Новости

18.09.2014 00:30
Рубрика: Экономика

Бизнес выдвинул условия

Для частных инвестиций в проекты Дальнего Востока необходимы госгарантии
"Похолодание" политических и торговых отношений с западными странами и "потепление" во взаимоотношениях с государствами Юго-Восточной Азии наглядно показывает, в какую сторону следует двигаться в ближайшее время нашей экономике.

О том, какую роль сыграет предпринимательское сообщество в развитии потенциала Дальнего Востока и реализации тихоокеанской экономической политики России, "РГ" рассказал президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

Российская газета: Сергей Николаевич, нашу страну называют связующим звеном между Европой и Азией. Значит ли это, что наша "роль" этим и ограничится?

Сергей Катырин: Тихоокеанская политика РФ не должна и не будет исчерпываться только реализацией экспортного и транзитного потенциала восточных территорий. Важно расширять также экономические и гуманитарные приграничные связи, усиливать роль России в межгосударственных объединениях АТР. И первые успехи на этом пути уже есть. Например, настоящим прорывом стал визит в мае 2014 года главы нашего государства в Китай и подписанные в ходе визита документы. То есть мы начинаем реально продвигаться в восточном направлении.

РГ: Но пока экономика нашего Дальневосточного мегарегиона остается неэффективной, и на ее подъем требуются большие инвестиции...

СК: Не просто большие, а колоссальные. Их объем затрудняются оценить авторитетнейшие международные консалтинговые структуры. К тому же высокие инвестиционные риски в России, особенно в промышленности, высокие темпы инфляции, волатильность курса рубля и другие факторы затрудняют приход долгосрочных инвестиций.

Определять перспективы привлечения внутренних и внешних инвестиций в дальневосточные проекты, на мой взгляд, следует с учетом общей ситуации в инвестиционной сфере. Сегодня активность компаний тормозится, в частности, потому, что предыдущий инвестиционный цикл оказался не очень удачным: российский бизнес вложил в экономику несколько триллионов рублей, но многие инвестиции из-за кризиса не окупились. Возможности заимствовать за рубежом сужаются, на российском же рынке нет дешевых длинных денег. В итоге проекты, ориентированные на нормальный инвестиционный цикл, имеют низкую доходность или вообще убыточны. Именно поэтому в экспертном сообществе стало преобладать мнение, что ключевую роль в аккумулировании инвестиционных потоков для мегарегиона могут сыграть Фонд развития Дальнего Востока и так называемые территории опережающего развития (ТОР) с льготным налоговым режимом по федеральным налогам. Эти планы в 2013 году не были поддержаны минфином и минэкономразвития. Но вот в проекте "Основных направлений налоговой политики на 2015-2017 годы", рассмотренных правительством в апреле этого года, льготы для ТОР сохранены практически в первоначальном варианте.

Сейчас также хорошее время для резкого роста китайских инвестиций в Россию. В КНР огромный запас долларов, и китайцы стремятся перевести их в реальные активы. Источниками инвестиций должны стать и рубли, аккумулированные на счетах специальных структур - Пенсионного фонда России, Агентства по страхованию вкладов, ФГКУ "Росвоенипотека" и т.д. Это примерно 4,2 трлн руб. Разместить деньги в акциях и долговых обязательствах российских эмитентов - вполне решаемая задача. Необходима точечная настройка существующей нормативной базы и системы инвестиционных деклараций управляющих компаний, работающих со средствами пенсионных отчислений. Мы получим мощный ресурс длинных денег.

РГ: Санкции сильно мешают приходу западных денег?

СК: Санкции Запада, конечно, влияют на зарубежных инвесторов, рассчитывавших вложиться в дальневосточные проекты. Но вообще-то санкции сегодня, когда все в мире так взаимосвязано, - уже не оружие односторонней заточки, они - помеха и нам, и их авторам. Бизнесмены это знают. Кажется, понемногу начинают осознавать это и политики. Полагаю, здравый смысл, реализм, пусть даже не сразу, расставят все по своим местам.

РГ: Понятно, что только на федеральные средства Дальний Восток не поднять...

СК: Самое грамотное решение для реализации инфраструктурных проектов - создание стройной системы государственно-частного партнерства (ГЧП). В мире сложилось множество различных форм ГЧП, выработаны ясные и понятные правила. У каждой из сторон есть возможность рассчитать свой эффект от участия в проекте: общественный - с одной стороны, и экономический, частный - с другой.

За 5 лет в России было заявлено о 325 инфраструктурных проектах, и 44% из них требуют средств частных инвесторов, в том числе путем ГЧП. Но бизнесу для участия пока не хватает мотивации. Частных инвесторов пугает неопределенность. Вот данные, которые приводились на Петербургском международном экономическом форуме в 2014 году: 68% опрошенных называют одним из основных препятствий недостаточные гарантии возврата инвестиций, 57% - неконкурентные условия выбора исполнителей проектов, 54% - отсутствие понятной стратегии развития инфраструктуры и, как следствие, понимания перспектив таких инвестиций. Развитию проектов мешает недостаточная прозрачность процесса принятия решений, считают 72% участников исследования.

Поэтому довольно значительная часть экспертов сегодня убеждена, что имеется единственная возможность осуществления масштабных инфраструктурных проектов - их государственное финансирование, особенно в условиях Дальнего Востока. Здесь есть дополнительные риски, трудно просчитываемые затраты, так как большинство проектов приходится начинать на необустроенных территориях, без транспортной и энергетической составляющей. Поэтому, говорят они, инфраструктурные проекты мегарегиона непривлекательны для частных инвесторов.

Но без ГЧП, если смотреть вперед, новые земли поднять будет намного труднее; сама жизнь заставит нас развивать государственно-частное партнерство. Необходима прежде всего более широкая трактовка самого вопроса, не следует ограничиваться только концессионными соглашениями. В идеале ГЧП, применительно к Дальнему Востоку, должно системно охватывать весь комплекс хозяйственной жизни мегарегиона, а не только отдельные проекты. Замечу, что "на местах" сама реальность уже подталкивает к этому. Вот, например, Сахалинская ТПП сконцентрировалась на работе по внедрению механизмов ГЧП - и в одном только Южно-Курильском районе по этой схеме стали работать 6 компаний-застройщиков. Они комплексно осваивают большие земельные участки, возводят энергоэффективные здания. А ТПП Республики Саха (Якутия) работает над применением принципов ГЧП при создании нового крупного промышленного района в Южной Якутии (он создается на базе объектов гидроэнергетики и обрабатывающей промышленности, ориентированных на глубокую переработку выявленных здесь запасов полезных ископаемых (природного газа, апатитов, угля, железных и урановых руд).

Экономика Финансы Инвестиции