемых организациях. Все подготовленные документы в комплексе дадут хороший результат. На мой взгляд, нужно рассматривать их в сентябре-октябре, принимать окончательно в ноябре, чтобы они начали работать в следующем году", - считает Сергей Рябухин.

Для полного устранения нарушений, связанных с уклонением от уплаты налогов и выводом капитала в офшоры, подготовленных документов недостаточно. Сергей Рябухин отметил, что вторым этапом должно стать создание рабочих механизмов выявления преступлений. К примеру, Росфинмониторинг имеет хорошие наработки квалификации "однодневок". Законодательное закрепление эффективных методик поможет совершенствовать правоприменение деофшоризационных норм в случае их принятия.